Имам Читы стал жертвой силовых органов Забайкалья, - правозащитники

В Ингодинском райсуде Читы продолжился судебный процесс над имамом соборной мечети Мусой Камурзоевым, обвиняемым краевым УФСБ в незаконном приобретении, хранении взрывчатого вещества, изготовлении боеприпаса и приверженности к ваххабизму. Защиту подсудимого намерены осуществлять забайкальские правозащитники, которые считают уголовное дело грубой инсценировкой силовиками борьбы с экстремизмом в Забайкальском крае.

Директор Забайкальского правозащитного центра Виталий Черкасов, комментируя ситуацию «Открытому агентству», отметил, что при изучении материалов дела сотрудники центра убедились, что все доказательства виновности Камурзоева, как говориться, «с душком».

«К примеру, нас пытаются убедить, что в январе 2010 года, по оперативной информации УФСБ, Муса Камурзоев вступил в сговор с неустановленным лицом, после чего они в неустановленном месте приобрели у неустановленного лица взрывное устройство. Эти деяния квалифицируются частью 2 ст.222 УК РФ (предварительный сговор группы лиц). Но через несколько месяцев, когда дело практически было расследовано, сотрудники УФСБ, опять же на основании оперативной информации, пришли к выводу, что Камурзоев все же действовал в одиночку (часть 1 ст.222 УК РФ). Для чего это делалось? Все очень просто! Часть 1 ст.222 — это подследственность милицейского дознания. Но путем манипуляций с так называемой «оперативной информацией» это дело удалось закрепить за УФСБ. И статотчетность своего ведомства улучшить», - считает В.Черкасов.

Он выразил сомнение относительно другой оперативной информации, согласно которой Камурзоев проходил обучение в неназванных религиозных центрах за рубежом, является лидером «ваххабитской» общины, обучен методам диверсионной работы, имеет навыки минно-взрывному делу.

«Кроме оперативной справки в деле, прямых доказательств этому следователи суду не предоставили. Создалось впечатление, что УФСБ решило бездоказательно убедить суд в том, чего нет на самом деле. И попутно дискредитировать подсудимого в глазах общественности. Известно, что 38-летний Муса Камурзоев никогда не имел конфликтов с законом, судебных и иных решений о том, что он когда-либо был связан с “ваххабизмом”, также не имеется. Камурзоев женат, имеет 3 детей, по прежнему месту жительства в Ингушетии (откуда он выехал в 1993 году), в Москве и в Чите характеризуется исключительно положительно», - пояснил глава Забайкальского правозащитного центра.

По его словам, сам Камурзоев считает, что стал жертвой борьбы силовых органов Забайкалья с мнимым экстремизмом. «Из меня сделали ваххабита только на том основании, что я ингуш и мусульманин», - считает Муса Магаметович.

В уголовном деле имеются и другие существенные признаки нарушения прав Камурзоева на защиту от незаконного обвинения. Но о них сейчас говорить преждевременно. Сторона защиты заявит о них в ходе судебного рассмотрения дела. Параллельно наш центр будет отслеживать этот процесс, чтобы в случае необходимости подать мотивированную жалобу в Европейский суд о нарушении прав Камурзоева на справедливое судебное разбирательство.



0 комментариев