Полумесяц в тени креста

«Надвигается страшная буря мусульманская; новое нашествие, но не монгольское, а мусульманское; не дикарей из Азии, а дикарей цивилизованных, прошедших университеты, гимназии и кадетские корпуса, вспоенных прессой», – писал в середине XIX века известный теоретик и практик христианизации мусульманских и языческих народов Поволжья Николай Ильминский.

Сегодня подобные страхи перед натиском нового поколения просвещенных мусульман все чаще берется озвучивать спикер по вопросам ислама Роман Силантьев. Однако его рецепты, предполагающие закрепление подчиненного статуса ислама по отношению к православию, могут поставить страну на грань межрелигиозного взрыва.

Традиционность того или иного религиозного направления для российского общества – достаточно спорный вопрос, окончательный ответ на который еще никто из российских специалистов не решался дать. Сложность вопроса – в определении четких критериев традиционности или нетрадиционности того или иного течения.

Любому исламоведу очевидно предельное разнообразие форм ислама на российских просторах, который на первом уровне делится на два крупных региональных условных подвида «кавказский» и «татарский». Далее, внутри каждого из этих подвидов существует также довольно сложное дробление – на мазхабы (правовые школы), тарикаты (духовные ордена), манхаджи (методологические школы) и т.д.

Взять, к примеру, ислам только в одной кавказской республике – Дагестане. Здесь традиционно, еще до революции, существовало по крайней мере четыре крупных исламских течения внутри суннитской версии – суфизм (представленный тремя тарикатами), школа мусульманских правоведов шафиитской правовой школы, салафийя, рационалистическое реформаторство (возникшее под влиянием идей европейского Просвещения).

Какое из них считать более традиционным для Дагестана, а какое менее – утверждать не возьмется никто. Попытки же одного направления навязать всему Дагестану свою версию ислама после краха СССР привели республику к религиозно-политической розни, не утихающей и по сей день. Тем не менее в подобных условиях полного отсутствия четких критериев определения степени традиционности верований за многие века взаимодействия государства с религиозными общинами выработался основной негласный принцип. Согласно ему, государство, дистанцировавшись от внутренних религиозных и идеологических споров, определяло традиционный характер той или иной общины в зависимости от степени ее лояльности самому государству, а также от степени ее встроенности в бюрократическую систему.

Но на волне клерикализации российского общества и власти в публичном пространстве начали все чаще озвучиваться и другие тезисы – об определении степени традиционности мусульманских общин и направлений в зависимости от их лояльности Русской Православной Церкви.

Например, в недавнем интервью, опубликованном в «НГР» (см. номер от 02.02.11), Роман Силантьев заявил, что для России «традиционен лишь тот ислам, последователи которого готовы быть законопослушными гражданами своего государства и уважать христианское большинство». Более того, он утверждает, что «те мусульманские лидеры, которые будут признаны Церковью маргинальными и нерукопожатными, рано или поздно станут таковыми и для государства». Подобная позиция оскорбительна не только для мусульман, но и для представителей власти, которых Силантьев ставит в подчиненное положение по отношению к РПЦ.

Мысли Силантьева не новы и не оригинальны – они были актуальны еще в дореволюционный период господства православия в государственной идеологии. Однако и в наши дни их озвучивают официальные представители РПЦ. К примеру, протоиерей Всеволод Чаплин на пресс-конференции по следам событий на Манежной площади озвучил тезис о том, что Россия является православной державой. Однако, согласно Конституции, наша страна является светским, демократическим, многонациональным и многоконфессиональным государством.

Главный тезис некоторых экспертов, близких к РПЦ, состоит в фатальной необратимости «православизации» и русификации всех российских народов. Поэтому, советуют они властям, нет смысла корпеть над встраиванием ислама в ткань современной отечественной государственности, так как мусульмане России все равно постепенно растворятся в православном большинстве.

Как пишет российский политолог Ринат Мухаметов, это фактически «возвращение к доекатерининской политике в отношении ислама, ключевым моментом которой была христианизация любыми средствами, включая насильственные». Предлагается придание ему статуса не равноправной (как по Конституции), а «терпимой» религии, как оно и было до революции 1905 года.

Попытки сконструировать и навязать мусульманам удобный для власти формат ислама предпринимаются и на Западе. К примеру, всемирно известный американский мозговой центр RAND Corporation в своем нашумевшем исследовании «Создание умеренных мусульманских сетей» предложил четыре ключевых принципа, которым должен соответствовать мусульманин для того, чтобы заслужить звание «умеренного»: приверженность демократии, причем в ее западном либеральном виде; признание нерелигиозных источников права; признание и уважение прав женщин, религиозных меньшинств и готовность пересмотреть положения Корана и Сунны в этих сферах; противостояние терроризму и незаконному насилию.

В России подобные эксперименты начались намного раньше, чем на Западе, в силу более раннего соприкосновения с мусульманской общиной, и были более грубы. К примеру, уже цитировавшийся нами христианизатор мусульманских народов XIX века Николай Ильминский так описывал образ приемлемого для империи муфтия и его единоверцев: «Для нас вот что подходящее было бы, чтобы инородец в русском разговоре путался и краснел, писал бы по-русски с порядочным количеством ошибок, трусил бы не только губернаторов, но и всякого столоначальника». Весьма прискорбно, что в нашей стране во многом возрождается подобное отношение к мусульманам.

На этом фоне понятны претензии главы Совета муфтиев России Равиля Гайнутдина, постоянно озвучивающего недовольство многих российских мусульман подчиненным положением по отношению к православию. Растущая и накапливающая свой социальный и общественный потенциал российская умма в формировании своего отношения к РПЦ и государству меньше всего ориентируется на мусульманских лидеров, делающих своим главным достоинством лояльность Церкви.



13 комментариев


  1. Абдулла Д
    (02.03.2011 21:32) #
    0

    Сильно. Баракаллах, Руслан

  2. Некто
    (03.03.2011 06:17) #
    0

    "...в силу более раннего соприкосновения с мусульманской общиной, и были более грубы." - ну действительно, если анализировать ситуацию с позиции высказываний XIX века, а еще лучше: "доекатерининской" эпохи, тогда уж нужно вспомнить и политическую обстановку борьбы России и Турции за кавказ и будущий Казахстан. Грубость методов вполне объясняется значительным размежеванием воюющих по сути обществ. Ув. автор хочет вернуть те времена или

  3. Некто
    (03.03.2011 06:23) #
    0

    пользуясь технологией "крика о холокосте" известного образца, подвинуть православие на общественной арене? Зачем прививать мусульманам мнение о гонимости их Веры? Слова протоирея Чаплина приписаны вообще - белыми нитками, в попытке связать прошлое с настоящим. Почему авторы, сейчас в своих статьях, задают гораздо больше вопросов чем отвечают на них? Читатель сам должен домысливать сюжет? Игра на воображении?

  4. Оптимист
    (03.03.2011 15:29) #
    0

    Ислам-единственная светлая перспектива человечества.Люди чувствуют это скорее инстинктивно,ища себе защиту, особенно сейчас, в условиях глобального кризиса. Поэтому так много европейцев и россиян принимают ислам. Это злит врагов ислама. Им желательнее видеть народы спившимися, развращенными, идолопоклонниками - такими легче манипулировать, таких проще эксплуатировать, как это уже происходило веками.
    Инша Аллах, им не остановить караван истории человечества!

  5. Ариф
    (06.03.2011 19:17) #
    0

    Ильминский был профессором, работал деятельно и не без успеха. Сибирские народы ему "обязаны" теперешным своим плачевным положением. Но в степях Казахстана он успеха не добился, хотя здесь открывал много русско-туземских школ. Исламская вера казахов оказалась сильнее.Религиозные вопросы нельзя политизировать. По этой причине Индия в 1948 г. разделилась на два государства: Индия, где люди исповедуют индуизм и Пакистан -исламское государство. Наш Пророк(с.а.с.) учит всех быть веротерпимым.

  6. радик
    (20.03.2011 15:19) #
    0

    полностью согласен но ещё мало сказано я могу превести много примеров в речах мной не избранного призедента что главная религия в россии хрестиянство а остальные .....

  7. салих
    (22.03.2011 12:51) #
    0

    Ассаляму алейкум дорогой мой брат. Стараюсь следить за твоими статьями. Дак держать!

  8. Оптимист
    (22.03.2011 13:33) #
    0

    Когда реакционер Ильминский "огнем и мечом" обращал часть мусульман в православие, речь шла не о Вере в Бога.Он знал, что мусульмане тверды в вере(Славят Создателя 5 раз в сутки,не пьют вино, высоконравственны).Ему было важно развратить их, сделать идолопоклонниками и пьяницами, что ему частично и удалось.Под православием он не имел в виду путь к Богу, а инструмент порабощения людей.И сегодня, увы!-под православием маскируются люди, страшно далекие от Бога.Люди,будьте бдительны!

  9. Halida
    (22.03.2011 18:19) #
    0

    Хороший материал.И еще вспомним Рамиля Юнусова, его слова:"Мазхабы-наше богатство".А еще:"изучение мазхабов, поиск общего языка с их представителями – это необходимо. Обвиняя друг друга, разделяясь, следуя по пути взаимной ненависти и конфронтации, тем самым мы только губим себя. Сегодня мы выдвигаем идею толерантности, общаемся с католиками, поддерживаем теплые отношения с православной церковью, дружим с иудейской общиной, но в то же время не можем найти общего языка с представителями другого н

  10. Halida
    (22.03.2011 18:20) #
    0

    другого направления Ислама. Я поражаюсь этому! С теми, кто называет пророка Ийсуса богом, мы находимся в дружеских отношениях, но неужели со своим братом по вере, трактующим некоторые слова Корана иначе, так трудно найти общий язык?!

  11. Оптимист
    (22.03.2011 19:23) #
    0

    Халида!На уровне простых верующих мусульман, стоим ли мы в ровных рядах на общей молитве или плачем, не стесняясь, у подножия горы Арафат во время хаджа, мы любим друг друга ради Аллаха Всевышнего и совершенно не обращаем внимания на различия в обряде! Это дело, скорее всего, политиков от религии.Мне даже кажется, что это-от недостатка веры, когда шайтан будоражит внутри, толкает на поиск фитны...И да убережет нас Аллах от козней шайтана!

  12. Ramil
    (23.03.2011 04:17) #
    0

    С.Нурси: В хадисах есть: в последние времена (ахирзаман) истинные верующие христиане совместно с последователями Корана будут противостоять их общему врагу – безбожию. Так и в нынешнее время верующие мусульмане, приходя к взаимному согласию не только со своими единоверцами и единомышленниками, но и с истинными религиозными христианами, оставив на время споры и распри в вопросах, являющихся причиной разногласий, нуждаются в союзе против их общего противника – воинствующих безбожников.

  13. Ramil
    (23.03.2011 04:21) #
    0

    С. Нурси: "В будущем, в котором будет править разум, наука и технология, БЕЗО ВСЯКОГО СОМНЕНИЯ, будет править Коран, который опирается на рациональные доказательства и который все свои предписания обосновывает разумом".