Тимур Акулов: «В Кандагаре нас ждал тяжелый разговор»

4 февраля стартовал официальный прокат широко разрекламированного фильма "Кандагар". Картина снята по мотивам реальных событий, которые в 1995 году случились с летчиками казанской компании "Аэростан". Многих интересует вопрос: насколько фильм соответствует реалиям 15-летней давности? Сделать свои выводы нашим читателям поможет информация о малоизвестных подробностях событий в Кандагаре. Ее в интервью "Бизнес Online" рассказал их непосредственный участник – советник при президенте РТ по международным вопросам Тимур Акулов, который играл тогда одну из ключевых ролей в переговорах с талибами.

- Тимур Юрьевич, когда и как вы узнали о захвате самолета?

- Спустя неделю после задержания самолета меня к себе вызвал президент. Он рассказал, что наши граждане, жители республики, попали в такую историю, и спросил, что будем делать? Если честно, то я не знал, что ответить. Тогда он сказал, это наши ребята, давай работай… И я начал работать. На следующий день вылетел в Объединенные Арабские Эмираты. Нашел там человека, который отвечал за экипаж. Это был флайт-менеджер Мунир Файзуллин. Сели в самолет и прилетели в Кандагар. Там нас ждал тяжелый разговор. Ни талибы меня не понимали, ни я их не понимал. И дело здесь не в языковой разнице. Дело в том, что афганцы были настроены очень агрессивно. Они сразу сказали, что наши пилоты везли боеприпасы для Кабула, для войны с ними. Поэтому летчики достойны только расстрела. Разговор не получался. Но мне в этой жизни повезло, что я знаю арабский. Я им говорю, давайте поговорим на арабском, перейдем на священный язык Корана. Я также рассказал, что совершил хадж. С этого момента удалось наладить диалог. В течение года, когда я приезжал, они меня встречали как друга. Отторжение исчезло, больше не было ни одного момента, чтобы они не воспринимали. Когда я приезжал, то из уважения даже резали барана.

- Говорят, что поддерживать дружеские отношения удавалось, в том числе, с помощью подарков?

- Я очень благодарен прежнему управляющему делами аппарата президента РТ Николаю Федоровичу Козарю. Перед каждой поездкой я приходил к нему и говорил, дядя Коля, мне нужны подарки. И он никогда в жизни не отказывал. Спрашивает, сколько надо часов чистопольского завода? Во многом именно они помогли, когда ребята бежали. То, что у каждого охранника в аэропорту Кандагара на руках были татарстанские часы, о многом говорит. Я им показывал, что их надо заводить… Кроме часов, возили много разных вещей – от коробки передач для Тойоты до холодильников.

- Встречались ли с лидером талибов - муллой Омаром?

- Дважды. В первый раз мы встретились и долго говорили, минут 40. Он мне сказал, что все понял, и в декабре они отпускают летчиков. Нам пообещали, что новый год пилоты будут отмечать дома. Если бы не дурацкий поступок главы российского МИД РФ Андрея Козырева, который прежде времени заявил об освобождении, история закончилась бы раньше…

- Какое впечатление произвел на вас мулла Омар?

- Скажем так, далеко неглупый человек, зависимый от кого-то, но при этом принимающий самостоятельные решения. Те, от кого зависело решение, не думали отпускать летчиков. Но Омар принял решение отпустить экипаж.

- А кто принимал решение?

- Вся эта история говорит сама за себя. Ее замысел был унизить Россию (а в те годы мы переживали очень сложный период), так, чтобы всем показать, что мы как страна несостоятельна. Формальным поводом для задержания летчиков была перевозка амуниции для Кабула. Когда мне говорят, что вы поддерживали Северный Альянс, то я отвечаю, что российские власти и компании имели деловые отношения с официальным правительством Бурхануддина Раббани, признанного мировым сообществом.

То, что задержание татарстанского самолета была спецоперацией, у меня нет никаких сомнений. Откуда талибы могли знать о маршруте, откуда узнали про груз? Значит, кто-то сообщил. Не знаю, будет ли это в фильме, но в реальности было так. Когда к Ил-76 подлетел "талибовский" МиГ, то летчик истребителя обратился к капитану татарстанского самолета со словами "Володя, садись". На слова Шарпатова "не могу", тот ему ответил "Или ты садишься, или я тебя расстреляю". Одним словом, задуманный сценарий был реализован классно. В игре были задействованы многие силы. Поэтому для ведения переговоров я летал в Иран, Пакистан, говорил с этими людьми, они предлагали, давайте сделаем так или так.

- Как вели себя сами летчики в плену?

- Мне показалось, что они даже не осознали, в какую трубу попали. В глазах я у них не видел страха. Они даже не воспринимали угрозу смерти.

- Какую роль сыграл в освобождении летчиков владелец груза, известный торговец оружием Виктор Бут?

- Виктору Буту благодарен только за одну вещь - он оплачивал все. Когда ребят надо было кормить, создать им человеческие условия, я приходил к Буту и говорил, что уезжаю к ребятам. Он оплачивал самолеты, грузы, воду, пищу. В любом случае у меня таких денег не было. Сначала летчики сидели в яме, но с октября их перевели в достаточно комфортные условия.

- Когда летчики прилетели в Шарджу, вы их встречали?

- Я предполагал, что состоится побег, и хотел вылететь в Кандагар. Даже был вариант, что могу вылететь вместе с ними. Но понял простую вещь: если я появлюсь там, то, скорее всего, ничего не произойдет. Поэтому я находился в Казани и ждал. Раздался звонок. Мне сказали, что они взлетели. Я выпил целый графин воды, пока ждал новых вестей. Боялся сказать президенту. Их могли сбить, они могли упасть. Но, когда мне позвонили и сказали, что самолет приземлился в Эмиратах (у нас были договоренности, что их нормально встретят), то побежал к Минтимеру Шариповичу и доложил ему. Он сказал: "Так, дело сделано, вылетай к ним".

- Так все-таки это был побег или освобождение за выкуп?

- Любой человек понимает, что без определенных договоренностей никакую границу нельзя пересечь… И то, что, когда они прилетели в Эмираты, то вместо тюрьмы попали в пятизвездочную гостиницу (для них сняли целый этаж), говорит само за себя. Но ребята совершили настоящий подвиг, подняв в воздух самолет, который простоял год в жутких условиях. Нужно отдать должное советской технике. Она внесла большой вклад в этот побег. Полет над песчаными барханами на высоте 180 метров требует огромного мужества, как и перелет через многие границы. И не забывайте, что сам побег ребята совершили в тот момент, когда страна была в состоянии хаоса.



0 комментариев