Немка-мусульманка выступила против фанатизма

Нариман Рейнке – 36-летняя дочь иммигрантов из Марокко. Она немка, мусульманка, служит солдатом в Бундесвере – немецкой армии.
Теперь она стала еще и общественным деятелем, выступив против тех разговоров, которые считает в какой-то степени вредоносными.

Они подогреваются всеобщими опасениями по поводу размещения на территории Германии сотен тысяч сирийских беженцев и других мигрантов, прибывших в прошлом году. Мигранты и мужчины из арабских и североафриканских стран причастны к мрачной волне нападений и сексуальных домогательств в Кельне в канун Нового года. Ответом стала резко выраженная реакция в Германии и по всей Европе.

Рейке опубликовала пост в Фейсбуке, который нашел масштабный отклик. Он начинается словами “Я немка и мусульманка”, дальше в нем осуждаются как преступные действия, осуществленные горсткой мигрантов, так и порыв сделать козлами отпущения всех беженцев и ищущих пристанище.

“Мои родители приехали в Германию из Марокко 52 года тому назад”, – пишет она. – “Результатом стало не насилие и преступления, а шестеро новых немецких детей”.

В Фейсбуке она обращает внимание на то, что сексуальное насилие не является свойственным ни одной стране мира и ни одной культуре, и что неправильно менять отношение к беженцам и миграционную политику в соответствии с изменениями общественного мнения.

Решение принимать беженцев остается правильным, несмотря на инциденты в Кельне… Происшествия в канун Нового года не должны влиять на наши собственные ценности и на наши требования к себе. Или мы верим в то, что защитой для гонимых является право, или нет. Отказ от всего из-за того, что одна тысячная беженцев совершила преступные действия, будет означать, что наша система ценностей не более чем лицемерие.

Затем она привела восхитительную немецкую метафору: “Вы не можете возглавлять Союз вегетарианцев, если вы сбежите в ближайший ресторан, где подают шницели, увидев заплесневелый огурец в своем холодильнике”.

В интервью Deutsche Welle Рейнке отметила, что она “получила много позитивных откликов, но также были и негативные комментарии, много расистских комментариев, абсолютно не связанных с тем, что я написала”.

Она служит в военной организации, которая занимается обеспечением беженцев и пытается улучшить условия для их интеграции.

“Мои родители очень напряженно работали, чтобы устроиться здесь”, – рассказала Рейнке Deutsche Welle. – “Я поежилась, когда услышала, что в сексуальных домогательствах к женщинам обвиняют беженцев из Марокко”.

Рейнке также обеспокоена тем, что климат нетерпимости и исламофобии может усугубиться.

“Моему брату нравится носить бороду, моему мужу тоже”, – отметила она. – “Но брата побили на улице из-за бороды. Те, кто так поступил, решили, что он радикальный исламист. Ему пришлось сбрить свою бороду”.



0 комментариев