Имама обвиняют в повреждении объекта культурного наследия - мечети

13 апреля 2016 года стало известно, что в Оренбургской области в отношении имама местной мечети возбуждено уголовное дело в связи с проведением реставрации здания мечети 18 века без утвержденного проекта.

За проведение реставрации оштрафована также и мусульманская община – на 100 тысяч рублей.

По словам члена Адвокатской палаты Оренбургской области Рамиля Шарафутдинова, «мечеть в настоящее время – бесхозяйное недвижимое имущество, право собственности на которое ни за кем не зарегистрировано».

«Имам с 2005 года просил администрацию Оренбургской области помочь в ремонте старинной мечети, - рассказал адвокат, - но получал отказ, так как мечеть не находится на балансе области. Посоветовали написать заявление о признании мечети вновь выявленным памятником истории и культуры, что имам и сделал. Но вновь не дождался помощи, зато с него взяли охранное обязательство, что не будет ремонтировать без согласия госоргана по охране памятников. Не дождавшись материальной помощи, стали ремонтировать хозяйственным способом: кто-то из прихожан помог деньгами, кто-то представил рабочих, кто-то выходил на субботники. Конечно, без надлежащего проекта - и за это приход оштрафовали на 100 000 рублей, а затем в отношении имама возбудили уголовное дело».

Мусульмане намерены оспорить возбуждение уголовного дела.



6 комментариев


  1. (20.04.2016 16:44) #
    0

    Тут нарушение закона однозначно, опять скандал про исламофобию раздувать кому-то выгодно.

    • (20.04.2016 20:34) #
      0

      Салам алейкум, Тамерланович!
      Зря ты так, брат. В статье хоть совсем немного, но сказано о том, что побудило уважаемого Рафаила Файзуллина на самостоятельную реставрацию мечети - брат более 10 лет добивался помощи от государства и получал исключительно кирпичную рожицу. Я в этом убедился, почитав вот это:
      http://www.sova-center.ru/religion/news/harassment/places-for-prayer/2016/04/d34329/
      и более информативный материал:
      http://echo-oren.ru/2016/04/04/5499
      Мне неизвестно, почему Ансар так часто "режет" значимые обстоятельства. Я также не могу утверждать, исламофобия ли это (поведение власти Оренбуржья и следственных органов), но уж очень сильно на подобное помахивает, ИМХО.
      Дело в том, что мечеть не входит в Единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры). Местная религиозная организация пользуется зданием,являющимся "бесхозным" имуществом. Рафаил Файзуллин, продолжая дело предыдущих поколений мусульман, хотел как лучше. Видя, что власти абсолютно безразличны и к зданию, и к общине, он старался для общего блага. Придание мечети статуса объекта культурного наследия было инициативой власти, а не религиозной организации или лично Файзуллина. Религиозная организация за собственный счёт провела дорогостоящую экспертизу и сделала всё для придания мечети статуса объекта культурного наследия, то есть сделала всё, что хотела власть. А что же власть? В течение как минимум 6 лет она не принимает решения о придании мечети данного статуса и не принимает здание в свою собственность. Представитель власти нагло врёт, утверждая, что религиозная организация ничего не делает для получения здания в свою собственность, так как по действующему законодательству власти могут передавать в собственность религиозных организаций только то имущество, которое находится в своей собственности (федеральной, региональной или муниципальной). Поэтому, власти надлежало давным-давно взять имущество в свою собственность, после чего передать его в собственность религиозной организации. Так поступает власть заботливая или соблюдающая права граждан и организаций.
      Оценивая все эти обстоятельства, невольно напрашивается мысль о том, что власти намеренно, методично, шаг за шагом в течение более 10 лет толкали Файзуллина и организацию на нарушение закона (это по её мнению нарушение закона), чтобы потом привлечь его, кагрится, "по всей строгости". Так что, для размышления об исламофобии чиновников море пространства и свобода мысли.
      А вот совершил ли имам преступление, и причинил ли ущерб кому-то, это ещё большой вопрос. Если имущество бесхозное, то каким образом именно местная власть может быть потерпевшим? Лично я не знаю, как это собирается доказывать следствие.

      • (20.04.2016 22:26) #
        0

        Валейкум Салям Брат. Есть нормы закона их не нужно нарушать. Согласно 73 фз проводить реставрацию имеют право только организации имеющие лицензию. Охранное обязательство, где предусмотрены подобные нормы было подписано, а значит МРО была уведомлена о нарушении закона. Не входит в реестр потому что вновь выявленная, однако соответствующие статьи КоАПА это тоже предусматривают. Надо было просто сходить в минкульт, привлечь соответствующую фирму и все было бы нормально, все равно как правило никто толком не смотрит рабочие какого качества там работают - хоть алкашей по округе собирай. Бесхозного имущества в нашей стране нет - если бесхозное значит в собственности Госимущества.

        • (21.04.2016 12:09) #
          0

          Сперва нужно определиться с применимостью закона. Я перебрал ФЗ-73. Ты считаешь, что мечеть "Куш манара" является выявленным объектом культурного наследия. Кстати, адвокат Файзуллина Рамиль Шарафутдинов такого же (или почти такого же) мнения. Я же в этом не уверен и поясню почему.
          Согласно п. 5 ст. 16.1 ФЗ-73 объект признаётся выявленным объектом культурного наследия со дня принятия региональным органом охраны объектов культурного наследия решения о включении данного объекта в перечень выявленных таких объектов.
          Подобный перечень в Минкультуры Оренбургской области утверждён приказом № 106 от 25.03.2015. В перечне всего два объекта: фундамент собора и фрагмент крепости (тут - http://minkult.orb.ru/assets/templates/doc/doc_ugookn/106.pdf). После этого приказа выносили ещё два приказа по двум объектам, но мечети "Куш манара" среди них также нет.
          Таким образом, Минкультуры Оренбуржья не принималось решение о включении данной мечети в этот самым перечень. Соответственно, нет и статуса выявленного объекта. Быть может, мечеть и считалась таким объектом до 22.01.2015, но с этой даты она не может считаться выявленным объектом, так как ФЗ-315 от 22.10.2014 в ФЗ-73 внесены изменения о порядке выявления таких объектов и их правовом режиме, в том числе и те, о которых я уже указал. Правда, порядок формирования указанного перечня объектов приказом Минкультуры России № 1907 установлен лишь 02.07.2015, т.е. спустя полгода после вступления закона в силу, но это не проблемы Файзуллина или руководимой им организации, а проблемы федеральной исполнительной власти в лице Минкультуры России.
          Зашёл сюда: http://www.orenday.ru/novosti/novostnaya-lenta/news010416144902 и понял, что дело-то уже давно рассматривается в суде и вот-вот будет решение. В очередной раз за преследованием религиозной организации и имама стоит региональное УФСБ. А следственный орган докатился до того, что закрыло мечеть, куда никто не заходит уже более года. Типа для сохранения следов преступления, которое заключалось в том, что община содрала со стен обшарпанную штукатурку и разобрала прогнивший пол. Ну и ещё что-то по мелочи, которое в совокупности НПП «Рона» (не имеющая соответствующей экспертной специализации) оценила в 7,2 млн. руб., которых якобы лишилось местное Минкультуры. Если местное Минкультуры или имущественный орган не взяло в своё время в установленном порядке здание мечети, если не определило своевременно статус этого здания, оставив его в подвешенном состоянии, то ни о каких притязаниях Минкультуры не может быть и речи. Если нет статуса выявленного объекта, а тем более объекта, внесённого в Единый государственный реестр объектов культурного наследия, значит нет и речи о составе преступления, предусмотренного ст. 243 УК РФ, или правонарушения, предусмотренного ст. 7.13 КоАП РФ. Можно вести речь о ненадлежащем исполнении своих обязанностей должностными лицами Оренбургского Минкультуры и в свете этого совсем не без оснований поразмышлять также об их исламофобии. Причём хорошим подспорьем таким мыслям должно послужить то, как эти лица фактически попытались вовлечь в искусственную ловушку, подсказав сперва путь к признанию мечети объектом культурного наследия, а затем своим бездействием в течение 10 лет вынудив мусульман на предполагаемое нарушение закона ну и собственную соответствую реакцию. Каковы могут быть действительные мотивы такого поведения? Кто-то в этом напрямую видит исламофобию. Я же на это смотрю с иной точки зрения. Убрав Файзуллина с дороги, региональные или (и) муниципальные власти теперь смогут свободно взять в собственность здание мечети, включить её в перечень, а затем и реестр (кстати, за счёт средств, которые в своё время потратили Файзуллин и руководимая им организация на проведение экспертизы и подготовку иных документов) в региональную программу по развитию культуры, в рамках которой выделить не 7,2, 72 млн. руб. на восстановительные работы, и освоить их. Думаю, что догадаться о принципе их освоения также нетрудно.

          • (21.04.2016 12:47) #
            0

            Да, каргалинские мусульмане тоже попали в ловушку исламофобов.
            Там под публикацией есть один коммент: "с каких это пор ФСБ занимается памятниками архитектуры?"
            Дешевле было не обращаться в органы власти и не просить у них денег на ремонт мечети... Давно бы справились своими силами, без штрафа и без уголовного дела... Увы...

  2. (20.04.2016 20:14) #
    1

    Системная провокационная работа.