Задержание Надыра Абу Халида может вызвать новый виток конфликта

Исламские общины с высокой степенью концентрации и консолидации вызывают недоверие у власти, потому государство будет усиливать контроль за религиозным полем России, считает политолог Руслан Курбанов. Широкая огласка истории задержания религиозного деятеля спасла ему жизнь, полагает журналист Орхан Джемаль. Инцидент с похищением и подбросом оружия известному дагестанскому проповеднику Надиру Абу Халиду должен получить соответствующую оценку власти и общества, считают опрошенные эксперты.

Как сообщал "Кавказский узел", известный религиозный деятель Надир Абу Халид (Медетов), по словам очевидцев, был 8 октября задержан силовиками. Проповедник был обнаружен в Кировском РОВД Махачкалы, об этом сообщили его родные. У здания РОВД собрались родственники религиозного деятеля и представители общины, полиция оцепила подступы к зданию Кировского райотдела. Вечером того же дня в домовладении проповедника и в редакции сайта Salyaf.ru, где выкладывались проповеди Абу Халида, были произведены обыски. По информации адвоката проповедника, Надиру Абу Халиду инкриминируют незаконное хранение огнестрельного оружия (пистолета). В настоящее время он находится под домашним арестом.

Курбанов: Контроль за религиозным полем в России будет усиливаться

Курбанов1

Надир Абу Халид является известным проповедником, чья популярность распространяется за пределами Дагестана, что обусловлено высокой степенью образованности и подготовленности религиозного деятеля, рассказал в комментарии корреспонденту «Кавказского узла» старший научный сотрудник Института Востоковедения РАН, Руслан Курбанов.

«Надир Абу Халид, по моим данным, является одним из самых авторитетных и популярных проповедников в Дагестане. Тот факт, что он вырос за пределами Дагестана, позволил ему отойти от несколько узкого внутридагистанского общинного мышления. Он вернулся в республику после обучения заграницей, с очень широким сознанием, в котором переплетались и кавказские реалии и знание об исторических событиях, которые касались всего Большого Ближнего Востока в период доминирования ислама. Это позволило ему свои лекции насыщать большим количеством исторических примеров, большим количеством аналогий, сравнений, цитатами из исторических и богословских трудов исламских классиков, и ясность в стиле изложения, у него прекрасный русский язык, позволили ему быстро завоевать популярность среди верующей молодежи», - рассказал Руслан Курбанов.

Кавказовед отметил, что ему не известны подробности задержания проповедника, однако события, по его мнению «не является рядовым».

«Как бы то ни было, я думаю, что это вызовет определенный резонанс в молодежном сообществе в Дагестане. Я думаю, что данный инцидент не должны оставить без внимания общественные деятели, более старшего поколения, эксперты, в том числе и сами дагестанские чиновники, чтобы избежать негативных последствий», - считает эксперт.
Курбанов не смог оценить численность последователей общины Надира Абу Халида. «Я не жил в Дагестане (последние годы), на его лекциях не присутствовал, настолько я знаю, его популярность распространяется далеко за пределы Дагестана, поскольку лекции его доступны в Интернете и в видео и аудио-форматах. Насколько мне приходится сталкиваться и взаимодействовать с сообществом молодых верующих мусульман по всей стране, в том числе и русскоязычные мусульмане заграницей – популярность его очень высока и он один из самых ярких и харизматичных проповедников в среде русскоязычной мусульманской молодежи», - сказал Курбанов.

При этом эксперт считает, что «смягчение контроля за религиозным полем на Кавказе не будет». «Наоборот, власть будет все более усиливать свой контроль над религиозным полем, поскольку она руководствуется логикой, что любые, свободные религиозные общины должны либо быть взяты под контроль или они должны интегрироваться в общеправовую, общекультурную ткань того гражданского общества, которое выстраивают власти на Кавказе», - сказал ученый.

Эксперт отметил, что, несмотря на открытость деятельности проповедника, любая община с высокой степенью концентрации и консолидации вызывает недоверие у власти».

«Степень самоотверженности в стремлении к собственным идеалам, если это объединение молодых, харизматичных людей - никак не вписано в общегражданскую ткань российского общества, если они активно не взаимодействуют с другими общинами, например, христианами, светским обществом, неверующими, не участвуют в правительственных молодежных проектах - это все вызывает раздражение у властей, и по отношению к таким общинам начинают применять достаточно жесткие методы взятия их под контроль», - сказал Руслан Курбанов.

«В России происходит ревизия исламского образования»

В ответ на вопрос, почему власти Дагестана не выбирают методы взаимодействия, совместной работы, а выбирают репрессии, эксперт ответил, что «логику, по которой действуют эти общины чиновники и силовики не понимают».
«Не знают, опасаются, не разбираются в тонкостях их идеологии и не секрет, что многие чиновники и силовики считают их откровенно враждебными и опасными для РФ. Особенно их пугает тесная идеологическая и организационная связь этих общин с зарубежными исламскими лидерами, организациями, идеологическими школами. Власти добиваются того, чтобы как можно меньше людей выезжало для получения образования за рубеж, и как можно больше получало его в России», - отметил эксперт.

На вопрос, может ли Россия дать сегодня альтернативу зарубежным исламским школам эксперт ответил, что «будет происходить фрагментация и разрыв молодежного сообщества верующих».

«Пока Россия не может этого дать. Но какая-то часть сообщества будет оставаться исключительно в границах России, ориентироваться исключительно на российских ученых, ВУЗы и концепции, а другая полностью свяжет себя с зарубежными мусульманскими государствами, такими как Саудовская Аравия, Турция и т.д. Это уже происходит», - отметил Курбанов.

«Конечно в России качество образования ниже, чем за рубежом, по глубине охвата материала, но, тем не менее, это тот путь, который выбирает сегодня российский чиновничий аппарат», - заключил эксперт.

Мухаметов: Корпорация «борцов с экстремизмом» должна быть подвергнута серьезной ревизии со стороны органов власти


Мухаметов

Исламовед и политолог Абудлла Ринат Мухаметов называет арест известного исламского проповедника следствием деятельности «антитеррористической корпорации» действующей на Северном Кавказе.

«Арест известного исламского проповедника и специалиста по исламскому праву Надира Абу Халида является следствием того, что все события последнего времени, это и происходящее на Украине и на Ближнем Востоке, ситуация с российской экономикой, никак не повлияли на деятельность той крупной корпорации, объединяющей несколько ведомств, в первую очередь силовых, по борьбе с так называемым «терроризмом и экстремизмом». Эта индустрия запущена, она работает и то, что произошло в Дагестане – это показывает, что так называемая «борьба с терроризмом» методом ареста ученных является на сегодня одним из приоритетных направлений в деятельности правоохранительных органов и специальных служб», - рассказал в комментарии корреспонденту «Кавказского узла» Абдулла Ринат Мухаметов.

Арест известного проповедника отразится на общественно-политической ситуации в Дагестане и на Северном Кавказе, считает эксперт.

«Если люди будут оторваны от контакта с человеком, несущим исламские знания - это приведет к еще большей радикализации и те, кто инициировал этот арест не задумываются, не смотрят на примеры Ближнего Востока, когда самые радикальные и маргинальные группы молодежи, в результате того, что были, в том числе оторваны от исламского знания, создали непонятную организацию, так называемое исламское государство Ирака и Леванта. Если у нас не будут запущены процессы нормальной, легальной исламской активности будет происходить гиперрадикализация и на смену нынешнему поколению лесных и джихадистов придут люмпен-джихадисты, уже второго поколения, наш кавказский аналог ИГИЛА, я думаю никому это не нужно. Вот эта корпорации «борцов с экстремизмом», превратившаяся в огромный бизнес-проект должна быть подвергнута очень серьезной ревизии со стороны и местных и центральных органов власти», - считает политолог.

Исламовед также называет причиной подверженности репрессиям лояльных салафитских общин их открытость. «Их деятельность на виду, они проводят проповеди в мечетях и их легче всего поймать и отчитаться, а бороться с теми, кто с оружием в руках – это гораздо сложнее. С ними тоже борются, но уже другие организации, с разным успехом. Мы видим, что вооруженная деятельность сама по себе не прекращается, есть определенный спад вызванный тем, что огромное число уехало на Ближний Восток, в Сирию, Ирак, а в деятельности борцов с экстремизмом сильно ничего не поменялось», - уверен Мухаметов.

Сравнивать Надира Абу Халида, с дагестанскими суфийскими учеными, имеющими своих последователей Мухаметов не стал, назвав это несвойственным салафитскому направлению Ислама. «Это больше свойственно суфийскому исламу, где есть какая-то структура. Здесь такого нет, просто приходят люди, слушают лекции», - отметил он.

Говоря о масштабе отклика на задержание со стороны российских мусульман эксперт отметил существенное влияние проповедника на российскую умму мусульман.

«Вчера было до нескольких сот, если не тысяч репостов в социальных сетях, и я понял, что он один из самых популярных лекторов. Мне кажется его влияние больше распространено на Дагестан, но как мне кажется, если сравнивать по степени влияния например с Умаром Саситлинским, то у последнего, конечно, больше учеников и последователей», - заключил Мухаметов.


Джемаль: Широкая огласка похищения проповедника спасла ему жизнь


Джемаль

Специальный корреспондент журнала Forbes Орхан Джемаль называет историю со звонком покупателя автомобиля на телефон проповедника «поводом для похищения».

«Звонок, якобы покупателя машины, на телефон Надира Абу Халида – был способом выманить проповедника из дома и после обращения родственников с заявлением о похищении в ряд московских СМИ, появилась информация о нахождении его в РОВД и задержании «при оружии». Напрашивается совершенно очевидная схема, когда пытались похитить человека, возможно для него это было бы чрезвычайно плачевно, и его обгорелое тело через какое-то время нашли бы где-нибудь в машине, и было бы заявлено, что вот еще один погиб при транспортировке взрывчатых веществ. Но поскольку появился шум, похитители были вынуждены легализовать находящегося у них человека через заявление об обнаружении при нем оружия, что в наихудшем варианте для него грозит ст.222 УК РФ (незаконный оборот оружия – прим. «Кавказского узла»)», - сказал журналист в комментарии корреспонденту «Кавказского узла».

Кисриев: Конфессиональные проблемы являются следствием вмешательства государства в религию.


Кисриев

Позиция российских властей по отношению к независимым исламским общинам на Северном Кавказе деструктивна, считает известный российский кавказовед, заведующий сектором Кавказа Центра цивилизационных и региональных исследований Института Африки РАНЭнвер Кисриев.

«Я недопонимаю саму политику в отношении религии в России. Я не понимаю, почему политическое руководство России считает, что ему удастся создать некую исламскую церковную российскую организацию, которая, так сказать, верой и правдой служила бы государству, была бы лояльной по отношению к власти и при этом еще и была бы очень популярной среди мусульман, которые искренне бы верили, что руководители этой псевдо-церкви действительно замечательные правоверные мусульмане. Эти вещи, все вместе, невозможно объединить. И поскольку это бесперспективно, я абсолютно не понимаю, зачем вот такие титанические усилия направлять в эту область, фактически выталкивая людей просто из веры в Бога. Люди теперь вынуждены обращаться в оппозиционные направления Ислама, поскольку они не приемлют политики создания такой церковной организации», - считает Кисриев.

Эксперт отметил, что такие общины, выдавливаемые из правового поля неизбежно маргинализируются. «Также неизбежно становятся маргинальными и те, которые у этих людей становятся авторитетами, которые нравятся этим людям, которым они верят. Абсолютно порочной системой они выталкиваются в маргинальный статус и в конце концов оказываются как бы преступниками, попадают в ранг нарушителей закона», - сказал Энвер Кисриев.

Подобная политика по отношению к Исламу на Северном Кавказе создает серьезные проблемы, убежден ученый.

«Это абсолютно порочная система, замкнутая, самопорождающая, постоянно генерирующая и создающая новые и новые проблемы, причем очень серьезные. Поскольку вера - это фундаментальное, экзистенциональное качество человека, и если он обращается в веру – значит для него это чрезвычайно важно. Нам, многим воспитанным в атеистической среде, со светских позиций это может быть непонятным, но люди, которые глубоко погружены в веру – для них это принципиальный, чрезвычайно важный вопрос. И получается, что именно эти люди самые цельные, сильные и фактически самый ценный материал для государства оказываются искусно вышвырнутыми вот этой центрифугой на обочину и становятся самыми негодными, опасными и подозрительными людьми. Вот это самое отвратительное», - считает ученый.

«Ислам не может развиваться в рамках госрегулирования»

«Если государство ставит своей задачей обратить население исповедующее ислам в некую формальную, государством опекаемую организацию, что не возможно с Исламом - то естественно все, кто противится этому, оказываются преступниками в той или иной форме… Это просто результат отсутствия хорошего образования у тех людей, которые за последние 20 лет выкарабкались наверх и управляют нами. И единственное объяснение, которое может быть, что эти люди действительно не могут осмыслить пагубность такой политики», - сказал Кисриев.

Эксперт считает, что развитие исламских общин должно происходить вне рамок госрегулирования.

«Ислам нужно оставить, отдать обществу, общественной самоорганизации. Люди должны исповедовать Ислам так, как считают нужным, а государство не должно в это вмешиваться. Самое главное – не привлекать неких определенных верующих в статус лояльных, легальных, правильных, замечательных, верных, все хорошо понимающих и знающих служителей, потому что если вы создаете некую категорию хороших, то все остальные - плохие… Сейчас никто не заставляет верить, потому, верующие – это глубоко и искренне исповедующие люди. А подлинно верующим людям отвратительна опека со стороны государства, потому что современное государство не пользуется никаким авторитетом у населения. В лучшем случае – это просто механизм, который кое-как справляется с общественными обязанностями», - заключил Энвер Кисриев.

Магомедов: Происходящее в Дагестане является попыткой спровоцировать новый конфликт


МагомедМагомедов

Надир Абу Халид был далек от политики и занимался лишь распространением исламских знаний, без явной политизации, рассказал в комментарии корреспонденту «Кавказского уза» специальный корреспондент газеты «Черновик» Магомед Магомедов.

Журналист допустил, что данное задержание на фоне происходящих в Дагестане событий может иметь своей целью «спровоцировать новый виток конфликта в Дагестане».

«Вполне может быть, что это тренд на нейтрализацию салафизации, но с другой стороны, если рассматривать в контексте того, что в общем происходит в республике - то приходишь к мысли о некоем умысле спровоцировать в Дагестане новый виток конфликта. КТО в Унцукульском районе, введение его в спокойном Хунзахском районе, грязное проведение спецмероприятий в Кировауле Кизилюртовского района, регулярное похищение людей, как правило, салафитов, нервирует общество, не дает ему успокоиться, искать шаги к примирению. И задержание авторитетного в салафитской среде проповедника – это лишний повод для провокаций», - сказал Магомедов.

Он отметил, что от позиции власти и самой салафитской общины будет зависеть внутриконфессиональная ситуация в дагестанском обществе. «Все зависит от позиции салафитской общины и республиканских властей. Желательно, чтобы к решению конфликта подключились представители центрального аппарата ФСБ, Администрации Президента РФ, а не делегировали его на региональные, республиканские или местные уровни. Это необходимо для того, чтобы не произошло обострения внутриконфессиональных конфликтов», - заключил Магомедов.



4 комментариев


  1. (13.10.2014 21:12) #
    0

    До сегодняшнего дня, не знал о существовании такого сильного проповедника, но благодаря властям у меня прямо таки пробудился интерес к его лекциям!

    • (20.10.2014 11:59) #
      -1

      Тебе тоже нравятся проповедники с пистолетами незаконными и хранящие их под подушкой или в машине... Оружие проповедника это его слова а не пистолет...

      Я тоже о нем не знал и не слышал...

      Теперь он сделал себе авторитет хороший...

      Для меня негативный...

      А то что это станет очередным витком конфликта - то это чепуха... Он не первый и не последний...

      Никому в Дагестане не позволено оружие незаконное хранить...

      • (04.11.2014 23:34) #
        1

        Вот мне что интересно, по вашей логике, большинство мусульман, агрессивно настроены по отношению к людям не относящимся к Исламу. И почти все готовы убивать и взрывать, так как, по вашим словам, Ислам к этому призывает. Я тут по думал о том, сколько примерно в России мусульман, и если бы все было так, как вы хотите преподнести, то наверное уже давно бы по взрывали бы все, да и по убивали бы всех. Но нет же. Значит то ли вы врете, то ли мусульмане и Ислам не такие уж и плохие, что впрочем одно и то же.

        • (05.11.2014 13:10) #
          0

          Для него, видимо, главное не общение с людьми, а ляпнуть что-нибудь (благо, и монитора никто не выскочит и по лбу не даст).)))