Новый муфтий Омской области рассказал о проблемах региона

Муфтием, или председателем правления Казыятского управления мусульман Омской области, после смерти Анарбека Жунусова назначен Бота Бакулин. Корреспонденту ИА «Твой Омск» он рассказал о том, как стал имамом, а также о проблемах, которые испытывает исламское духовенство в Омском регионе.


— Бота Веймил Хабуденович, расскажите, пожалуйста, о себе. Откуда родом, из какой семьи?

— Я родился в Казахстане, в селе Талшик Кокчетавской области. Отец работал шофером, мать — техничкой в школе. У меня пять братьев и сестра. Мой прадед со стороны отца был муллой, и дедушка по материнской линии — тоже. Я их никогда не видел, знал по рассказам, но это произвело впечатление.

— Каким был ваш духовный путь?

— Я окончил Ташкентский исламский институт, вернулся домой и открыл мечеть в недостроенном с советских времен здании. Был сначала помощником имама, а потом имамом этой мечети.

— Как случилось, что приехали в Омск?

— Мои родители были знакомы с Анарбеком Жунусовым, омским муфтием. В 1998 году он совершил паломничество в Мекку и после этого собрал в Омске той, чтобы рассказать о хадже. В числе приглашенных были и мои родные, с которыми в Омск приехал и я. Мы познакомились, и Анарбек Бейскенович сказал: «Мы строим мечети, не хватает имамов». И позвал меня в Омск. Я вернулся домой за советом, оставил за себя помощника мечети и принял предложение. Сначала в Омске я был помощником имама мечети «Хаир-Ихсан», она считается областной. В 2001 году построили городскую мечеть «Сейт хазы» в Ленинском районе, я там был городским имамом. А с 2008 года стал главным имамом Омской области.

— Как вы стали муфтием? На эту должность выбирают или назначают?

— Назначают. Было так. 11 октября мы открывали мечеть в Крутинском районе. В этом событии принимал участие верховный муфтий Духовного управления мусульман Азиатской части России шейх Нафигулла Аширов. После открытия мечети он беседовал с омским муфтием, и Анарбек Бейскенович, предчувствуя свой скорый уход из жизни — он тяжело болел — попросил Верховного муфтия приехать, чтобы проводить его в последний путь, и назвал меня своим преемником. На похороны Анарбека Жунусова собралось больше двух тысяч человек, в том числе приехавших из разных городов. Прибыл и шейх Нафигулла Аширов. Так состоялось мое назначение.

— Каковы ваши первые шаги на посту муфтия?

— У нас в области 32 мечети. Нужно побывать в каждой, что я сейчас и делаю. Есть проблема кадров. В России мало образовательных учреждений, в которых готовят исламское духовенство. Молодежь едет учиться за границу и, случается, возвращается с другими взглядами, не соответствующими нашим традициям.

— В нашем регионе до сих пор не было проявлений религиозного экстремизма. А есть ли опасность?

— Опасность есть. Если приедут люди с экстремистскими взглядами, они пойдут к молодежи, а не в мечети. Будут работать втихаря. Бомбы изготавливают не в мечетях. Но все равно мы стараемся это предотвратить, поднимаем эту тему на каждой пятничной проповеди, говорим об ответственности родителей за воспитание детей, их образ мыслей.

— В мечети приходят гастарбайтеры, у которых много проблем. Они находят поддержку?

— Мы с ними ведем беседы о том, как адаптироваться к жизни в России. Некоторым помогли найти работу. Во время месяца Рамадана каждый день готовим бесплатные обеды для приезжих и малоимущих.

— Каким был для вас главный завет вашего учителя — муфтия Анарбека Жунусова?

— Он больше всего заботился о том, чтобы люди жили в мире. Анарбек Бейскенович был мне как отец и как пример служения религии, народу, Омской области и России. Для меня очень важны уроки, слова и заветы. Постараюсь сделать все, чтобы сохранить то доброе, чему он положил начало.



0 комментариев