Эхо неудобной войны: кто на самом деле управляет израилем?

Я принадлежу поколению детей "зимы 1973 года". Это кодовое, символическое название поколения израильтян, родившихся в канун и после Войны Судного дня.

Игра чисел (37 лет - 73 год) возвращает нас к теме войны, о которой израильское общество старается не вспоминать в своей повседневной жизни, прилагает максимум усилий, чтобы забыть эту тяжелейшую национальную травму.
Египтяне называют эту кампанию "Великой войной" и "Октябрьской победой". Мы называем ее между собой "неудобной войной". Эта война слишком значительна, она могла закончиться колоссальной катастрофой, и поэтому нам сложно отмахнуться от исторического анализа событий октября 1973 года. И все же она стала для нас "неудобной войной". Почему? В ходе этой войны мы узнали страшную правду о себе. Было много героического в этой войне. Но и уродливого было немало.
Во-первых, эта война показала, что власть генералов в армии и правительстве неэффективна и опасна. Со всех точек зрения – политической и национальной. Драматург Ханох Левин назвал это явление "царицей ванной комнаты". Это почти привело нас к катастрофе.
Во-вторых, мы поняли, что восприятие себя в качестве региональной державы лишено всяческих оснований. Израиль, как типичное государство, находящееся под покровительством более сильной страны, не мог бы победить в этой войне без военно-технической и политической поддержки со стороны американцев.
Израиль проиграл эту войну по всем фронтам. Он вел себя так, словно является сверхдержавой, не являясь таковой. Израильское руководство позволило себе оттягивать решение конфликта до тех пор, пока не завершилось противостояние с египтянами и палестинцами. За это мы были наказаны внезапной войной и огромными людскими потерями. Фактически Израиль был вынужден вести себя, как государство, находящееся под покровительством другой державы. Израильское руководство было вынуждено (на наше счастье) принять американские условия. Израиль начал считаться с американским диктатом именно с октября 1973 года. Начиная с линии прекращения огня в 73-м и заканчивая подписанием мирного договора с Египтом в сентябре 1979-го. Точно такое же соглашение можно было подписать с Египтом еще в 1971 году.
Очень скоро в ряды ЦАХАЛа начнут призываться внуки бойцов 1973 года. "Дети зимы 1973-го" выросли и готовятся отправить в армию своих детей. Что изменилось с тех пор? Какие современные концепции обороны имеют место в сегодняшней армии? К сожалению, очень мало изменилось со времени той войны. В ходу старая стратегия. Военная разведка пугает угрозами, к ней прислушивается военно-политическое руководство. Не было ни одной военной кампании и операции после 1973-го года, в которой Израиль не потерпел бы поражение.
Вот вам частичный список: идею мирного договора с Египтом армия требовала отклонить; в канун Первой Ливанской войны генералитет сумел убедить политическое руководство в том, что Израиль способен управлять Ливаном, превратив его в марионеточное государство; во время Второй Ливанской войны военная разведка в качестве оправдания за то, что не предвидела столь мощного ответа "Хизбаллы", заявила, что это не входило в ее "рабочие планы"; первую палестинскую интифаду никто не сумел предугадать; о второй интифаде нечего и говорить (кто бы мог подумать); победу ХАМАСа на выборах в автономии также никто не сумел предвидеть; захват ХАМАСом власти в Газе стал полным сюрпризом для наших политиков и военных. Этот список можно продолжать. Ну, и, разумеется, операция "Литой свинец", а также Гилад Шалит.
Израиль продолжает идти на поводу у военного истеблишмента, который не в состоянии управлять государством. Израиль продолжает вести так, словно он шестая держава-член Совета безопасности ООН, являясь, в лучшем случае, региональным игроком.



0 комментариев