Новогодние каникулы грозят ростом "алкогольной" смертности

Каждый год в России из-за новогодних праздников именно январь становится пиковым месяцем по количеству смертей, связанных с алкоголем. А 5, 6 и 7 января фиксируется максимальное количество алкогольных психозов. Такие данные на пресс-конференции по проблемам алкогольной политики в России привел профессор Московского научно-исследовательского института психиатрии Росздрава Александр Немцов. "Среди погибших от бутылки больше всего будет мужчин в возрасте от 30 до 54 лет", — предсказал он, отметив, что официальные данные по алкогольной смертности никуда не годятся.

При этом профессор подчеркнул, что последние заявления правительства об активных действиях по обузданию российского алкоголизма пока остаются лишь словами, в то время как антиалкогольная кампания 1985 года сохранила миллион человеческих жизней.

Единственным выходом медики и общественники считают введение государственной монополии на розничную продажу алкоголя с последующим существенным сокращением числа производителей.

Исследования российских и зарубежных ученых-социологов, посвященные алкогольной смертности в 2000—2007 годах, показывают: цифры смертности от алкоголя и косвенных причин, связанных с ним, различаются по месяцам. Так, следующий после январского алкогольный пик приходится на март, затем кривая ползет вверх в мае. Лето проходит более или менее спокойно, а с октября начинается новый рост смертности — одних алкогольных отравлений происходит до 3 тыс. случаев в месяц.

К ним добавятся и непрямые сопутствующие потери: случаи смертей от травм, осложнения сердечно-сосудистой патологии, панкреатиты, циррозы печени, разного рода насильственные смерти, также связанные с распитием алкоголя.

Что будем брать

Согласно оценкам экспертов, среднестатистический взрослый россиянин выпивает 14,5 литра спирта в год (официальные цифры существенно ниже из-за высокой доли нелегальной продукции на рынке).

Но одной только водкой, по словам Немцова, российские проблемы не ограничиваются. До сих пор в нашей стране употребляют продукты бытовой химии и непитьевого спирта: технические спирты, лосьоны, тоники для ванн и прочие жидкости "для стекол".

"К негативным последствиям приводит и употребление в огромных количествах различных крепких настоек, которые выпускают крупные отечественные фармпроизводители под видом лекарств", — говорит ученый.

Как станем считать

Однако точных данных по алкоголизму нет ни у кого. Эксперты считают, что государственная статистика до сих пор учитывает далеко не всю смертность, в действительности связанную с употреблением спиртных напитков, и на самом деле отравлений алкоголем в полтора раза больше. "Так, в Москве в 1980-е годы госстатистика связывала с употреблением алкоголя только 6—12% лиц, умерших насильственной смертью, в крови которых был обнаружен алкоголь, — объясняет Немцов. — Около 80% из этих 6—12% приходилось на случаи алкогольного отравления". Эксперт, по его словам, встречал и факты административного давления на статистику алкогольной смертности, например в Петрозаводске.

"Статистика не учитывает несравненно более частые непрямые потери, когда алкоголь является не единственным, но ведущим или очень важным фактором смерти", — говорит ученый. Так, в качестве алкогольных учитываются меньше 10% циррозов печени, хотя во всем мире они составляют более половины смертей от этой причины. Также среди причин, связанных с употреблением алкоголя, часто не значатся смерти при острых панкреатитах.

Огромен вклад алкоголя и в смертность от внешних причин: отравления алкоголем, убийств, самоубийств, дорожно-транспортных происшествий, травм, несчастных случаев.

Тяжесть проблемы в России зависит и от географии: беда усиливается с запада на восток и с юга на север. Максимально это проявляется на Дальнем Востоке и на Сахалине, в северных регионах.

Переменчивые цифры

По мнению экспертов, причин сокрытия реальной статистики сразу несколько. Это может быть как тривиальная халатность медперсонала при постановке посмертного диагноза, так и низкая квалификация врачей в диагностике алкогольных причин заболевания и смерти, а также слабость технической базы патолого-анатомической службы.

До сих пор нередки случаи прямых фальсификаций алкогольного диагноза смерти и подмена его наиболее частым сердечно-сосудистым диагнозом в связи с нежелательными для родственников умершего социальными или психологическими последствиями. Возможны и корыстные цели, связанные со страховой медициной и различием ее расценок на оказание медпомощи больным с разными диагнозами.

Аналитики уверены, что в 1980—1990-х годах прямые и непрямые алкогольные потери России составляли около 400 тыс. человек в год, или около 25% общего годового числа всех смертей, тогда как официально зарегистрированные связанные с алкоголем смерти составляли всего 1,75%.



0 комментариев