Дебаты вокруг ислама отражают внутреннюю борьбу в немецком обществе, считает политолог

В Германии бестселлером документальной литературы стала антиисламская книга, и многие немцы не могут согласиться с утверждением своего президента, что ислам стал частью страны.

Бывший министр финансов, до недавнего времени занимавший должность в центральном банке Германии, Тило Саррацин (Thilo Sarrazin) стал автором книги «Германия уничтожает сама себя» («Deutschland schafft sich ab»).

В ней он предсказал мрачное будущее Германии, связывая его с приходом ислама и бесконтрольной иммиграцией мусульман.

Страна может лишиться своей самобытности, если не изменит свою позицию в вопросах иммиграции и интеграции, пишет Саррацин.

Его идеи получили широкую поддержку, однако, нашлось немало и тех, кто не согласен с его взглядами.

Преподаватель социологии университета Оснабрюка Михаэль Боммес (Michael Bommes) считает нынешние споры об исламе доказательством того факта, что многие немцы до сих пор не осознали, что Германия стала страной иммигрантов, а это порождает разнообразие ценностей и мировоззрений.

«Благодаря современным процессам иммиграции в Европу пришел ислам», - говорит он.

И мусульмане, и европейцы должны приспособиться друг к другу, для этого необходимо пересмотреть взаимоотношения между политикой, законом и религией, найдя компромиссы между ними.

Многие немцы полны страхов в связи с тем, что их жизнь меняется из-за прихода ислама.

Хиджаб и никаб они считают наиболее вызывающими проявлениями, а также «доказательством» того, что их обладательницы подвергаются притеснениям.

Одно из последних исследований, проведенных Фондом Фридриха Эберта, подтверждает эти настроения.

Как выяснилось, более половины опрошенных немцев согласились с утверждениями, враждебными исламу. Многие немцы также скептически относятся к строительству новых мечетей.

Откуда же возникла столь негативная оценка ислама? Исламский ученый Навид Кермани (Navid Kermani) считает, что немцы видят в нем угрозу своей самобытности, поэтому, логично, что они дистанцируются от ислама.

Кроме того, европейцы не знакомы с исламскими символами, и они кажутся им особенно чуждыми.

В этом свете, в дебатах вокруг ислама нет ничего предосудительного: они, в первую очередь, отражают процесс становления новой Германии, и выражают трудности, связанные с принятием того факта, что Германия действительно стала страной иммигрантов.

Тем не менее, политолог Клаус Леггевие (Claus Leggewie) утверждает, что дискуссии об исламе часто ведутся на очень поверхностном уровне.

«У большинства европейцев сложилось схематическое представление об исламе», - говорит эксперт.

Он находит этот факт удивительным, учитывая обычную трезвость и взвешенность европейцев, которые, когда речь идет об исламе, оказываются столь непреклонными судьями.

Объяснение этому дает Навид Кермани. Он говорит, что в жизни мусульманского мира религия играет столь большую роль, а это давно стало чуждым европейцам. Поэтому немцы боятся, что мусульмане принесут с собой в Европу свой набор религиозно-политических убеждений.

Прежде всего, следует помнить, что все споры по поводу ислама отражают глубокую внутреннюю борьбу, которая идет в немецком обществе, считает Клаус Леггевие.

Это борьба решит, насколько Германия и немцы готовы стать открытыми. После краха нацистского режима, Германия как бы «забыла» часть своей истории, и в то же время стала особенно чувствительной в вопросах национальной идентичности.

Поэтому те, кто делает какие-то заявления об исламе, косвенно затрагивают совсем другую проблему, а именно, насколько интернациональной может быть Германия



0 комментариев