Раджаб Сафаров: «Митинги в Иране не связаны с революцией в Египте»

Эксперт утверждает, что беспорядки в Тегеране спланированы Вашингтоном. Вслед за Египтом и Тунисом беспорядки вспыхнули в разных городах Ирана.

Кто может стоять за волнениями в этой стране и чего ждать от возможной иранской революции, «Труду» рассказал глава Центра изучения современного Ирана Раджаб САФАРОВ.

— Раджаб Саттарович, можно ли назвать народные волнения в Иране продолжением «цветных» революций в Тунисе и Египте?

— Ничего общего между этими событиями нет. Разница в том, что если в Тунисе и Египте мы наблюдали действительно стихийный народный протест против властей, то в Иране, независимо от оценки авторитарности его руководства, уличные акции с самого начала были организованы силами извне — я имею в виду США, Израиль и их европейских союзников. Не секрет, что Запад желал бы устранить Ахмадинежада от власти. Лозунги солидарности с египтянами стали лишь прикрытием для того, чтобы агентура западных спецслужб спровоцировала часть населения Тегерана на уличные акции. Надо заметить, что свою работу они провели на этот раз ювелирно.

— Откуда в Иране — стране, как принято считать, с жестким режимом — взялись агенты западных спецслужб? Кто они?

— Иран наводнен агентами западных разведок: американского ЦРУ, израильского «Моссада», английской МИ-6. Их перебрасывают из сопредельных с Ираном стран, находящихся под американским влиянием: Ирака, Афганистана, Пакистана. Пограничный контроль на отдаленных территориях у Ирана, кстати, довольно слабый, проникнуть в страну и раствориться в ней большого труда не составляет.

— Вы утверждаете, что Иран наводнен западными шпионами. А есть какие-нибудь более точные данные об их количестве?

— Только агентов ЦРУ в Иране не менее 3 тысяч. Столько же, если не больше, агентов «Моссада» и МИ-6. В их задачу как раз и входит подбивать оппозицию на свержение нынешнего иранского руководства.

— А что представляют собой оппозиционные политические силы в Иране?

— Каких-либо официально зарегистрированных оппозиционных партий или движений в стране нет. Но есть протестный электорат, неофициальным лидером которого считается Мирхоссейн Мусави. На проходивших в июне 2009 года президентских выборах он набрал 30% голосов избирателей, в то время как победу одержал Ахмадинежад, за которого проголосовали более 60% иранцев.

— Но оппозиция обвинила власти страны в подтасовке результатов голосования и потребовала их отмены. Сразу после выборов в Тегеране также вспыхнули массовые беспорядки. Сообщалось, что при разгоне демонстраций тогда погибли не менее 30 человек, около тысячи были арестованы.

— А кто сообщал? События в Иране большинство СМИ в России подают так, как их привыкли описывать западные коллеги. Обратите внимание, что и сейчас все сообщения о демонстрациях в иранских городах идут со ссылками на иностранные, в основном американские информационные агентства и телеканалы. Это и есть информационная война. Повторюсь, за попытками дестабилизировать обстановку в стране стоят исключительно внешние силы. А Ахмадинежад пользуется массовой поддержкой населения, и власть его я бы оценил как достаточно прочную.

— Могут ли нынешние беспорядки повторить сценарий египетской революции?

— Вероятность этого очень мала. Скорее всего, митинги и волнения иранские власти очень скоро подавят.

— Как вы считаете, какую позицию должна занять Москва по отношению к происходящим в Иране событиям?

— Это должна быть очень взвешенная позиция. Надо исходить из того, что Иран для России является важным партнером на Ближнем и Среднем Востоке. Если к власти там придет проамериканское правительство, Россия будет моментально отстранена от всех экономических проектов, в которых она там сейчас участвует, как это уже произошло с Ираком.



0 комментариев