Трэнд года — трэнд десятилетия

Под занавес уходящего календарного года принято подводить итоги. Однако, если говорить о трэнде, который определял политическую, социальную, религиозную и даже военную ситуацию в республике и регионе в целом, то очевидно, что ключевым трэндом этого года была, несомненно, продолжающаяся радикализация протестно настроенной молодежи.

Более того, это даже не трэнд года — а трэнд всего десятилетия. Как это ни горько признавать, но с сентября 1999 года, с момента изгнания с территории Дагестана боевиков, вторгшихся из Чечни, а также с начавшейся после второй чеченской войны, на протяжении вот уже десяти лет, ситуация в республике и на Кавказе в целом только ухудшается.

А самым знаковым для республики является тот факт, что именно этот год, венчающий собой постботлихское десятилетие, оказался самым тяжелым для власти и общества. В этот год властная система Дагестана потеряла своего самого сильного бойца — министра внутренних дел Адильгерея Магомедтагирова. В этот год впервые столица Дагестана после дерзких снайперских атак на сотрудников милиции, фактически, осталась незащищенной. Именно в этот год в Дагестане произошло потрясшее всех без исключения жителей республики убийство нескольких женщин в буйнакской сауне.

Что касается соседней Чечни, то ситуацию общего умиротворения в этой республике взорвали серийные атаки смертников. Казалось бы, ситуация в Чечне вновь возвращается в середину 2000-х годов, когда взрывы в Грозном и иных городах происходили чуть ли не каждый день. Причем в этом же году было предпринято несколько попыток покушения на президента республики Рамзана Кадырова.

Ингушетия замыкает собой этот печальный список. Покушение на Юнус-бека Евкурова едва не оставило эту республику без только-только обретенного президента. Подрыв назрановского ГОВД, убийства чиновников, судей высокого ранга и ключевых оппозиционеров Магомеда Евлоева и Макшарипа Аушева сотрясали республику на протяжении всего года. Из последних атак — новый взрыв в Назрани на посту ДПС.

Честно говоря, все это можно было предвидеть. Для этого не нужно быть семи пядей во лбу. Еще в 2003 году мы пытались через все доступные нам каналы коммуникации с властью и обществом достучаться до ключевых фигур, принимающих решения в республике. Мы били тревогу, предупреждали о нарастающей радикализации исламской молодежи, о нарастающей радикализации подходов к решению религиозно-политических проблем, о взаимном ожесточении сторон назревающего широкомасштабного противостояния, писали статьи, запускали телепроекты, одним из которых был так и не вышедший в эфир фильм-предостережение «Два Нажмуддина» о трагедии гражданской войны в республике.

В ответ в лучшем случае было молчание. Но многие откровенно поднимали нас на смех, как это было c одним из моих коллег журналистов, с кем мы вели полемику на страницах одной из республиканских газет. Отчаявшись достучаться до сильных мира сего, мы с группой молодых аспирантов и ученых запустили общественный проект «Молодая республика» для того, чтобы самостоятельно, своими силами, имеющимися ресурсами хоть как-то снизить накал нарастающего противостояния…

Произошло то, что произошло… Дагестан за эти годы потерял сотни самых ярких своих сыновей. И что самое страшное, ситуация имеет тенденцию ко все большему усугублению…



0 комментариев