Отходит ли Россия от экономического прагматизма

Многие у нас в России недооценивают потенциала угрозы для национальной безопасности дестабилизации в Крыму или вокруг него. Хотя даже обострение отношений между Украиной и Россией в дни войны в Южной Осетии с вовлечением черноморского флота и вопросов Севастополя и вообще полуострова показало, что в данном случае, как говорится, много раз лучше перестраховаться, чем недостраховаться.

Присутствие российского флота в Севастополе – определенная гарантия сохранения стабильности и статус-кво в Крыму. Это стоит того, чтобы недосчитаться части сверхприбылей за углеводородные ресурсы. В конце концов, нефть и газ в современном мирем – это, прежде всего, не экономика, а политика.

В противном случае потери будут гораздо большими. В конфликтную ситуацию очень быстро могут быть втянуты и Турция (кстати, член НАТО), и Соединенные штаты (без них в мире почти ничего не обходится), и, может быть, даже такие игроки как Великобритания, имеющая исторические интересы в регионе.

Последняя сегодня пытается выстраивать некую независимую внешнеполитическую стратегию. Так может возникнуть на политическом горизонте даже проживающий в Лондоне наследник крымского ханского престола из рода Гиреев – Джеззар Памир Гирай.

Такой в некотором смысле отход от исповедовавшейся в последнее время доктрины экономического прагматизма можно только приветствовать. Правда, насколько это долгосрочно – большой вопрос. Да, и, скорее всего, проблема флота также тесно увязана с транзитом топлива.

Это своего рода развернутый глубинный экономический прагматизм. Ведь присутствие флота также является гарантией стабильности Украины и дружественного нам режима. А значит – стабильности российских поставок в Европу.

Вместе с тем, я не разделяю высокооптимистических ожиданий в отношении союзнических отношений с Украиной в целом. Флот в Черном море нужен и Януковичу, и Путину с Медведевым. Им по пути. Но при этом у каждой стороны свои прагматические виды на военно-политические дивиденды, которые они получат от этого, и свои планы, не всегда совпадающие, относительно того, как ими распорядиться. Очень большой бизнес – ничего сугубо личного. Сюда же, в эту же схему, ложиться и договор в Харькове.

В этой связи стоит упомянуть также соглашение по СНВ. После августовской войны на Кавказе на Украине на серьезном уровне заговорили о необходимости возвращения статуса ядерной державы. Думаю, сегодня эта тема снимается. Горячие головы остужены. В контексте наших взаимоотношений с Киевом и проблем черноморского флота и вообще Крыма это, безусловно, плюс.



0 комментариев