Добро пожаловать в Газу, или что изменилось на границе Рафах

Палестинский офицер безопасности на пограничном пункте Рафах был нарочито вежлив. На нем надета черная униформа, он самоуверенно ходит из стороны в сторону, пока объясняет уставшим путешественникам, какие действия от них требуются для въезда назад в Газу. С другой стороны границы, в Египте, царит нервозность, страх и нетерпение.

«Ситуация изменится в лучшую сторону», - говорит палестинский инженер из Газы, который отучился в шведском городе к югу от Стокгольма и теперь там же работает. Он имел в виду, что улучшится ситуация на пограничном пункте – в плане отношений между Газой и Египтом. Без окончательного решения Египта открыть границу Газа продолжила бы задыхаться под израильской осадой. Однако жители Газы научились никогда не верить на слово политическим заявлениям, обещающим позитивные изменения.

Тем не менее, нынешний Египет принадлежит к совершенно другой политической категории по сравнению с Египтом под руководством Хосни Мубарака. Палестинцы, особенно те, кто оказался в ловушке за закрытыми границами Газы, прекрасно это понимают. И все же они не спешат делать выводы. «ИншаАллах», если Богу будет угодно, говорят они.

Ситуация на границе остается сложной. Пока пограничники собирают паспорта для проверки и спустя несколько часов возвращаются, чтобы зачитать вслух фамилии тех, кому разрешен въезд, вокруг них собирается огромная толпа. Дело доходит до криков и слез.

«Отойдите, или я не верну никакой паспорт», - презрительно выкрикивает крупный египетский офицер. Вены на его лице надуваются. Толпа рассеялась, но скоро вновь собралась. Офицер выглядит замученным, похоже, ему все это изрядно надоело. Путешественники, в свою очередь, унижены до крайности. А им просто надо добраться из одного пункта в другой и обратно.

Молодая женщина с искривленной спиной едва поспевает за своей матерью. На ее лице написана явная боль. «Идем, дочка», - торопит ее мать. - «Они могут закрыть ворота в любой момент». Девушка 20 с лишним лет остановилась, зажмурилась, как будто собирала в кулак все силы, оставшиеся в ее хрупком теле, чтобы пройти еще несколько шагов.

Ворота на египетской границе очень широкие, но их открыли не полностью – оставили небольшой просвет. Когда в четверг утром их открыли, сотни людей попытались одновременно прорваться туда. Огромные сумки летали над головами людей, дети в панике плакали, офицеры орали, а некоторые люди осмеливались с ними перекрикиваться. «Да откройте же ворота, большие ворота», - сказал кто-то. Седовласый маленький человек в безразмерном старом костюме покачал головой. «Это трагедия», - сказал он. Скоро ему тоже придется забыть о благовоспитанности и ломиться в толпе отчаявшихся людей.

Здесь на границе все нервничают, даже те, у кого нет для этого причин. Египетские офицеры ведут себя раздражительно, как будто их судьба здесь тоже решается. И те, и другие знают, что граница между Газой и Египтом переживает важнейшие изменения. Новый министр иностранных дел Набиль Эль-Араби уже пообещал порвать с прошлым и окончательно открыть границу между Египтом и Газой. Палестинцы надеются, что новый Египет искренен в своих побуждениях, но есть и опасения относительно того, что Египет, будучи политически уязвимым, может быть вынужден отступить от своих обещаний.

Но, похоже, египетский народ собирается держать свое правительство в тонусе. Палестина остается главной темой крупных протестов. Сотни египетских активистов были арестованы, многие были ранены во время ралли около израильского посольства в Каире, которое было даже закрыто на несколько дней.

Египетский призыв отправиться с шествием в Газу в честь годовщины палестинской Накбы в 1948 г. был сорван из-за того, что армия Египта оцепила большую часть горы Синай. Дорогу из Каира в Газу через пустыню Синай все еще усеивают танки. Хотя солдаты ведут себя довольно вежливо. Египетский водитель, который отвозил меня на Рафах поздно вечером, выглядел очень довольным, потому что теперь люди в униформе обращаются с ним уважительно. «Офицеры обращались с нами с таким неуважением», - говорит он с горечью. - «А теперь мы как братья». Водитель обменялся совершенно необязательным рукопожатием с солдатом в шлепанцах.

Однако радостное ощущение еще не достигло границ Газы. Надежду, которую жители Газы возлагают на изменения в Египте, можно понять только после хорошего исследования ситуации. Расстояние от Каира до Рафаха большое и труднопреодолимое. Превращение политической воли в реальную политику будет непростой задачей. И все же египетский народ продолжает давить на свое правительство, а палестинцы сохраняют надежду.

В конце концов, никому не пришлось возвращаться. Все попали в Газу. Мужчина в старом костюме продолжал курить и браниться. Девушка с искривленной спиной страдала от мучительной боли, но радовалась возвращению домой. Шведского инженера встретила целая толпа двоюродных братьев. В Рафахе меня пригласила на обед и чашечку арабского кофе уйма незнакомцев, большинство из которых звалось Мухаммадами. Все они выглядели счастливыми.

«Ну так что, Египет же изменился, да?» - спросил один из Мухаммадов с понимающей улыбкой. Все, похоже, согласились с этим, хотя и не знали, как эти изменения повлияют на Газу. Палестинцы в Газе выжили во многом благодаря 500 туннелям, соединявшим обнищавший осажденный сектор с Египтом.

«Рамзи Баруд», - выкрикнул пожилой офицер. «Добро пожаловать домой, сынок», - сказал он, протягивая мне мой паспорт. В тот момент не было для меня слов краше, чем эти.

После 17 лет беспрестанных попыток попасть в Газу, я, наконец, здесь.

Я в Газе. Я дома.

Перевела Зарина Саидова специально для Ансар.ру



2 комментариев


  1. Исмат
    (02.06.2011 12:53) #
    0

    Машааллах, теперь у этих людей появился хоть какой-то шанс.смогут получить медицинскую помощь, или на учебу выехать. дай Аллах силы этим людям, иншааллах их положение улучшится....

  2. Джамиль-Николай
    (02.06.2011 13:21) #
    0

    Да ,но плачь свободы не дал не кому ,а кто Борец тот добывает все.