К Бин Ладену и обратно. Путь Сальмана аль-Ауда

Наше бурное и противоречивое время являет нам удивительные жизненные истории самых ярких лидеров исламского мира. Среди них – весьма респектабельный саудовский ученый Сальман аль-Ауда, известный также по своей кунье, как Абу Муаз, директор арабской версии сайта IslamToday, автор многочисленных книг, статей, телевизионных передач и отец 12 детей.

За короткий период он успел запомниться мусульманам своим противостоянием правящей саудовской семье, критикой официального муфтия КСА, цитатами из Усамы бин Ладена (или приписываемых ему), пятилетним тюремным сроком и, наконец, переосмыслением своего радикального опыта и критикой своего прежнего авторитета. Сегодня шейх, на которого ранее любили ссылаться поборники крайних взглядов, близок к идеям и практике концепции аль-Васатыйя (исламская умеренность).

Становление консерватора

Сальман аль-Ауда родился в 1955 году в местечке аль-Баср, неподалеку от города Бурайда в провинции Касим, в центральной части Саудовской Аравии. Первые годы своей жизни он провел в аль-Басре, а затем переехал в Бурайду для учебы. Там аль-Ауда поступил в институт, где обучался в течение шести лет.

За годы своей учебы он получил классическое исламское образование, углублено изучив арабский язык, грамматику, ханбалитский фикх (право) и хадисы под личным руководством местных шейхов. Институт в Бурайде собрал самых примечательных региональных ученых того времени, среди которых были шейх Салих ас-Сукайти, шейх Али ад-Дали, шейх Салих аль-Буляйхи и многие другие.

Обучение в этом институте позволило ему не только непосредственно перенимать знания у видных шейхов, наблюдать их образ жизни, но пользоваться богатой библиотекой. За период учебы аль-Ауда заучил наизусть несколько коротких трактатов по различным предметам, среди которых значились:

  • «Аль-Усуль ас-Саляса», «аль-Каваид аль-Арбаа», «Китаб ат-Таухид» и «аль-Акида аль-Васатыйя», все из которых связаны с исламскими убеждениями;
  • «Матн аль-Аджурумийя» по арабской грамматике, который он, выучив наизусть, затем преподавал своим молодым ученикам в мечети;
  • «Матн ар-Рахбиййя» – по законам о наследовании;
  • «Зад аль-Мустакни» - возможно наиболее известный и наиболее всеобъемлющий трактат по исламскому праву в соответствии с ханбалитским фикхом. Аль-Ауда изучил большую часть этого комментария в институте и продолжал изучать его с рядом ученых, в частности, шейхом Салихом аль-Буляйхи и шейхом Мухаммадом аль-Мансуром;
  • «Нухба аль-Фикр» Ибн Хаджара аль-Аскаляни по терминологии хадисов. Он выучил его в студенческие годы, а затем преподавал его собственным студентам и помогал им в его запоминании;
  • Целый ряд трактатов он выучил наизусть частично. Среди них «Альфийя» Ибн Малика по арабской грамматике и ряд трактатов в области юриспруденции и других предметов.

По итогам обучения он завершил бакалавриат и магистратуру в области исламской юриспруденции в Университете Имама Мухаммада бин Сауда и получил степень магистра в науке Сунны на факультете Усулю д-дин (Основ религии). Его магистрская диссертация была посвящена проблеме чуждости и странности Ислама этому миру, в соответствии с известным хадисом Посланника Аллаха (мир ему), а также правовым положениям из него вытекающим. Впоследствии аль-Ауда получил степень доктора также в области наук Сунны.

В период своего становления как ученого и общественного деятеля аль-Ауда идентифицировал себя с саудовским интеллектуальным движением «Сахва», которое возникло в 1970-х годах. Движение Сахва – от слова «пробуждение» - было основано в ханбалитской традиции суннизма. Оно рассматривало истинное исламское правление как равноправное партнерство между улемами (учеными) и государством на основе исламского права, выведенного исключительно из Корана и Сунны.

Взгляды аль-Ауда в рамках движения «Сахва» включали в себя идеи личной ответственности правителя и обычных мусульман за выполнение коранических предписаний по одобрению благого и запрещению дурного. Согласно его убеждениям, данная ответственность не могла быть отменена ни под какими предлогами, ни в пользу каких бы то ни было государственных учреждений и официальных улемов.

На мнения и убеждения шейха аль-Ауда о роли правительства и состоянии общества повлияли условия, в которых он родился и вырос. Будущий ученый рос в сельскохозяйственном районе возле Бурайды, которое, как и вся провинция Касим в целом, отличались бедностью, слабым уровнем развития в сравнении со столичным регионом и городами Хиджаза.

Бурайда исторически была известна как оплот ортодоксального суннитского консерватизма. Она традиционно отличалась активной оппозиционностью некоторым продвигаемым государством проектам. В особенности тем, которые влияли на местные культурные ценности и устоявшиеся обычаи. Одним из таких проектов было предоставление образования девочкам, впервые введенное в стране в начале 1960-х годов.

Именно поэтому аль-Ауда в своих проповедях и лекциях с самого начала выражал идеи сопротивления культурным вызовам, возникающим в результате глобализации и модернизации. Он также призывал к противодействию монополии одной правящей семьи на власть в Саудовской Аравии, критикуя ее неспособность существенно изменить экономический и политический климат в стране.

Первые политические схватки

Кризис и война в Персидском Заливе 1990-1991 годов, в ходе которых американцы противостояли режиму Саддама Хусейна, вторгшегося в нефтненосный Кувейт, дали шейху аль-Ауда возможность сыграть на уже существующем социальном напряжении и недовольстве внутри саудовского государства. Поводом к тому послужила фетва (богословско-правовое заключение) тогдашнего муфтия Саудии Абдель-Азиза ибн База, обосновывающая дозволенность приглашения на территорию Королевства американских войск для защиты правящего режима от Саддама Хусейна.

Аль-Ауда тогда поднял вопрос о неспособности военных Саудовской Аравии защитить свою страну. Причем до этого саудовское правительство вложило огромные средства в закупку американского вооружения и обучение собственной армии.

За период войны в Заливе аль-Ауда стал основным инициатором двух обращений на имя короля, призывающих к серьезным реформам. Первое 1991 года, известное, как Письмо требований, было подписано ведущими саудовскими религиозными и общественными деятелями, а также бизнесменами. Они призывали короля к изменениям в форме правления, в частности, к созданию консультативного совета – Шуры.

Год спустя, было подготовлено второе обращение, известное как Меморандум о консультациях, которое также было подписано более чем сотней религиозных деятелей. Данный документ призывал к расширению личностных свобод и вновь к созданию Шуры. Кроме того, в обращении содержались призывы поставить СМИ под религиозную цензуру и обеспечить анализ всех саудовских законов на предмет их полного соответствия Шариату.

Оба обращения критиковали правительство, находящееся у власти и одновременно выражали лояльность правящей семье Саудитов. Одновременно с этими инициативами, по всей стране большое распространение получили аудиокассеты с проповедями аль-Ауда.

Эти проповеди и инициативы оказали поддержку другим оппозиционным голосам в послевоенные годы. Особенно после того, как на территории Саудии были созданы американские военные базы.

Кроме того, аль-Ауда продолжал плодотворно трудиться на научном поприще. Он написал и издал десятки книг, многие из которых и сегодня доступны на веб-сайте Сальмана аль-Ауда IslamToday. Среди этих книг стоит отметить следующие:

  • «Первые гураба» (странники от Ислама),
  • «Качества гураба» (странников от Ислама),
  • «Уход от общества и участие в нем»,
  • «Дискуссия с шейхом Мухаммадом аль-Газали»,
  • «Кто имеет право участвовать в независимых правовых дебатах?»
  • «Руководство к изучению исламского закона».

Традиционно аль-Ауда имел обыкновение давать еженедельные уроки для широкой аудитории в главной мечети Бурайда. Кроме того, он проводил и другие уроки, посвященные комментариям к книге «Булюг аль-марам». После каждой утренней молитвы он выступал с разъяснениями по авторитетным сборникам хадисов – «Сахих аль-Бухари», «Сахих Муслима», а также с некоторыми комментариями Корана.

Кроме того, он преподавал такие книги как «Китаб ат-таухид», «Усуль ас-саляса» и «Нухба аль-фикр». Эти уроки были утрачены, наряду с другими оригинальными и полезными произведениями шейха, во время тех потрясений, которые ему пришлось пережить наряду с другими исламскими активистами.

Аль-Ауда и Бин Ладен


Доктор аль-Ауда был заключен в тюрьму на пять лет в период с 1994 до конца 1999 года из-за некоторых своих уроков и книг, которые он активно готовил и издавал. К примеру, в своем открытом письме шейху Ибн Базу 1994 года, в котором он обосновывал недействительность его фетвы относительно мира с израильтянами, аль-Ауда цитировал Усаму бин Ладена.

Он был освобожден спустя 5 лет вместе со своими единомышленниками и возобновил свою активную деятельность. Аль-Ауда вернулся к своим еженедельным урокам в мечети по таким предметам, как коранические комментарии, исламская этика, образование и личностный рост.

В настоящее время он призывает к миру и взаимодействию с представителями иных религий. Что же касается пересмотра тех взглядов, за которые он пострадал, шейх заявил, что это стало возможным в результате более глубокого понимания им исламского учения.

Доктор аль-Ауда в настоящее время осуществляет руководство популярным веб-сайтом IslamToday, который поддерживается на четырех языках – арабском, английском, французском и китайском. Данный ресурс был первым, который предложил в Саудии столь широкое разнообразия тем и мнений относительно проблемных вопросов.

Кроме того, аль-Ауда дает уроки и лекции через Интернет, а также по телефону для широкого круга слушателей. Он ежедневно отвечает на вопросы, которые к нему поступают от читателей и слушателей, в дополнение к своей основной работе. Кроме того, он регулярно участвует в телевизионных передачах на влиятельном ближневосточном канале MBC TV.

Сегодня аль-Ауда выступает с конструктивных позиций, критикуя те или иные вещи и одобряя то, что этого заслуживает. Он пользуется большой популярностью у молодежи. Говоря с ней на ее же языке, аль-Ауда преломляет религиозные положения и принципы к реальной жизни, дает ответы на конкретные проблемы конкретных людей, делает исламское право живым и откликающимся на сегодняшние запросы.

Доктор особенно стал известен своей критикой атак 11 сентября и своим личным упреком к Усаме бин Ладену (или же в его лице к тем, кто исповедует крайние взгляды). В 2007 году, примерно через шесть лет после событий в Нью-Йорке, в эфире MBC TVон сделал обращение, привлекшее внимание всего мира.


«Мой брат Усама, сколько крови было пролито? – вопрошал аль-Ауда, обращаясь, скорее, не к своему земляку Бин Ладену, а ко всем, кто увлечен утопией «всемирного джихада». - Сколько ни в чем не повинных людей, детей, стариков и женщин было убито под флагом «Аль-Каиды»? Будешь ли ты счастлив встретить Аллаха Всемогущего, неся на себе бремя этих сотен тысяч и миллионов жертв?» С полным текстом его обращения к бин Ладену может ознакомиться любой желающий на сайте IslamToday.



4 комментариев


  1. (04.06.2012 20:07) #
    0

    Комментарий удален модератором.

  2. (04.06.2012 20:37) #
    0

    в своем открытом письме шейху Ибн Базу 1994 года, в котором он обосновывал недействительность его фетвы относительно мира с израильтянами,
    ----------------------
    А что за фетва такая?

  3. (04.06.2012 22:07) #
    0

    Что-за пурга? Что шейх Аль-Ауда не знал,что 11-е сентября дело рук кяфиров? НЕ ВЕРЮ!!!

    • (04.06.2012 22:30) #
      0

      Знал не знал, но письмо такое есть:


      Сальман аль-Ауда обращается к Усаме бен Ладену

      14 сентября известный саудовский улем шейх Сальман бен Фахд аль-Ауда обратился с открытым письмом к Усаме бен Ладену, в котором подверг критике его самого, а также идеологию и практику возглавляемой им организации «Аль-Каида». Институт религии и политики предлагает читателю перевод этого послания, получившего широкий отклик в арабских СМИ и полностью опубликованного на интернет-сайте шейха аль-Ауды. (http://www.islamtoday.net/pen/show_articles_content.cfm?id=37&catid=195&artid=10136)


      Брат мой Усама!

      Сколько крови ты пролил? Сколько безвинных людей, детей, стариков, инвалидов и женщин убито, лишилось жилья или изгнано из родных домов именем «Аль-Каиды»?

      Обрадуешься ли ты, когда Всевышний Аллах спросит с тебя за этих людей – а их сотни тысяч, если не миллионы?

      Разве не помнишь ты слова:
      «Я не убью человека, молящегося
      За власть другого курейшита.
      У него будет власть, а на мне – грех.
      Упаси Аллах от глупости и безрассудства!
      Стану ли я убивать мусульманина безвинного?
      Ведь тогда и моя жизнь будет никчемной?
      И может ли быть иначе, если сам посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) говорит:

      «Если кто убьет воробья понапрасну, то тот в Судный день воззовет к Всемогущему Аллаху, сказав ему: "Господи! Такой-то убил меня понапрасну, а не для пользы!" Эта религия, запрещающая пролитие крови даже птиц и животных, не может согласиться с убийством безвинных людей, независимо от его причин и мотивов. Разве не читал ты слова пророка (да благословит его Аллах и приветствует) о некоем пророке, который сжег муравейник? Вот что он говорит: «Сел один пророк под дерево, и укусил его муравей. И велел он слугам, чтобы муравейник взяли и сожгли в костре. И послал Аллах ему откровение: разве мало было [убить] одного лишь муравья?». То есть в своем откровении Всевышний Аллах спросил этого пророка, зачем из-за одного муравья, укусившего его, он сжег целую муравьиную деревню, прославлявшую Аллаха? Что же сказать про людей, про род человеческий?

      Кто ответит за многих мусульманских юношей и молодых людей в расцвете лет, которые, полные рвения и только начавшие соблюдать нормы ислама, отправились в путь, не ведая, куда он ведет, и не заблудятся ли они на этих путях и дорогах?!

      Сегодня, брат мой Усама бен Ладен, ислам выглядит не самым лучшим образом. Весь мир твердит, что ислам убивает тех, кто не исповедует этой религии. Говорят и о том, что салафизм убивает мусульман, которые его не придерживаются. Между тем пророк (да благословит его Аллах и приветствует) разрешил убивать лишь лицемеров, о которых Аллах сказал, что они – в нижнем слое огня[1]. И он (да благословит его Аллах и приветствует) разъяснил это так: «Пусть не говорят, что Мухаммад убивает своих приспешников».

      Брат мой Усама! То, что произошло 11 сентября – и что мы осудили с самого начала, – это убийство нескольких тысяч человек (возможно, их было около трех тысяч): одни погибли в самолетах, другие – в башнях. А ведь есть безвестные проповедники (наверняка всех их мы не знаем), через которых Аллах наставил на путь десятки и сотни тысяч людей: они восприняли ислам, просветились светом его, и сердца их наполнились любовью к Всемогущему Аллаху! И разве укроется от нас разница между теми, кто убивал, и теми, кто оживлял? Господь говорит: «…кто убил душу не за душу или не за порчу на земле, тот как будто бы убил людей всех, а кто оживил ее, тот как будто бы оживил людей всех» (Коран, 5: 32). Ведь оживление хотя бы одной души знанием или верой есть явная победа, и это – великая награда.

      Брат мой Усама! Что такое уничтожение народа (как в Афганистане) и обречение его на скитания и голод – страна утратила инфраструктуру и вообще все, на чем держится жизнь, или уничтожение другого народа (как в Ираке)? Это более трех миллионов беженцев, осевших в одних только Иордании и Сирии, не говоря уже о тех, кто уехал в другие страны Запада и Востока. Призрак гражданской войны, который бродит и по Афганистану, и по Ираку, – это не то, что может радовать мусульманина. Услышав про человека, носящего имя Харб (араб. Война), пророк (да благословит его Аллах и приветствует) дал ему другое имя, потому что ненавидел войну. Великий Господь наш говорит: «Предписано вам сражение, а оно ненавистно для вас» (Коран, 2: 216), ибо это дело ненавистное, и человек прибегает к нему лишь будучи вынужден к этому, когда у него не остается иного выхода.

      Кому выгодны попытки превратить Марокко, Алжир, Ливан, Саудовскую Аравию – или любую другую страну – в край, где царит страх, где человек не уверен в своей безопасности?

      Разве приход к вершине власти – это цель?

      И решение ли это?

      Или расчет сделан на то, чтобы прийти к власти на трупах тысяч и сотен тысяч полицейских, солдат и простых мусульман, безвинных людей, которых иногда убивают, говоря: они-де будут воскрешены за свои [добрые] намерения? Да, они-то будут воскрешены за свои намерения, но как воскреснем мы, и какими предстанем мы перед Господом, пролив столько крови или способствовав – вольно или невольно – ее пролитию?

      Забота о том, как донести послание [ислама] до людей, о том, как вести проповедь, как воздействовать на других и как изменить их убеждения, важнее и выше заботы о том, как покорять людей, подчинять их себе силой. Аллах послал пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует) вожаком, а не сборщиком податей, как говаривал Умар ибн Абд аль-Азиз[2] (да будет доволен им Аллах).

      Кто ответит, брат мой Усама, за распространение идей, которые учат обвинять в неверии, взрывать и убивать? А ведь эти идеи проникли в семьи [мусульман], в результате чего чей-то сын стал способен обвинить в неверии отца (случается и это!) или брата, а то и хладнокровно убить родного человека? И, быть может, со всем этим он предстал перед Аллахом, хотя в мусульманской семье мог бы царить дух мира, братства и веры!

      Кто ответит за молодых, оставивших своих матерей убитыми горем и мучимыми болью, своих жен – печальными, маленьких детей – постоянно ждущими и спрашивающими: «Где мой отец? Где мой отец?». Но нет ответа: может быть, отец убит! а может, пропал, и никто не знает, куда направил он стопы свои! Кто ответит?

      А преследования, которым западные правительства подвергают благотворительные организации, обрекая на лишения сирот, бедняков и всех, кто в Африке и других странах нуждается в ломте хлеба, школе, одежде и прочем! Кто ответит, брат мой Усама, за то, что тюрьмы стольких арабских и мусульманских стран переполнены молодежью? А ведь это породило новую волну обвинений в неверии (араб. такфир), волну насилия, убийств и мести всему обществу!

      Разве не возможно для тебя то, что было возможно для моего и твоего господина – Мухаммада (да пребудут с ним благословение и мир), который был послан как милость для миров: «Мы послали тебя только как милость для миров» (Коран, 21: 107).

      В словаре войны нет места милости!

      Есть ли милость в человекоубийстве?

      Есть ли милость во взрывах?

      Есть ли милость в том, чтобы выбирать мишень?

      Какая милость в том, что многие мусульманские страны превратились в зоны военных действий и сражений? Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) покорил Аравию и подчинил ее целиком, не устраивая резни. Более того, за все время нахождения там посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) – то есть за двадцать три года, – было убито около двухсот человек, а то и меньше. Возможно, мусульман было убито вдвое больше, чем их врагов.

      Что могут наделать сто юношей в Алжире, двести – в Ливане и примерно столько же – в Саудовской Аравии, устраивая террористические акции или, как их именуют, самоубийственные операции?!

      Про такие операции справедливо сказать, что они «глаз выбьют, зуб сломают, но по врагу не ударят и на охоте добычи не убьют».

      Представь себе, что кто-то из них приобретет влияние, а то и взойдет на вершину власти – и что они сделают? Ведь не будет у них ни жизненного опыта, который помог бы им правильно вести дела, ни знания шариата, которое укрепило бы их на выбранном пути, ни широких и прочных связей с элитами и массами!

      Неужели мы свели ислам к выстрелу, к пуле, к автомату?

      Неужели средство стало целью?

      И неужели тот путь, на который встало немало молодых людей во многих странах – это ниспосланное откровение, которое они не в силах пересмотреть или исправить? Или это все-таки человеческая инициатива, не свободная от ошибок? Если это человеческая инициатива, на которую можно ответить и которая может быть скорректирована, то я говорю:

      Брат мой Усама! Твои братья в Египте, Алжире и других мусульманских странах уже поняли, что этот путь ошибочен и опасен. Они нашли в себе мужество через книги, передачи и интернет-сайты объявить, что этот путь ошибочен, и они просят у Всевышнего Аллаха прощения за совершенное, в котором они раскаиваются.

      Сказано:
      «Есть много отважных сердец,
      Но мало видел я отважных разумом».
      Как нужно сейчас, чтобы отважные сердца были отважны также и своим разумом!

      Неужели не доходит до нас голос ученых, людей искренних, добрых советчиков, верующих, молящихся денно и нощно, тех, кто усердно поминает имя Аллаха? Они говорят и кричат то, что сказал пророк (да благословит его Аллах и приветствует), когда совершил ошибку Халед ибн аль-Валид – главнокомандующий исламской армии[3]. Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) сказал: «О Аллах! Я неповинен в том, что сделал Халед». И произнес он эти слова так громко, что мы слышим их до сих пор, спустя 1400 лет. Многие из этих людей, более того – лучшие из них – говорят: «О Аллах! Мы неповинны в том, что сделали брат мой Усама и те, кто действует от его имени или под его знаменем». Напомню тебе, что сказал господин наш Мухаммад (да благословит его Аллах и приветствует) твоему тезке Усаме ибн Зайду, когда тот убил человека из рода аль-хурукат (одного из родов племени джухайна) в сражении после того, как тот сказал: «Нет бога, кроме Аллаха»[4]. Когда пророк упрекнул его за это, он сказал: «О посланник Аллаха! Тот человек произнес эти слова, чтобы спастись от смерти, из страха перед мечом. И пророк (да благословит его Аллах и приветствует) ответил ему: «А как ты поступишь со словами "нет бога, кроме Аллаха", когда придет Судный день?». Тот сказал: «Прости меня, посланник Аллаха!». Но он повторил: «Как ты поступишь со словами "нет бога, кроме Аллаха", когда придет Судный день?»

      А как ты, Усама, поступишь со словами "нет бога, кроме Аллаха", когда для тебя придет Судный день?

      Не годится, брат мой Усама, чтобы жизнь давала нам один-единственный урок. Нужно, чтобы жизнь давала нам много разных уроков. Недаром говорится:
      Каждый день на свет рождается разумный,
      И каждый день впадает в безбожие невежа.
      Как и многим из тех, кого волнует судьба этой уммы, мне очень больно, и сердце мое страдает, когда я вижу, сколько юношей, которые могли стать творцами и строителями, реформаторами, студентами, изобретателями или вождями своей уммы, превращаются в живые бомбы. Возможно, что сегодняшние друзья завтра станут врагами, и при определенных условиях они будут поступать друг с другом так же, как сейчас поступают со своими противниками и врагами.

      Есть вопрос, который ты вправе задать себе сам, а другие в праве задать его тебе: каков же итог этих долгих лет страданий, несчастий, слез и жертв?

      Я молю Всевышнего Аллаха, чтобы всех наставил Он на путь истины и привел нас всех к тому, что любит Он, и что угодно Ему.

      [1] «Поистине, лицемеры – в нижнем слое огня, и никогда не найдешь ты для них помощника» (Коран, 4: 145).
      [2] Халиф из династии Омейядов (680–720), по преданию, отличался кротостью, большой набожностью и миролюбием; время его правления принято сравнивать с эпохой правления первых четырех («праведных») халифов.
      [3] Имеется в виду вероломный поступок знаменитого мусульманского военачальника с племенем бану джазима: в январе 630 г., после покорения Мекки, оно добровольно сложило оружие по требованию Халеда ибн аль-Валида, посланного Мухаммадом с целью его обращения в ислам. Тем не менее, полководец захватил бану джазима в плен и перебил до трех десятков мужчин.
      [4] Т. е. назвал себя мусульманином.

      Сальман бен Фахд аль-Ауда

      Перевод Института религии и политики
      1 октября 2007 г.

  4. (04.06.2012 23:07) #
    0

    караван идёт а иуда лает(

  5. (07.06.2012 10:34) #
    0

    Комментарий удален модератором.