Мечеть как атомный реактор, или впечатления о поездке в Тегеран

На днях в столице республики Иран, Тегеране, состоялась международная конференция «Исламское пробуждение». Мероприятие посетила делегация Совета муфтиев России, однако среди российских гостей было также немало других общественных деятелей.

О чем говорили первые лица республики? Какой «штаб» был создан по итогам работы конференции? Что общего между мечетью и атомной станцией? Своим впечатлениями от поездки с читателями «Ансар.Ru» поделился главный редактор газеты «Завтра», автор публикаций на иранскую тематику Александр Проханов.

«Я в этом году уже бывал в Иране, меня интересовал этот континент. Потому что Иран – это больше чем страна. Меня интересовала модель, по которой развивается эта цивилизация, я поехал, чтобы поговорить с крупнейшими политиками, идеологами страны. Это было мое первое знакомство с Ираном. Я вынес оттуда массу личных впечатлений.

После первой поездки я делал ряд публикаций об иранской цивилизации, модели, которую предложил Иран миру как альтернативу на фоне чахнущей либеральной модели. И затем меня пригласили на конференцию.

Она была абсолютно нерядовая, я это понял когда очутился среди цвета исламской интеллигенции, духовенства, мыслителей. Конференция называлась «Исламское пробуждение», и я думал, речь будет идти о представлениях, связанных с революционной бурей, которая охватила арабские страны, но потом постепенно, слушая выступления, наблюдая лица, я понял, что речь идет о более глубинно важном. И когда в конце конференции был сформирован постоянно действующий комитет во главе с господином Велаяти (Али Акбар Велаяти - советник аятоллы), который будет брать на себя функции по координации революционных процессов в исламском мире, помощи молодым революционным государствам и движениям, тогда я понял, что присутствую при создании очень мощного штаба, который я окрестил «исламским интернационалом».

Создание этого комитета - иранская идея, она была, по-видимому, разработана еще до конференции. Это меня перенесло в Россию 20-х годов, когда Ленин говорил о теории и практике русской коммунистической революции, и был создан коммунистический интернационал, который также собрал массу представителей со всего мира. Но на смену мировой коммунистической революции, которая так и не состоялась, идет мировая исламская революция, которая в своих недрах тоже имеет свой интернационал, свою структуру.

Смысл этого комитета в том, чтобы, опираясь на опыт победившей иранской исламской революции, транслировать его в другие страны. Ведь именно Иран со всей мощью своей государственности имеет возможность оказывать влияние на революционные процессы.

Во время мероприятия было мало теоретических выступлений, но очень много эмоциональных и информационных. Теоретическим было выступление Аятоллы Хаменеи, который являясь созерцателем, религиозным мистиком, говорил наоборот очень рационально, строго, структурально, предупреждал об опасностях, которые подстерегают революцию, рассказал об опыте исламской революции в Иране. Восхитительно говорил президент Ирана Ахмадинеджад, который, казалось бы, в своей президентской должности должен говорить политизировано, осторожно, выбирая выражения, но он говорил как поэт, вдохновленный пророк, глубинный метафизик.

Все, о чем они говорили - что в недрах революции лежит проведение, воля Всевышнего, что иранская модель, которая, по-видимому, будет установлена и принята обновленными государствами, будет включать в себя высшие принципы свободы и справедливости, что на страже этих категорий человеческой свободы и справедливости должна стоять духовная сила, то есть духовные правители, которые не допустят обращаться с этими категориями произвольно, топтать их, опошлить или передать в руки нечестных и недобросовестных людей».

При этом, отметил редактор газеты «Завтра», все, что говорилось, говорилось с точки зрения Ислама, категории свободы и справедливости толковались через призму Корана. «Конференция носила высокий религиозный дух», - подчеркнул он.

В ходе поездки в Иран Александру Проханову, единственному из российской делегации, удалось побывать на недавно открывшейся атомной станции Бушер, которую построили российские специалисты.

«Россия присоединилась к санкциям НАТО против Ирана, был сорван ряд очень выгодных для России военных проектов. Но это не разрушило комплекс всех политических и экономических отношений стран. Россия и Иран в одинаковой степени поддерживают сирийское руководство, Россия и Иран по-прежнему заключают много важных экономических соглашений, создают совместные предприятия. Например, компания «Русал» планирует построить в Иране алюминиевый завод», - отметил наш собеседник.

Александр Проханов назвал создание станции своеобразным памятником исламской революции.

«Она была задумана еще шахом (Мохаммедом Резой Пехлеви – прим. «Ансар.Ru»), ее начинали строить немцы, во время иракско-иранской войны ее бомбили самолеты Саддама Хусейна, в результате чего были большие жертвы. В конце концов, туда пришла Россия. И, несмотря на санкции, на жуткое давление, ведь Бушер воспринимался американцами как база по созданию ядерного оружия, завершила строительство. И кстати, эта станция самим Ираном толкуется не только как энергетическая и индустриальная, но и как политическая и идеологическая победа. Крупные руководители атомной сферы Ирана называют эту станцию священной, здесь погибли иранцы мученической смертью шахидов».

Говоря о станции в Бушере, Александр Проханов поделился своим особым символическим видением этого сооружения.

«Она мне напомнила мечеть своим куполом и высокой трубой, похожей на минарет. В настоящей мечети Ирана работает реактор, реактор молитв, мощного сосредоточенного человеческого моления, где вырабатывается духовная энергия. То есть в каком-то смысле мечеть является реактором духа. А атомная электростанция вырабатывает ядерную энергию».



1 комментариев


  1. муслим
    (23.09.2011 13:30) #
    0

    Здорово говорит!

  2. sasq
    (23.09.2011 21:05) #
    0

    Комментарий удален модератором.