Адаптация или отчуждение? Формирование гражданской идентичности российских мусульман

Процесс формирования гражданской идентичности российских мусульман является одним из самых важных в государственно-конфессиональных отношениях на современном этапе. Вместе с тем, очевидно наличие в этой связи ряда сложно решаемых задач и даже целых проблемных зон. Поиск адекватного решения – вопрос национальной безопасности.

Может быть, важнейший парадокс отечественной истории заключается в том, что Ислам, внеся огромнейший вклад в формирование и развитие российской государственности, цивилизации остается малопонятой в нашей стране религией и социо-культурным феноменом. Но «исламский вопрос» в России, в конце концов, должен найти свое позитивное решение. Это проблема самых основ государства и общества.

Мусульманское наследие можно встретить в той же исторической, да и не только, части Москвы чуть ли не на каждом углу; Ислам – это неотъемлемая часть российской идентичности, без него это уже совсем другая страна. Но значительная часть общества и даже элиты в силу стереотипов и откровенных предрассудков, в том числе бытовой исламофобии, зачастую просто отказывается даже обсуждать эту тему, предпочитая мифы реальным историческим фактам и создание удобных «традиционных» партнеров для имитации государственной работы.

«Традиционный ислам»

Пора иметь дело с реальным Исламом, таким, какой он есть. Это следующий шаг по тому пути, который был заложен еще в екатерининские времена, когда Ислам в нашей стране добился статуса «терпимой религии».

Следующий же исторический, без пафоса и иронии, шаг по адаптации Ислама в условиях нашего государства состоялся только через 250 лет со вступлением в Организацию Исламская конференция и объявлением в 2003 году Владимиром Путиным России «и мусульманской страной» и «частью исламского мира». Впоследствии эти тезисы подтвердил Дмитрий Медведев. Будет ли успешен шаг Путина-Медведева в полной мере – еще далеко не факт. Как минимум, следует отказаться от имитационных идеологем, вроде «традиционного ислама». Это очень простое, но, к сожалению, очень трудно дающееся решение.

Очевидно, что концепт «традиционного ислама», предлагаемый некоторыми экспертами и стоящими за ними политическими силами, - не выход. Прийти к решению проблем с поиском места мусульманского фактора в структуре современной российской государственности можно только одним путем – надо прекратить создавать самим себе партнера, может быть удобного во всех отношениях, но, к сожалению, не менее от того виртуального. В результате мы имеем сегодня не диалог государства, общества и Ислама, не реальную пользу, а имитацию.

Модель культуры и практики Ислама в той или иной стране и обществе – явление динамическое, они могут и постоянно меняются, развиваются, преломляются к разным условиям. Это нормально. При этом принципиальные вещи – вероучение и базовые нормы – остаются неизменными. Говорить о каком-то «традиционном исламе», когда законсервирована определенная культурно-бытовая модель, сложившаяся в конкретных обстоятельствах прошлого (в нашем случае – познесоветская эпоха), или же когда искусственно конструируется («подтягивается за уши») в угоду чьих-то интересов какая-то мифическая модель, оторванная от реалий и потребностей мусульман, - бесперспективно.

Бесконечно обманывать самих себя не получится. Все равно рано или поздно от концептов вроде «традиционного ислама» придется отказаться. Задача религиозных лидеров при содействии властей и общества сегодня в России – это эффективный менеджмент в сфере развивающейся снизу под воздействием множества различных факторов мусульманской жизни. А конструирование и продавливание в угоду тем или иным силам и чиновникам идентичности не естественно формирующейся, а во многом мифологизированной, - вредно, более того, опасно.

«Налицо тенденция к возрастанию роли Ислама в российской общественной жизни, что может привести к кризису российской идентичности и её трансформации» (См.: Мухетдинов Д.В. Российское мусульманство: призыв к осмыслению и контекстуализации. - М, 2015). С этим тезисом заместителя председателя Духовного управления мусульман РФ Дамира Мухетдинова надо согласиться. Вызывает тревогу другое. Сегодня недостаточно внимания уделяется серьезному концептуальному анализу генезиса и вызовов исламского пробуждения, мусульманской миграции и демографии. А это вопрос, который становится одним из важнейших для будущего всего государства.

Если сегодня срочно не создать эффективных институтов и инструментов плавной адаптации Ислама и мусульманского сообщества к условиям современной российской государственности, с учетом интересов всех сторон; если не сформировать новой работающей, отвечающей требованиям дня, парадигмы государственно-исламских отношений, то в пробуждающейся исламской среде и в среде мигрантов появится (точнее, оно уже появляется) такое «молодое и незнакомое племя» лидеров и социально активных элементов, гражданская идентичность которых будет вызывать большие вопросы. Надо понимать, что происходит, дабы вдруг не оказаться лицом к лицу с масштабным кризисом.

Проблема радикализации и ответ государства

Тут нет необходимости отдельно выделять проблему экстремизма в российской мусульманской среде. Надо понимать, что это лишь – побочный эффект исламского пробуждения, точнее – недостаточной эффективности системы государственно-исламских отношений, сложностей адаптации Ислама в современной России, затягивания комплексного решения «исламского вопроса» и «политики сдерживания», которые служат благоприятной почвой для радикальных настроений и позволяют экстремистам спекулировать на существующих сложностях.

Проблема радикализма в исламской среде, несмотря на многочисленные заявления и мероприятия, направленные на ее решение за последние годы, конечно, остается актуальной. Деструктивные тенденции есть почти в любой среде – от православной до либеральной – и мусульманское сообщество здесь не исключение. Однако во многом эта тема сознательно преувеличивается и используется различными политическими кругами в корыстных целях. Ее масштаб раздувается до гротесковых форм, что серьезно вредит профилактике и устранению проблемы.

Какими же могли бы быть наиболее адекватные шаги в современной ситуации со стороны Российского государства? Надо отказаться от того, что условно можно назвать «борьба с исламским экстремизмом» в пользу стратегии решения того, что я называю «исламским вопросом». Первое – это сиюминутная политтехнология, в топку которой, к сожалению, периодически попадают реальные люди и получают вполне реальные, а не политтехнологические сроки. Второе – подлинная государственная работа.

Стратегическая государственная задача сегодня заключается в том, чтобы создать механизмы введения мусульманской социальной энергии в созидательное для общества и страны русло. Этот процесс должен носить обоюдный характер - обе стороны диалога должны двигаться навстречу друг другу и слышать друг друга. Но главное – это общий дискурс, на котором могут сойтись все участники процесса.

Российские мусульмане готовы занять активную общественную позицию, и принять участие в конструировании облика российской цивилизации XXI века. Но с учетом демографических тенденций, это автоматически означает включение Ислама в поле легитимного дискурса.

Российское мусульманство

К сожалению, на протяжении столетий российские мусульмане не играли существенной роли в формировании идеологической повестки дня в России. До 1917 г. господствовало православное понимание социальных отношений и православная идентичность. Затем началось господство советской идентичности, которая на первых порах мыслилась интернационально, но с годами все сильнее начинала походить на дореволюционную модель. С 90-х гг. XX в. мы наблюдаем в России кризис идентичности, что подчеркивал и Путин на Валдайском выступлении 2013 г. При формировании новой идентичности обращаются к наследию прошлого, прежде всего к русским философам, но при этом совершенно не учитывается, что русские философы творили в другую эпоху. «Русская идея» Достоевского, Ильина или Бердяева — это прекрасные образцы историософской мысли, но они высказаны для дня прошлого, а не для дня сегодняшнего. Безусловно, требуется обращаться к наследию отечественных мыслителей, особенно дореволюционной эпохи, но при конструировании российской идентичности также нужно исходить из современных реалий. В. В. Путин справедливо отметил: «Необходимо историческое творчество, синтез лучшего национального опыта и идеи, осмысление наших культурных, духовных, политических традиций с разных точек зрения с пониманием, что это не застывшее нечто, данное навсегда, а это живой организм. Только тогда наша идентичность будет основана на прочном фундаменте, будет обращена в будущее, а не в прошлое». (См.: Мухетдинов Д.В. Российское мусульманство: призыв к осмыслению и контекстуализации. - М, 2015).

Концепт «российского мусульманства», который предлагает Д. Мухетдинов, — это один из ответов на вопрос о том, как в современных условиях исламское сообщество может самоопределиться и сформировать свою идентичность, не утратив базовых особенностей. В то же время эта модель, приемлемая для государства, т.к. предполагает активную роль при государственной лояльности и позитивном вкладе в развитие всего общества.

С другой стороны, ключевым фактором успеха на данном пути остается модернизация исламских религиозных институтов. Под периодом чисто религиозно-духовного возрождения Ислама в России можно поставить черту. За последние 15-20 лет в России худо-бедно, но сформировалась система духовно-религиозного просвещения: восстановлены старые и открыты новые мечети, при многих из них действуют медресе, совершаются намазы, читается Коран, собираются праздники, мавлиды и маджлисы, есть исламские университеты, нет острой нужды в специальных кладбищах, проводятся никяхи и проч. Проблемы научиться совершать намаз и узнать то, что нарушает пост, как это было еще лет 8-10 назад, сегодня нет. Да, все это развивается не без проблем, часто больших, но тем не менее, кое-какие положительные выводы делать уже можно.

Сегодня российское мусульманское сообщество стоит на пороге второго этапа в своем развитии. Пора переходить от чисто духовно-религиозной деятельности к гражданской активности и просвещению. В итоге это сообщество должно стать здоровым элементом российской политической нации и гражданского общества с устойчивой лояльностью и идентичностью. На новом этапе российские мусульмане должны решить ряд задач, без чего все вышеприведенные перспективы останутся призрачными.

Сейчас мы наблюдаем рождение из сырой и разрозненной массы верующих уммы - единого сообщества, связанного различными институтами жизнедеятельности (религиозными, образовательными, правовыми, политическими, медицинскими, экономическими и т.п.). Проблема только в том, насколько это затянется и закончится ли успехом. Без обретения мусульманами настоящей субъектности развития Ислам не получит, гражданская идентичность российских мусульман, вписанная в ткань современной государственности, не сформируется.

Между тем, не только духовные управления мусульман, но и вообще практически все институты мусульман России не отвечают запросам времени. 20 лет религиозной свободы дали возможность сосредоточиться и заложить основы возрождения. Сегодня требуются новые подходы, которые диктуют задачи обновления и развития в XXI в.

В мусульманских общинах должна бурлить не только сугубо духовно-религиозная жизнь. Они должны быть эффективными, полезными, активными элементами всего российского общества. Они должны быть сильными, практичными, крепкими, современными, динамичными. А этому надо учиться. На всех уровнях российской умме следует глубоко уяснить то, как в условиях отечественной социально-политической системы и законодательства вести легальную качественную исламскую работу, как развивать свою исламскую созидательную активность, как вести «гражданский джихад».

Все юридические механизмы присутствуют. Надо пользоваться теми возможностями, которые предоставлены. Российское законодательство, несмотря на все закручивания гаек, позволяет вести большую работу.

Без гражданского просвещения не будет активного участия российских мусульман в жизни гражданского общества. А без мусульман, ключевого меньшинства нашего государства, в России никогда не будет построено демократическое, социальное, правовое государство, т.е. не будут обеспечены конституционные гарантии. Значит гражданское просвещение российской уммы – это, в том числе, и общегосударственная необходимость.

Мусульманские организации должны развивать диалог с мусульманской, и не только, интеллигенцией, активнее привлекать к работе молодежь и активистов, задействовать свои ресурсы в области социального служения, общественной и научной деятельности, культуры и просвещения. Для улучшения качества работы мусульманских структур необходимо вести гражданское просвещение – осваивать соответствующие навыки и технологии, готовить квалифицированные кадры, способные, опираясь на российское законодательство и мусульманские моральные нормы, грамотно и эффективно налаживать работу на благо всего общества. Созидательный джихад, усердие на благо уммы в этом направлении – главная задача сегодня.

Созидательное усердие, усилия и самоотдача сегодня должны быть направлены на формирование современной, образованной, высококультурной российской общины мусульман, способной нести ответственность и приносить пользу окружающим и своей Родине, и являть собой пример нравственности и успеха в решении проблем, которые разъедают страну.

Миграция и российская умма

Да, количество мусульман растет, в том числе за счет миграции и демографических тенденций, а социальных и организационных технологий, как это количество переводить в качество, нет. Духовные управления не всегда справляются с внутренними проблемами. А через 15-20 лет половину или даже больше мусульман России будут составлять мигранты, то есть наваливается еще более крупный блок сложностей, чем все предыдущие. Это вызов для них и государственно-исламских отношений.

В исламской среде России распространено мнение, что миграцию надо обязательно поддерживать, т. к. в стране в результате нее становится больше мусульман. Между тем к данной позиции есть масса замечаний. Во-первых, количество – далеко еще не качество. Во-вторых, российская умма переживает болезни роста. Она разобщена, не сформированы базовые институты, грамотность и сознательность низки, собственное оригинальное мировоззрение и прочная идентичность только появляется. А речь идет о проблеме, с которой с трудом справляется государство в целом. Это значительно усложняет процесс становления Ислама в России. Миграционный фактор уже дает о себе знать во многих общинах, причем зачастую не самым лучшим образом. В-третьих. В конце концов, в Исламе нет принципа «он с нашего двора». Согласно Корану, надо поддерживать кого-либо или что-либо исходя из принципа справедливости, а не из каких-то личных или корпоративных интересов, защищая кого-то только потому, что он называется мусульманином, но ведет себя непотребно. В-четвертых, надо понимать, что окружающие уже судят об Исламе по мигрантам. Складывается стереотип, что это религия «приезжих» со всеми проблемами неграмотности, неустроенности, нищеты, криминала и проч. Не надо даже объяснять, что это мешает религиозному просвещению и исправлению ложных представлений об Исламе, порождает исламофобию.

Как минимум, это значит, что столь разным группам российских мусульман надо объединиться и сформировать эффективные институты работы на благо не только своей общины (в том числе по интеграции приезжающих), но и всех россиян, вне зависимости от их религиозных убеждений. Требуется увидеть стратегическое единство российских мусульман, вывести их цивилизационное единство на межцивилизационный уровень, вписать в более общий глобальный контекст.

Что касается государственной миграционной политики и ее «мусульманской» составляющей, то тут надо заметить, что концептуально Ислам может рассматриваться не как осложняющий миграцию момент (угроза терроризма и и экстремизма из Средней Азии и Кавказа), а, наоборот, как фактор, смягчающий адаптацию, способствующий нормальной интеграции и помогающий снимать многие даже бытовые проблемы.

Укрепление подлинно исламских настроений среди приезжающих, для чего необходимо задействовать действительно авторитетных мусульманских лидеров и организации, может способствовать стабилизации и интеграции мигрантов (без опасения ассимиляции с их стороны). Последние сами также должны активно включиться в этот процесс и предложить властям свою идейную и практическую помощь.

«Исламская компонента» при правильном применении может значительно способствовать адаптации и социализации иммигрантов из мусульманских стран. Но, безусловно, дело не должно ограничиваться только этим. Прежде всего необходима целостная концепция миграционной политики с набором социально-экономических и законодательных мер.

Богословие и культура

Обсуждая все вышесказанное, важно понимать, что сколько бы ни говорили и ни писали «светские» исламские мыслители с их в большей степени рациональными доводами, окончательное воздействие на массы верующих имеет слово улема (богослова). Поэтому без глубокого и детального шариатского обоснования возможности адаптации Ислама в современном российском государстве мусульмане будут постоянно наступать на одни и те же грабли в виде мешающих нормальному развитию доводов тех, кто не видит у Ислама будущего в России (экстремисты, изоляционисты).

Столь разные народы, группы, деятели могут сойтись только на платформе российской общемусульманской культуры, общего исторического наследия и общего видения будущего, которое вытекает из общности их религиозного происхождения. Больше их - например, Северный Кавказ, Урало-Поволжье, Крым и выходцев из Средней Азии и Закавказья - по большому счету ничего не связывает. Наличие какого-то центра, выражающего согласованную мусульманскую позицию России, безусловно, необходимо. Он должен консолидировать духовенство, интеллигенцию, бизнес, деятелей культуры, науки , спорта и искусства и т.д. Это значительно облегчит процесс формирования в мусульманской общине устойчивой лояльности и гражданской идентичности.

Усилий мусульманских религиозных и общественных организаций пока крайне мало. Духовные управления занимаются, в основном, хозяйственно-административными вопросами, а общественность мало заметна и эффективна.

Срочно должны заработать нормальные механизмы канализации лавы социальной энергии мусульманской молодежи в конструктивное русло. Отсутствие этого - один из основных факторов радикализации. К сожалению, активная мусульманская молодежь сегодня практически никак не задействована в проектах, которые в равной степени приветствовались бы с точки зрения Шариата, общества и государства. И это при том, что достоверной информации об Исламе, качественной литературы и исламских образовательных учреждений пока также крайне не хватает.

Начиная практиковать Ислам, значительное число верующих стремиться найти себе применение в широкой общественно-религиозной деятельности. Социальная активность – отличительная особенность вероубеждения мусульман. Однако пока предложений для самореализации верующих в рамках конструктивной общественно полезной работы не очень-то много. Так, в результате пустых многочасовых бесед в полных веры и желания «чего-то делать» на благо Ислама молодых сердцах рождаются различные бредовые идеи, как шутливо выразился один журналист, вроде строительства мечети в Гондурасе или халифата на Огненной земле. Здесь же почва для экстремизма. Радикальные идеи находят отклик, особенно в неблагополучных и нестабильных регионах, зачастую, что называется, от безделья.

С другой стороны, при наличии необходимой информации и механизмов эти же ребята в 90 % случаев могли бы быть благополучно задействованы в социально полезной работе – от восстановления разрушенных мечетей до помощи ветеранам-единоверцам. Об успешности этого пути говорит мировой опыт работы с мусульманскими общинами.

Центрами по координации деятельности мусульманского актива могли бы стать мечети. Это их прямое назначение. Ведь мечеть в Исламе – это не только место для совершения намаза, но и центр общественной, религиозной и интеллектуальной жизни. Вывести актив «из тени», собрать его вокруг конструктивной исламской работы на базе мечетей, духовенству должны помочь общественные организации мусульман.

Решать эту проблемы необходимо комплексно, в контексте развития всего государства. Мусульмане тоже часть российской цивилизации во всей ее диалектической противоречивости, и в этом основа для выстраивания прочной идентичности.

«Борьба с экстремизмом» и комплекс «младшего брата»

С другой стороны, если все выше оговоренное будет осуществлено, но продолжаться запреты мусульманской литературы и абсурдные процессы над исламскими активистами, то радикалы никуда не денутся. Такая практика должна быть прекращена, а практика и теория борьбы с экстремизмом, включая ряд законодательных положений, пересмотрены.

О неадекватности реальному положению практики отдельных сотрудников органов правопорядка и издержкам борьбы с экстремизмом, которые необходимо изживать, говорил Президент В.В.Путин в своей речи в Уфе в 2013 году с муфтиями, призвав к привлечению мусульманских организаций к работе: «Необходимо также создавать религиозно-правовые общественные институты, способные дать компетентную оценку того или иного текста. Эти структуры должны быть открыты и для исламских духовных лидеров и для экспертов в вопросах права, лингвистики….».

В противном случае, помимо радикальных настроений, будет расти отчуждение мусульман от собственного государства, «внутренняя» и реальная эмиграция.

Для выстраивания прочных и здоровых отношений с государством и окружающим обществом мусульмане должны изжить психологию гетто и комплекс «младшего брата», нацмена и мигранта. Мусульмане считают, что Ислам адресован всем людям. Это, конечно, предполагает религиозную проповедь. Но, прежде всего, должно означать, что его последователи призваны вносить свой вклад в общее дело, улучшать жизнь, помогать решать проблемы всех сограждан. Ислам не должен пониматься как специфическая идеологическая надстройка над базисом – этноконфессиональными, имущественными, корпоративными интересами.

С другой стороны, необходимо признание со стороны государства и всего общества той роли Ислама и мусульман в нашей стране, которая в полной мере соответствует их вкладу в строительство общего дома. Сюда же следует отнести отказ от исламофобии и создание механизмов включения потенциала российских мусульман в решение основных проблем государства, твердое соблюдение конституционных принципов национально-этнического равноправия и федерализма.

Иначе любое развитие натолкнется на проблему идентичности России, на неизлеченные болезни многомиллионного, постоянно увеличивающегося сообщества страны. Для решения «исламского вопроса» требуется четкая государственная стратегия. Одними приглашениями муфтиев и выделением средств на мечети тут не обойтись. Слишком глубоки раны и трещины. Проблемы копились, загонялись внутрь и замалчивались даже не десятки, а сотни лет.

Другими словами, развитие упирается в проблему исторического окончательного примирения «российского» и «исламского». Ни мусульманин в России не должен чувствовать себя чуждым, ни Россия не должна ощущать отторжения от Ислама и мусульман. Стихийно этот процесс идет, но, безусловно, особенно у нас этот вопрос и дальше будет оставаться подвешенным в воздухе без легитимизирующего участия государства и оздоровления всего общества.

В этой связи один из лидеров российского мусульманского сообщества резонно отмечает: «Я думаю, намечается кризис российской идентичности или, по крайней мере, ее эволюционная трансформация. Было бы большой ошибкой игнорировать существующие тенденции и пытаться загнать Ислам на периферию, стимулируя шовинизм и исламофобию. Более адекватной представляется попытка скорректировать политику и общественное мнение в соответствии с имеющимися тенденциями, способствуя, тем самым, эволюционному и менее болезненному изменению социальной действительности. Иначе говоря, необходимо пробуждать те потенции, которые имеются внутри российской идентичности; тогда «новая» идентичность может оказаться вовсе не «новой», а просто старой идентичностью с иначе расставленными акцентами и небольшим внутренним этноконфессиональным смещением. В России такой безболезненный процесс стимулировать гораздо проще, чем в Европе, где так же часто в последнее время говорят о кризисе идентичности. Это связано с тем, что российский мультикультурализм является естественным и имеющим долгую историю. Мне представляется, что без тщательного осмысления феномена российского мусульманства все эти процессы будут пущены на самотек, что грозит прискорбными последствиями для нашего общества» (См.: Мухетдинов Д.В. Российское мусульманство: призыв к осмыслению и контекстуализации. - М, 2015).

Исторический шаг

Необходимо идти к окончательному историческому примирению российского и исламского. Итогом его и будет закрепление устойчивой лояльности и идентичности мусульман РФ. Формирование уммы, исламское пробуждение в России – процесс необратимый. Это долгосрочное явление, к тому же подстегиваемое глобальным исламским возрождением, которое мы сейчас наблюдаем на Большом Ближнем Востоке. Российское государство жизненно заинтересованно в выстраивании модели эффективного и конструктивного функционирования Ислама в его рамках.

Да, Владимир Путин стал первым российским правителем за всю историю нашей государственности, кто официально на самом высшем уровне признал, что Россия – «и мусульманская страна». До него этого не делали ни цари, ни императоры, ни генсеки. Зимой 2012 г. в ходе своего телевизионного общения с гражданами страны он вновь подчеркнул, что «Ислам всегда был одной из основ российской государственности. И государственная власть в России, конечно, всегда будет поддерживать наш традиционный ислам». Таким образом президент наметил второй исторический шаг в адаптации Ислама к политическим и общественным условиям нашего государства. Первый был сделан еще в екатерининские времена, 250 лет назад. Тогда в нашей стране Ислам добился статуса «терпимой религии» (окончательно дискриминация была ликвидирована только в ходе революций 1905 и 1917 годов, чтобы в советские годы вновь вернутся). До этого государство декларировало цель ассимиляции мусульман.

Но успешное завершение этого процесса возможно при активном и доверительном сотрудничестве мусульманской общины в лице его передовой и прогрессивной части, имеющей поддержку в массах верующих и понимающих перспективы и характер развития российского государства на современном этапе. В противном случае в многомиллионной среде, затронутой Исламом как религией и культурным феноменом, возрастает угроза отчуждения и питающиеся из нее радикальные настроения, в том числе экстремизм.

Абдулла Ринат Мухаметов, к. полит. наук (Москва)



5 комментариев


  1. (14.05.2015 22:05) #
    -1

    Надеюсь, автор статьи прочтёт и немлет.
    Ринат, когда Вы защищаете "диссертацию", то Вас слушают и одобряют Вами изречённое, такие же по сути , как Вы, те кто готовы сами лить воду, и глотать "водицу" других.
    А на Ансаре собрались образованные культурные люди, часть которых согласно с утверждением, "Краткость- сестра таланта".
    Специально для них, озвучьте 5 тезисов из ваших упражнений в жонглировании понятиями и словами, пожалуйста.
    Вы же талантливый человек!
    Или пардон, я ошибся?

  2. (18.05.2015 08:51) #
    2

    Прекрасная, можно сказать, программная статья. Такая статья не может быть маленькой по объему.А обсуждение должно было превысить в десятки раз ее собственный объем. Вместо этого...только один "умник"-монотеист непонятного происхождения позволил себе хамский выпад в адрес автора. И все. Даже выражение "адаптация Ислама", которое вызывала множество протестных откликов в связи с не совсем правильной его интерпретацией, на этот раз осталось без замечания.

    Наша реакция на изложенные проблемы - это ведь тоже весьма симптоматичный показатель. Понятно, что начались весенне-полевые, огородные работы, полстраны на подножном корму и времени особо нет даже заглянуть в Ансар. Пусть статья еще повесит на первой странице. Думаю, реакция изменится.

    • (18.05.2015 09:10) #
      1

      Салам алейкум, брат! Ты прав, на выходных действительно просто некогда заглядывать сюда. В пятницу начал было читать, но как-то отвлёкся и не получилось ответить этому странным образом прижившемуся здесь чуду отечественного троллинга. Сейчас почитаю и выскажусь.

  3. (18.05.2015 10:44) #
    1

    Бегло, но прочитал. Очень хорошие впечатления. Спасибо автору за то, что не поленился. Понравилось практически всё. Правда некоторые тезисы (а статья именно тезисная, не программная, но, иншааллах, предваряющая программу действий по её реализации. Тезисы совершенно верно обращены не только к духовным лидерам, но и к каждой частице, как верно отмечено автором, СКЛАДЫВАЮЩЕЙСЯ мусульманской уммы.
    Особенно понравилась объективность оценки нынешнего состояния "государственно-исламских" отношений и их критика. Например, вот это: "... надо прекратить создавать самим себе партнера, может быть удобного во всех отношениях, но, к сожалению, не менее от того виртуального. В результате мы имеем сегодня не диалог государства, общества и Ислама, не реальную пользу, а имитацию..." Правильно, ислам не может быть традиционным или экстремистским. Каким бы для кого бы то ни было он ни представлялся, "... пора иметь дело с реальным Исламом, таким, какой он есть..." И как бы автору не хотелось критиковать Путина, но критиковать придётся. Так как этот термин на столь высоком уровне произнёс он, и лишь благодаря этому "иметь дело с реальным Исламом" слуги государевы будут с крайней неохотой. Резко отказаться от этого будет также нелегко, поскольку высказывание имело место не так давно.
    «Налицо тенденция к возрастанию роли Ислама в российской общественной жизни, что может привести к кризису российской идентичности и её трансформации» - честно говоря, для меня это нечто новое и довольно смелое (именно предположение об угрозе российской идентичности). Рост роли ислама в российском обществе действительно может изменить российскую (и даже - русскую\. что для большинства населения страны пока одно и то же) идентичность. Но зачем в этом видеть "угрозу", я не понимаю. В этой части, уверен, и Мухеддинову, и Мухамметову нужно менять терминологию.
    И уж вовсе не согласен с утверждением о том, что "... под периодом чисто религиозно-духовного возрождения Ислама в России можно поставить черту..."
    Никак нет, уважаемый Ринат, духовное возрождение как раз таки актуально. И эту актуальность нельзя снижать ни в коем случае, поскольку рост социальной, политической, экономической и иной активности мусульман в отрыве от духовной активности - реальный путь к отходу от ислама, от истинного пути, на который указал нам Всевышний. Ислам, прежде всего, притягателен для всех именно тем, что требует у каждого мусульманина стремления к духовному совершенству. В ином случае, при ином подходе ислам, как религия, теряет свою "идентичность", то есть отличие от иных религий, которые не способны точно также влиться в реальную жизнь во всех его сферах всего общества. Именно так и только так ислам доказывает, что он - не вера для веры, а принципиальная основа всей жизни мусульманского общества.

    • (18.05.2015 10:50) #
      1

      Поторопился с последним абзацем, поскольку не обратил внимание на слово "чисто" в цитате из текста. Ринат, весь абзац с содержащимся в нём упрёком беру обратно. Действительно, давно пора отказаться от "чисто религиозно-духовного возрождения". Реальные шаги к этому также сделаны. Их нужно просто наращивать в том числе в диалоге с государством, гражданским обществом, отдельными лицами и международными институтами.