Будущий лидер Ливии с «забибой» на лбу

Ливийская оппозиция получила поддержку международной коалиции и избежала расправы правительственных войск. Но на этом просьбы восставших не закончились. Сегодня французский президент Николя Саркози примет в Париже представителей оппозиционного Национального совета Ливии. А вчера ливийская оппозиция там же в Париже впервые провела переговоры с госсекретарем США Хиллари Клинтон. Встреча состоялась поздно вечером в одном из дорогих отелей. В ней участвовали специализирующиеся по Ливии американские дипломаты.

Никаких официальных сообщений не последовало. Не делал пока заявлений и глава ливийской делегации, член Национального совета Махмуд Джибриль. Судя по утечкам в прессу, оппозиционеры настаивают на свержении ливийского лидера Муаммара Каддафи. С другой стороны, они не хотят иностранной оккупации. И еще они опасаются слишком тесно связывать свою политическую судьбу с иностранным военным вторжением. Наверное, поэтому переговоры во французской столице идут долго и таинственно. Многие в международном сообществе полагают, что военная операция на севере Африки не должна выйти за рамки заявленных целей, главной из которой было прекращение гражданской войны в Ливии. А эта задача уже выполнена.

Оппозиция попала в сложное положение. Не каждому захочется придти к власти на иностранных штыках. Да и в рядах повстанцев немало радикальных исламистов, а они с большим недоверием относятся к Западу и постояно критикуют Америку за войны в Ираке и Афганистане. Но кто же стоит во главе этих разрозненных и плохо вооруженных группировок бунтовщиков? Некое подобие их армии, например, возглавляет бывший министр внутренних дел Абдель-Фаттах Юнис аль-Абиди. В руководстве оппозиции немало людей, покинувших лагерь Муаммара Каддафи, когда он стал терять власть.

Национальный совет Ливии был сформирован в феврале этого года вскоре после того, как полиция попыталась подавить силой восстание в городе Бенгази на востоке государства. Кстати сказать, Муаммар Каддафи поначалу хотел договориться с недовольными по-хорошему. Он даже пошел на выполнение одного из их требований, дав распоряжение освободить из тюрьмы правозащитника, попавшего туда за защиту политических заключенных из числа исламистов. Но восставших, вдохновленных примером соседей в Египте и Тунисе, уже было не остановить.

На усмирение бунтовщиков из Триполи в Бенгази был направлен министр юстиции Мустафа Абдель Джалиль. Этот 58-летний юрист родом из города Эль-Бейда (находится недалеко от Бенгази на северо-востоке страны) быстро нашел общий язык с повстанцами. Настолько, что после разгона полицией демонстрантов тут же перешел на их сторону. Он подал в отставку 20 февраля, то есть через пять дней после начала протестов. В Триполи из Бенгази посланец ливийского лидера больше уже не вернулся. Вместо этого он объявил: «Наш выбор – это свобода и развитие или рабство под Каддафи». Свое решение остаться вместе с восставшими он объяснил так: «Иное не соответствовало моим принципам». Это он сформировал Национальный совет и возглавил его.

Но никто кроме самого Муаммара Каддафи и его ближайшего окружения не обвинил министра в бесчестности или предательстве. Потому что этот человек был всегда чужеродным элементом в ливийском правительстве, официально именуемым Высшим народным комитетом. Мустафа Абдель Джалиль занял пост министра в 2007 году, когда ливийский полковник пообещал провести реформы и демонстрировал миру свою либеральность. Говорят, свою роль сыграла также протекция одного из крупных чиновников, приходившегося дальним родственником известному юристу.

Он снискал уважение тем, что брался за самые трудные и политически опасные дела. Были случаи, когда он не давал упрятать человека за решетку или добивался потом денежных компенсаций для тех, кто уже отсидел, доказав их невиновность. Собственно, таких случаев было немного, но люди в Ливии побаивались своего руководителя, а потому деятельность скромного адвоката выглядела очень смелой.

Он и сейчас пошел на рискованный шаг, ведь правительство назначило за его голову цену в почти полмиллиона долларов. Около двухсот тысяч долларов, как объявили власти, полагалось тому, кто выдаст местонахождение бывшего министра. Но он особо и не прятался, а изредка даже выходил к журналистам в галстуке и в потертом сером костюме. На голове - традиционная шерстяная шапочка бордового цвета, похожая на турецкую феску. Небольшая жиденькая бородка. На лбу мозолистый синяк, у мусульман это называется «забиба» - ее набивают некоторые мусульмане в усердных молениях, соприкасаясь о молельный коврик.

Выглядит лидер ливийской оппозиции как обычный интеллигент, представитель среднего класса, явно не просто верующий, но строго выполняющий все предписания, в частности, по пять раз в день совершающий молитвы, отсюда и «забиба» на лбу. Но не столько его внешний вид, сколько его адвокатская клиентура, состоящая в основном из членов мусульманских организаций, позволяет делать вывод о том, что он близок к политическим объединениям исламского толка.

В то же время Мустафа Абдель Джалиль всем своим поведением и выступлениями подчеркивает, что придерживается умеренных взглядов. Он любит поэзию и футбол, никогда не призывал к кровавым расправам с врагами, а тому же Муаммару Каддафи и его семье предложил в разгар конфликта в течение трех суток покинуть страну. Правда, это было заявление немного в стиле восточной хитрости, так как, хорошо зная упрямый характер полковника, юрист вряд ли ожидал такого на самом деле. Да и западные страны на тот момент уже грозили лидеру страны международным судом, так что из Ливии ехать было уже некуда и незачем.

Примечательно также, что юрист заранее объявил, что племя «каддафи», из которого происходит правивший страной 42 года полковник, не должно нести ответственность за его деяния. В стране с традиционным укладом, где проживает более 140 племен, это важный призыв к тому, чтобы не было кровной мести и междоусобицы.

Принципы и убеждения главного ливийского оппозиционера таковы, что он вряд ли будет готов взять на себя роль афганского Хамида Карзая, то есть послушного ставленника Запада. Его популярность и опора на ислам, а это единственное что объединяет сегодня жителей Ливии, могут пригодиться в ближайшем будущем. Но та ли эта фигура, что устроит западных покровителей? «Будущее Ливии будут определять Аллах и народ», - говорит сегодня Мустафа Абдель Джалиль. И никак нельзя обвинить в идеализме человека, который одним из первых заговорил о возможности, казалось бы, невозможного: о скором свержении своего авторитарного руководителя.

Елена Супонина - востоковед, политический обозреватель, специально для «Политком.ру»



0 комментариев