Как мистер Икс стал Маликом

Он боролся за права меньшинства в стране, где процветала расовая сегрегация. Он пришел к пониманию того, что все люди – братья, и нет превосходства у человека одной кожи перед другим, через Ислам. Он впервые соединил в себе Америку и эту религию, напомнив самим американцам о том, к чему призывали ее отцы-основатели.

Буква «икс» в его имени означает английское сокращение от приставки «экс» – бывший: экс-христианин, экс-раб, экс-негр. «Если у нас нет прав, то не должно быть и имени, навязанного белыми. Икс – самое подходящее для афро-американца имя», – таковой была логика Малкольма. Однако для многих он и сегодня все еще остается «сильно разгневанным чернокожим» – стереотип, который закрепился за ним еще в 60-е.

Малкольм X – урожденный Малкольм Литтл – был застрелен, когда стоял на привычном для него месте – на трибуне. Выйдя на сцену танцевального зала в Гарлеме, он стал легкой мишенью. Оратор готовился обратиться к собравшейся аудитории из 400 человек, когда прогремел выстрел. Однако этот человек был готов к смерти – Малкольм X понимал, что находится под прицелом, благодаря тому влиянию, которое он оказывал на сообщество афроамериканцев.

Такое вот начало жизни: отец убит, мать сошла с ума

Малкольм X подвергался расовым гонениям на протяжении всей своей жизни. Его семья, в которой было 8 детей, несколько раз была вынуждена менять место жительства из-за постоянных угроз со стороны Ку-Клукс-Клана. Отец Малкольма, Эрл Литтл, был чернокожим баптистским священником. При этом он разделял учение Маркуса Гарвея, призывавшего вернуться к африканским корням.

Когда семья Литтл переехала в Лэнсинг (Мичиган), их дом на глазах маленького Малкольма был сожжен дотла. Этот случай многие из соседей назвали «загадкой». Спустя менее двух лет после этого «загадочного» события Эрл Литтл был найден раздавленным трамваем на улице Лэнсинга. Власти назвали смерть самоубийством, однако темнокожее сообщество полагало, что это было делом рук расистов.

Мать Малкольма после этого случая испытала сильнейший шок, что нанесло ее здоровью непоправимый урон. Спустя восемь лет после трагедии Луиза Литтл была признана умалишенной и помещена в клинику для душевнобольных в Каламазу. После смерти отца и фактической потери матери дети были распределены по разным семьям

Эти события оказали значительное влияние на жизнь Малкольма Литтла и явились одной из причин того, что он стал Малкольмом X, а затем Маликом.

В школе Малкольм считался успешным и старательным учеником. Когда он впервые сообщил своему учителю о желании стать адвокатом, тот ответил, что для человека с черной кожей в США вообще отсутствует какая-либо перспектива, и тем более, когда речь идет о карьере адвоката. На Малкольма такое откровение произвело сильнейшее впечатление: после этого он охладел к учебе и пошел работать. Его бросало по разным частям Америки: Массачусетс, Бостон и т.д.

Белое и черное

Он был старательным и инициативным работником, но цвет кожи повсеместно предрешал его неудачу. Ему не приходилось «зацикливаться» на одном профиле работы – за это время он переменял их множество. По приезду в Нью-Йорк Малкольм достиг уже критического уровня безнадежности и в порыве отчаяния совершил несколько мелких преступлений. Тем самым он прошел путь сотен тысяч афроамериканцев – в 1946 году Малкольм попал в тюрьму.

Когда Малкольм X отбывал тюремное заключение за кражу, взлом и ношение оружия, он узнал об организации «Нация Ислама», возглавляемой Элайджи Мухаммадом. Несмотря на громкое название, ее учение, замешанное на черном расизме и мифологии непонятного происхождения, мягко говоря, расходилось с подлинным Исламом. Фактически, это был черный аналог белых расистских групп, вроде Ку-Клукс-Клана. Но Малкольм, наряду со многими другими чернокожими, стал ее ревностным последователем.

Малкольм описывал свою биографию так: «Я учился в средней школе в Мичигане. Моей второй школой было гетто в Бостоне, моим колледжем был Гарлем, ученую степень я получил в тюрьме. Элайджи Муххамад научил меня не бояться образованности тех, кто оправдывает преступления белых перед черными».

Как Касиус Клей стал Мухаммедом Али

Отбыв срок заключения, он переехал в Чикаго, чтобы всегда быть рядом с наставником, объявлявшим себя новым пророком. Малкольм быстро стал самым лучшим вестником учения. Именно он привлек в движение молодого боксера Кассиуса Клея (будущего Мухаммеда Али).

Перед боем с чемпионом мира Тони Листоном Клей и Малкольм вдвоем помолились и попросили у Аллаха сил для победы. И случилось невероятное — молодой боксер уложил Листона в шестом раунде. На пресс-конференции после этого он заявил, что стал мусульманином и теперь его зовут Мухаммед Али. Можете еще раз внимательно посмотреть «Али» с Уиллом Смитом, там все это есть.

Не обгоняй «пророков»…

Именно Малкольм X зажег интерес к Исламу, пусть и в весьма своеобразной интерпретации Элайджи Мухаммада, в сердцах многих темнокожих американцев, среди которых сегодня известные всему миру люди – представители спорта, искусства и науки. Острый ум и едкий сарказм его устных выступлений и публицистики привлекали широкую аудиторию: от черной бедноты до студентов колледжей.

Малкольм много читал и прекрасно разбирался в классической философии и современной литературе. Скоро он стал самым перспективным лидером «Нации Ислама» и едва ли не популярнее самого «пророка».

Малкольм основал главные храмы «Нации Ислама» на западном и восточном побережьях. Количество членов организации к началу 60-х годов достигло 40 тысяч человек. Он также начал издавать газету организации «Мухаммед говорит» в подвале своего дома. В период между 1953 и 1955 годом за свое неутомимое рвение Малкольм X был произведен в главные проповедники центрального для организации Храма № 7 в Гарлеме и назначен национальным представителем или представителем по связям с общественностью Элайджи Мухаммеда.

Со временем амбициозный лидер «Нации Ислама» стал опасаться быстрорастущей популярности Малькольма. Вскоре подвернулся и удобный случай. После убийства Кеннеди Малкольм X сказал: «Каждая курица кончает свой путь на тарелке». Когда его слова дошли до широкой публики, Элайджи Муххамад временно отстранил его от работы, в частности от «спикерства», якобы из-за возникшей внезапно «усталости». Малкольм же не понимал, как тот, кого он считал идеалом и пророком Самого Бога, мог так с ним поступить.

Власти также опасались роста популярности Малкольма. В конечном итоге их интересы и руководства «Нации ислама» совсем уж совпали. Это вылилось в полнейший разрыв отношений Малкольма с единоверцами в 1964 году.

От Гарлема до Каабы

После этого наступает самый важный момент в жизни Малкольма X. Совершив хадж и побывав в Африке, в его мировоззрении произошел коренной перелом: он отказывается от черного расизма и от всех идей, не соответствующих подлинному вероучению Ислама. В Мекке он познакомился с настоящими мусульманами и неожиданно открыл, что придуманная Элайджи Муххамадом бредовая религия ненависти и нарциссизма не есть Ислам. Он поменял свое имя на аль-Хадж Малик аль-Шабазз и вернулся в Штаты.

Позже Малкольма X вспоминал: «Будучи в долине Мина, недалеко от Мекки, я ощущал необыкновенное чувство восторга, видя, как многоязыкая толпа людей, собравшихся на хадж из самых разных уголков планеты, обращалась к Единому Богу. И я понял, что для Бога все равны, вне зависимости от цвета кожи и социального положения». А описывая перелет из Каира в Джидду, он проникновенно отмечал: «Пассажиры в самолете были разные: белые, черные, коричневые, красные и желтые. Все вместе мы – братья! Все почитали Одного и Того же Бога и оказывали равное уважение друг другу». Так закончился его духовный, политический, личностный путь от Гарлема до Каабы.

Фактически после хаджа наступает переломный момент в жизни Малкольма. Для него уже нет различия между чернокожими и белокожими – и в тех, и в других он видит своих братьев. 12 марта 1964 года Малкольм объявил о своем отходе от «Нации ислама» и об основании организации «Мусульманская мечеть».

Все создания Всевышнего – равны

Это же повлияло и на его политические убеждения. Теперь для него стало очевидным, что борьба за справедливость, права и изменение судьбы одной угнетенной группы не может ограничиваться расовыми или национальными рамками – необходима всеобщая поддержка. Как утверждает биограф Малколма X Маннинг Марабл, в те дни он заявил, что прогрессивной стратегией освободительного движения является только «объединение всех темнокожих людей, независимо от их идеологии, классовой принадлежности и религии, будь то Христианство или Ислам, ради справедливости».

Это новое отношение Малколма X к тем, кого он сам недавно называл «белыми дьяволами», встретило осуждение в рядах его бывших собратьев по борьбе – чернокожих расистов. Более того, Малколм X к тому времени стал мишенью ФБР, ЦРУ и полиции Нью-Йорка – всех тех, кто, по различным версиям, мог иметь отношение к его убийству.

В те дни Малкольм говорил: «Я верю… что белая молодежь в колледжах и университетах повернет на тропу правды – единственный путь, чтобы отразить беду, к которой расизм неизбежно должен привести». Его начали сравнивать с Мартином Лютером Кингом. Правительство восприняло радикально поменявшийся призыв Малкольма как серьезную угрозу. Это выразилось в заявлении тогдашнего президента США: «Мы должны остановить темнокожего мессию», что фактически прозвучало как лицензия на физическое устранение.

Ты шахид? Получи 16 пуль!

За неделю до убийства в его дом была брошена зажигательная бомба. К счастью, ни Малкольм, ни его семья не пострадали. Интересно и то, что в день убийства в зале, где Малик аль-Шабазз, как его теперь звали, собирался выступать, находились лишь два сотрудника Департамента полиции Нью-Йорка, в то время как на его прошлые речи они обычно приходили десятками.

Спустя сорок лет после смерти Малкольма обстоятельства преступления так и остаются «под сукном». Согласно официальной версии, его застрелили бывшие единомышленники, члены «Нации Ислама», однако, по всей видимости, это – лишь часть правды или вообще попытка отвлечь внимание широкой публики от подлинных заказчиков.

Малкольм X стал шахидом, иншаАллах, 21 февраля 1965 года. Убийцы всадили в него 16 пуль – какова же должна быть сила ненависти, чтобы так расправиться с человеком, который всего лишь проповедовал свои убеждения, говорил о справедливости, равенстве и взаимоуважении. Примечательно, что прежде чем выйти для чтения проповеди, Малкольм попрощался с семьей. Он словно предчувствовал скорую встречу с Господом. «С момента принятия Ислама я приготовил себя к смерти. Этим меня не испугать!», – повторял Малкольм при жизни.

О нем говорят все, а о его вере – никто…

Между тем, он был и остается непонятым большинством американцев. Его борьба за наделение темнокожих равными правами была, по сути дела, стремлением сделать все общество более справедливым.

Да, Малкольм X иногда выступал за радикальные методы борьбы, чтобы заставить темнокожих поднять голову (говорят, что в этом он был полной противоположностью Мартина Лютера Кинга, с которым его любили и любят сравнивать). Однако в том обществе, где большинство относилось с неприязнью к людям другой расы, подобная стратегия могла казаться единственным способом воздействия на общественное мнение.

В любом случае сегодня Малкольм X – один из героев современной Америки, такой, какой она стала после бурных 60-х. Он символ страны, провозгласившей победу над расизмом. Подумать только, еще какие-то 50 лет назад в США официально действовала сегрегация, работали кафе и транспорт «только для белых», чернокожие были поражены во многих правах.

Но, что примечательно, официальный образ Малкольма крайне тускло отражает его веру, а ведь это то, что сделало его подлинным героем. О его постижении Ислама, поисках справедливости в обращении к учению Пророка Мухаммада (мир ему), а не самозванного паяца Элайджи Муххамада, об опыте хаджа, упоминается обычно вскользь и как-то не охотно.

Спайк Ли снял прекрасный фильм о его жизни, который взял Оскара за лучшую мужскую роль (Дэнзел Вашингтон) в 1992 году. Но в массовом сознании американцев Малкольм так и остается кем угодно: радикальным борцом с расизмом, революционером, интереснейшей личностью с трудной судьбой, но почти никогда – человеком, в душе которого Ислам впервые встретился с Америкой.

Ислам вычеркнул из общества США расовую проблему

В письме к своим ближайшим друзьям Малкольм писал: «Америке необходимо понять Ислам, потому что это – единственная религия, которая вычеркнула из общества расовую проблему. Во время моих путешествий по мусульманскому миру я встречался, разговаривал и даже питался за одним столом с людьми, которых в Америке называли бы «белыми», но их «белизна» отсутствовала благодаря религии Ислам. Я никогда раньше не видел столь искренних, настоящих братских отношений между людьми с разным цветом кожи».

Об этой стороне уникальной личности Малика аль-Шабазза, с позиций Ислама осознавшего и громко напомнившего всем принцип отцов-основателей Соединенных Штатов, что все люди рождены равными и свободными, что нет «черных и белых», а есть «хорошие и плохие», почти не говорят. Малкольм X стал культовым персонажем в своей стране, но, вряд ли, ему самому это бы понравилось.

Именно благодаря Исламу Малкольм X пришел к универсальным общечеловеческим ценностям (а это крайне интересный и актуальный пример), стал той уникальной знаковой фигурой, которой гордится Америка и исламский мир сегодня, которой можем и должны гордиться и мы, мусульмане России.

Малкольм похоронен в Нью-Йорке в районе Хард Сэйнт Дэйли на кладбище Ферн Клифф. Он покоится под именем Аль-Хадж Малик Аль-Шабазз.

Да пребудет с ним милость Всевышнего!

Абдулла Ринат Мухаметов

"WordYou"



2 комментариев


  1. (22.09.2012 20:24) #
    0

    "Да пребудет с ним милость Всевышнего!"
    Амин!

  2. (22.09.2012 20:27) #
    0

    А фильм с Спайка Ли и правда интересный. Особенно запомнился момент, когда Д. Вашингтон (он же Малик) в мечети читает "Аль Фатиха".