«Борющаяся с драконами» говорит вслух

Ребия Кадир – выдающийся лидер уйгурского этноса в США. Она провела 6 лет в китайской тюрьме за то, что выступала в защиту своего народа перед китайским правительством. Перед арестом в 1999 г. она была известной уйгурской бизнес-леди, в одно время даже занимала седьмую строчку в рейтинге самых состоятельных людей КНР.

После освобождения в марте 2005 г. Кадир отправилась в США, где стала президентом Уйгурской Американской ассоциации и Всемирного уйгурского конгресса.

Ребия рассказывала о ситуации в Восточном Туркестане со слезами на глазах.

IOL: Приняла ли администрация Обамы достаточно мер в ответ на нарушения прав человека в Китае? По вашему мнению, что должны делать в этой ситуации Соединенные Штаты?

Кадир: Администрация Обамы поистине разочаровала нас, уйгуров. 5 июля 2009 г. в столице Восточного Туркестана, Урумчи, произошли волнения, и китайское правительство устроило нашему народу зачистку.

Зачистка продолжается и по сей день, они арестовывают и задерживают людей. Они убили сотни людей и арестовали тысячи. Недавно я объявила, что китайские власти арестовали тысячи людей, и что с момента событий в Урумчи без вести пропало 10 000 уйгуров.

На нашей родине продолжается геноцид, и администрация Обамы об этом прекрасно осведомлена, но все еще хранит молчание и не сказала ни слова, чтобы остановить эту трагедию.

Китайские власти задерживают и убивают людей ежедневно. Мы изо дня в день получаем новости и информацию о том, что наши люди пропадают, оказываются под арестом или гибнут. Мир не ведает, что там творится.

В южной части Восточного Туркестана проживают практикующие свою религию мусульмане, и китайские власти арестовали большинство религиозных людей из этого района. Они арестовали женщин в хиджабах, мужчин с бородами и всех людей в регионе, имеющих отношение к религии.
В феврале 1997 г. в городе Гулья (Гулджа?) произошли волнения, протесты против ареста религиозных лидеров. Люди вышли на улицы, чтобы попросить правительство освободить тех лидеров, которых арестовали 27-го Рамадана того же года.

Это были религиозные деятели, которые не сказали ни слова против правительства, они лишь проповедовали людям ислам. Они призывали людей обращаться хорошо с другими людьми, не принимать наркотики, избегать алкоголя.

IOL: Разве правительство толкает уйгуров на употребление наркотиков, или просто не принимает мер против их распространения?

Кадир: Я бы хотела разъяснить всю картину в деталях. До 1987 г. в Восточном Туркестане не было такого понятия, как проституция. Религия и традиции уйгуров всегда выступали против этого; мы никогда и не слышали об этом раньше. За всю нашу историю мы никогда не слышали, например, о секс-шопах.

Уйгуры никогда прежде не слышали и о наркотиках. Наркотики пришли из континентального Китая.

Вплоть до 1987 г. народ ничего не знал об употреблении наркотиков и не был приучен к алкоголю. Наша религия запрещает употребление алкоголя, и люди очень строго к этому относятся. Конечно, были те, кто пил алкоголь, но эти люди были атеистами и членами коммунистической партии Китая.

Внезапно после 1987 г. на нашей земле появились наркотики. Из материкового Китая пришел поток наркотиков, и уйгурская молодежь начала принимать эти вещи. Они не знали, что это такое; обо всем этом ходило много слухов.

Китайские бизнесмены стали открывать публичные дома; они приехали из Китая, привезли своих девушек оттуда в наш регион. Они умудрились завлечь в этот бизнес даже некоторых уйгурских студенток, испытывавших финансовые затруднения.

В то время я была членом парламента, я общалась с правительством и призывала его принять меры, чтобы повысить осведомленность и уберечь людей от наркотиков и алкоголя. Но правительство ничего не сделало, оно не использовало телевидение, радио или газеты для пропаганды образа жизни без наркотиков и алкоголя.

Из-за недостатка усилий со стороны правительства, тысячи молодых уйгуров пристрастились к наркотикам и алкоголю. Впоследствии наши религиозные деятели стали принимать организованные просветительские меры. Они использовали мечети и собрания в качестве платформы для выступлений. Тогда китайские власти арестовали всех религиозных деятелей, выступивших против распространения алкоголя и наркотиков.

5 февраля 1997 г. ученики арестованных религиозных деятелей вышли на улицы в знак протеста и потребовали от правительства освобождения своих лидеров. Правительство отреагировало с жестокостью, убило сотни молодых студентов и протестовавших уйгурских подростков.

Они продолжили арестовывать тех, кто участвовал в демонстрации, а также их родственников. Эти аресты продолжались еще целый год.

После этого инцидента сотни людей были казнены китайскими властями. Казни происходили каждый день, а правительство заставляло людей выходить на улицы и рукоплескать его решению.

IOL: Почему правительство арестовало религиозных лидеров? Китайское правительство ведет систематическую политику дискриминации мусульман в регионе?

Кадир: Конечно, такая политика ведется китайскими властями уже 60 лет, дабы искоренить ислам. На нашей земле был известный религиозный деятель, Убликим Максум, у которого было 4000 студентов, которые учились под его началом 15 лет. И его, и студентов арестовало правительство. Их арестовали потому, что они изучали собственную религию и проповедовали ислам.

То есть, одним из важнейших направлений политики китайского правительства является искоренение религии, в данном случае, ислама. Это же коммунистическое правительство.

IOL: Считают ли китайские власти ислам частью уйгурского самосознания, которая могла бы вызвать сепаратистскую деятельность?

Кадир: Его можно считать частью этого, но китайское правительство – атеистическое, оно считает религию главным врагом государства, и поэтому его главная цель – искоренить религию. Они пропагандируют атеизм, и их целью на протяжении 60 лет было искоренение ислама просто потому, что уйгуры исповедуют ислам.

Если бы китайские власти не хотели искоренить религию уйгурского народа, тогда у уйгуров не было бы никаких проблем с китайцами, и они могли бы спокойно сосуществовать.

Они хотят уничтожить нашу религию, и именно поэтому мы боремся за ее сохранение.

Я провела 6 лет в тюрьме. Первое, что требуют китайские власти – признать, что Бога нет. Если вы согласитесь, тогда в тюрьме с вами будут хорошо обращаться; если откажетесь, вас накажут. Ваши руки и ноги закуют в кандалы.

Там была соблюдающая мусульманка Шамши Нур. Нур хотела молиться и сделала тайямум (сухое омовение, которое мусульмане совершают в отсутствие воды), во время молитвы она не собиралась читать аяты из Корана во весь голос. Однако китайские власти заподозрили, что она читает про себя Коран, они ее наказали – ей не давали никакой еды 24 часа.

Если бы мусульманский мир обследовал бы эти тюрьмы, они бы обнаружили, что 25% всех заключенных в Восточном Туркестане – глубоко религиозные люди. Китайские власти не сажают в тюрьму алкоголиков или наркоманов. Если вы не носите хиджаб, вам будет очень хорошо в Восточном Туркестане. Все пожилые люди, живущие сейчас в таких условиях, и их дети – страдают от серьезных проблем, они теряют моральные ценности.

IOL: Почему китайский режим ведет такую жесткую политику?

Кадир: Сейчас китайское правительство ведет очень суровую политику по отношению к тому, что оно называет «тремя силами зла». Когда любая другая страна поднимает вопрос о правах уйгурского населения, китайские власти отвечают, что борются с этими тремя силами зла.

Первая – «радикальные мусульмане». Но на нашей земле нет никаких радикальных мусульман; там все – порядочные мусульмане, которые не имеют ничего общего с радикализмом. Они не совершили никаких преступлений кроме того, что китайские власти называют пропагандой ислама. Они не хотят никого убить, их главная цель – проповедование ислама. Поэтому если бы китайские власти разрешили им жить в своей религии, у них не было бы никаких проблем с правительством. И их еще называют радикальными мусульманами.

Китайские власти обманули весь мир. Они разрешают некоторым людям ехать в мусульманские страны – Египет, Саудовскую Аравию или Турцию, чтобы изучать ислам, а когда они возвращаются – их всех арестовывают китайские правоохранительные органы.

Вторая сила, с которой борются китайские власти – «террористы». Все, кого они именуют террористами, на самом деле терпимейшие из мусульман. Они даже не знают, что такое терроризм, или как выглядят террористы, они всего лишь правоверные мусульмане.

Третья сила, с которой они якобы борются – «сепаратисты». Это как раз я. Китай считает меня мусульманкой-сепаратистом. Они не могут назвать меня радикальной, потому что я не ношу платка, поэтому называют меня сепаратистом.

Это борьба против ислама и мусульман, и мусульманский мир ничего обо всем этом не знает. Китайские власти раньше не могли этого делать, но теперь китайские солдаты, если видят женщину, надевающую на улице платок, насильно сдирают его и задерживают ее саму. Теперь в Восточном Туркестане это обычное дело.

Возможно, вы видели недавние протесты мусульманок к Урумчи, все они были в платках. Женщинам пришлось выйти на улицы, потому что их мужчин арестовали.

IOL: Вы призываете уважать права человека и ислам как элемент национального самосознания уйгуров, остающихся частью Китая, или же призываете к независимости от Китая?

Кадир: Я говорила китайцам много раз: уважайте нашу религию, уважайте наши традиции, чтобы мы могли жить вместе с вами.

Я неоднократно говорила китайским властям, не пытайтесь уничтожить нашу религию, не нападайте на нее, потому что мой народ считает религию очень важной частью себя. Они очень религиозные люди. Как только китайские власти перестают уважать нашу религию, начинаются проблемы.

Китайские власти знают, что делают. Они знают, что если нападут на религию, люди поднимутся против них, и это будет хорошим оправданием, чтобы преследовать их.

Раньше с нашей религией происходили немыслимые вещи. Они превращали мечети в хлева для свиней. Они заставили многих имамов жечь Коран на улицах. Из-за международного давления теперь вы можете иметь у себя дома экземпляр Корана, но если у вас есть сборник хадисов или книги по исламской истории или о жизни Пророка Мухаммада, вас арестуют и посадят в тюрьму.

Проповедование религии уйгурской молодежи младше 18 лет запрещено; власти вас накажут, если вы отправите своего ребенка в медресе. Поэтому люди отправляют своих детей в подпольные частные школы. Но если этих детей поймают, их сажают в тюрьму и жестоко наказывают, а некоторых даже казнят.

Родители таких детей приговариваются к 3-6 годам в тюрьме, и приговор может быть сокращен до 6 месяцев, если они отвергнут такие действия.

18 января 2008 г. верховный судья китайского суда объявил, что за последние 5 лет было арестовано 15 000 «радикальных мусульман», и некоторые из них были казнены. Он объявил это в открытую. Они все были имамами, а не радикалами.

IOL: Какой отклик вы получаете (если получаете) от мусульманского и арабского мира?

Кадир: Не было значимой реакции не от мусульманского мира, не от Организации Исламская Конференция (ОИК). Китайское правительство очень удачно вводит всех в заблуждение.

Мы не смогли объяснить нашу ситуацию не этим странам, ни ОИК, но Китай весьма преуспел в заметании следов. После событий 5 июля и турецкой реакции в мусульманском мире наблюдались отдельные попытки понять ситуацию с уйгурами. От ОИК последовало объявление о том, что в Китай для расследования была отправлена делегация.

Китай очень удивился этой реакции; он не ожидал, что мусульманский мир так отреагирует. Реакция ОИК возымела определенный эффект. Так, китайский премьер безотлагательно отправился в Египет, в ноябре 2009 г., и выступил перед Арабской лигой, разъяснив политику Китая по отношению к исламу.

Объяснить нашу ситуацию миру могут исламские организации и СМИ, но не правительства. Тогда люди могут заставить свои правительства что-то сделать для поддержки уйгурских мусульман.

Мы хотим, чтобы мусульманский мир помог нам сохранить наше исламское самосознание и помог нам жить в соответствии с религией в нашем же регионе. Призовите китайское правительство освободить всех исламских деятелей, которые сейчас находятся в заключении. Они – невинные люди, а Китай арестовал их из-за религии. Та же самая логика применялась при массовых арестах после волнений в Урумчи 5 июля.

Что касается волнений 5 июля, китайские власти недавно объявили, что казнили 9 человек, которых обвинили в участии в насильственных действиях. Один из них – хань, представитель китайского титульного этноса, а остальные – уйгуры.

IOL: Как бы вы объяснили это в свете ваших же слов касательно дискриминации китайских властей по отношению к мусульманам?

Кадир: Это было также попыткой ввести в заблуждение международное сообщество и изобразить, что Китай преследует не только уйгуров, но и китайцев. Если бы они казнили одних уйгуров, тогда со стороны международного сообщества была бы реакция; так что, они сделали так для введения международного сообщества в заблуждение.

Причем преступление этого китайца было очень явным, все это знали. Он убил пятерых уйгуров, и китайские власти никак не могли это скрыть, не было вариантов. 6 и 7 июля китайские боевики вышли на улицы и убили множество уйгуров, хотя международное сообщество все это видело.

Китайским властям надо было что-то сделать, чтобы показать международному сообществу, что оно вершит правосудие.

Мы получаем страшные новости и информацию о событиях 5 июля. Например, мы получили такие новости, что было найдено 36 тел убитых уйгуров, сброшенных в водоканал.

Китайские власти вместе с боевиками совершили серьезнейшие преступления после этих событий по всему Восточному Туркестану, особенно в Урумчи.

Чего я хочу от исламского мира, так это давления на китайское правительство, чтобы оно разрешило уйгурской молодежи изучать свою религию, получать религиозное образование и иметь все, что им захочется. Китайские власти должны очистить все мечети от всех этих т.н. имамов и поставить туда настоящих имамов, в каждую мечеть.

Я видела по телевидению, как один из имамов очень известной мечети в Восточном Туркестане говорил людям, что ислам должен следовать принципам коммунистической партии Китая.

IOL: Как вы думаете, действительно ли Китай так успешно использует СМИ, чтобы манипулировать общественным мнением в мусульманском мире, особенно через свой новый арабский телеканал и веб-сайты?

Кадир: Да, он очень преуспел в формирования имиджа в таких странах, как Саудовская Аравия, Египет и Пакистан. Все эти исламские страны теперь считают Китай государством, уважающим права мусульман и позволяющим им свободно практиковать свою религию.

Очень трудно понять намерения китайских властей, потому что они очень хитры; с одной стороны, они показывают миру, что уважают ислам, с другой стороны, преследуют мусульман.

Я была крайне удивлена, когда Саудовская Аравия подписала с китайским правительством железнодорожный контракт [в 2009 г. на сумму $1,8 млрд].

IOL: Не думаете ли вы, что Китай связывает руки арабским и мусульманским странам тем, что увеличивает свой торговый оборот с ними?

Кадир: Конечно, Китай использует свои экономические рычаги. На самом деле он только выигрывает от мусульманского мира; он экспортирует все свои товары в мусульманский мир. Он сосет кровь мусульманского мира.

Важной составляющей внешней торговли Китая является торговля с мусульманским миром. Теперь китайские власти направляют тысячи китайцев в качестве экспертов и работников в мусульманский мир, например в Дубаи или Саудовскую Аравию.

Китайское правительство весьма успешно давит на правительства в мусульманском мире, чтобы те преследовали уйгуров в своих странах. Уйгурским мусульманам не дают жить спокойно ни в одной мусульманской стране, хотя китайцы живут себе мирно в тех же самых мусульманских странах.

Многие мусульманские страны возвращают уйгурских активистов обратно в Китай под давлением со стороны китайского правительства. Когда эти активисты попадают в Китай, их казнят. Такие меры принимали Пакистан, Саудовская Аравия, Дубаи, Судан и Египет.

Наши религиозные деятели покидают Китай и уезжают в другие мусульманские страны, а из мусульманских стран, если повезет, они уезжают в Турцию или европейские страны. В каждой мусульманской стране уйгурские активисты сталкиваются с проблемами, их подозревают в терроризме и преступлениях, сажают в тюрьму.

Мы как уйгурская организация испытываем проблемы в отношениях со всеми мусульманскими странами, потому что все уйгурские активисты в этих странах находятся в затруднительной ситуации. Поэтому мы вынуждены воззвать к мусульманским странам, чтобы те не отсылали их обратно в Китай, мы же все мусульмане, почему вы склоняетесь в сторону китайских заявлений о том, что они террористы? Многие из мусульманских стран отвечают нам на это, что они не будут отсылать их обратно в Китай, но что они должны самостоятельно покинуть их страны. Соответственно, уйгурским активистам приходится искать страны вроде Турции или европейских стран.

IOL: То есть, ваш призыв обращен непосредственно к мусульманам по всему миру, а не к правительствам, потому что с ваших слов кажется, что мусульманские правительства не особенно стремятся поддерживать права уйгуров?

Кадир: IOL: Мой призыв, во-первых, обращен к правительствам; они не знают реальной ситуации, потому что у нас нет возможности разъяснить им действительный порядок вещей. Следующий призыв обращен к исламской интеллигенции, она должна сыграть важную роль в объяснении нашей ситуации мусульманской общественности.

Поддержка мусульманских стран очень важна; если некоторые мусульманские страны выскажутся, Китай остановится, потому что у китайских властей есть крупные экономические интересы в мусульманском мире, которым они ни в коем случае не захотят навредить, огорчив мусульманский мир.

Мусульманские страны и мусульманская интеллигенция должны потребовать от китайского правительства, во-первых, освободить всех уйгурских религиозных деятелей и прекратить казни уйгуров.

Далее я прошу мусульманские страны, такие как Пакистан, Дубаи, Судан, Саудовскую Аравию и Египет, не возвращать [Китаю] никого из уйгурских беженцев, которые ищут пристанища в их странах. Если Китай объявляет уйгурских беженцев террористами, мусульманские правительства должны проводить собственные расследования.

Я взываю к ним, дайте политическое убежище всем этим уйгурам, приехавшим в качестве беженцев в мусульманскую страну. Это обязанность всех мусульман – помогать друг другу. Если ты мусульманин, ты должен помогать даже людям из других религий, тогда как же можно поворачиваться спиной и отвергать брата-мусульманина?

Я прошу мусульманские страны, такие как Пакистан, Дубаи, Судан, Саудовская Аравия и Египет, не возвращайте никого из уйгуров, приехавших в вашу страну в качестве беженцев. Из всего мусульманского мира одна лишь Турция до сих пор не вернула ни одного уйгурского активиста, в дополнение к западному миру. Есть множество уйгурских активистов, преследуемых Китаем, которые сейчас живут спокойно в таких странах, как Германии, Норвегия и других западных странах.

IOL: Хотите ли вы напоследок сказать что-то мусульманскому миру через IslamOnline.net?


Кадир:
Да. Мусульманские страны должны оказать давление на китайское правительство, чтобы оно уважало право на самоопределение уйгурского народа. Китайские власти еще в 1955 г. дали Восточному Туркестану статус автономии и должны уважать свое же собственное обещание. Если будет дана автономия, уйгуры также получат право на самоопределение, чтобы самим определить свое будущее.

Перевела Зарина Саидова специально для Ансар.Ru



5 комментариев


  1. (03.01.2013 20:52) #
    1

    Очень наглядно описала положение Уммы на сегодняшний день.
    ИншаАллах недалек тот день,когда все изменится к лучшему.У Уммы огромный потенциал.
    Единственная община на этой планете,которая служит Всевышнему и Аллах не оставит своих рабов.

  2. (04.01.2013 19:08) #
    0

    О Аллах унизь тех кто воюет с Твоей религией. Нашли на безбожников китая несчастия и бедствия и возвысь Своих рабов над ними. Сделай раздор в их рядах и Посей страх в их сердцах.

  3. (04.01.2013 20:10) #
    0

    СубханАллах! Когда же придет время Исламского государства! Когда никто не посмеет обидеть ни одного мусульманина!

  4. (05.01.2013 02:32) #
    2

    Ассаляму аляйкум, уважаемые. Вот как их поддержать? Что мы могли бы сделать кроме дуа? Наши Духовные Управители безмолвны. Их публичная способность к состраданию (не говорю уже о солидарности), к сожалению, обусловлена не боязнью Аллаха Всевышнего, а иными политическими соображениями. Не знаешь ругать их за это или делать соглашательский вид - положение,якобы, их вынуждает. Конечно, можно совершить поступок и встать напротив китайского посольства с плакатом достойного (не оскорбительного) содержания. Но многие ли способны на такое? Пока мы знаем единичные примеры такого рода выражений своих позиций. Малая численность никого не убеждает. Но все же такие протесты . по моему мнению, важны. Но как еще более убедительно можно было бы в рамках действующего законодательства выразить свое отношение, свой протест к такого рода событиям? Мне кажется, для этого нам надо создавать многочисленные мусульманские общественные организации по всей России. Я имею в виду не духовные организации,занимающиеся вопросами только верования, а другими общественно важными делами: юридическими, политологическими, экономическими, женскими, детскими, по различным интересам и т.д, т.п. Скептики скажут, что там будут состоять два-три активиста и какой от них толк?. Для начала пусть будет хотя
    бы так (хотя формальное членство, ясное дело, можно сделать и более многочисленным). Они очень быстро объединятся в Союзы в масштабах страны. Благо - есть интернет. Эти организации и Союзы не должны каким- либо образом в уставном порядке зависеть от существующих ДУМов и их структур. Но и не должны создаваться как противовес им. Я думаю, что сами ДУМы и их структуры, учитывая инертность и пассивность членов Уммы, могли бы стать инициаторами создания не зависящих от них общественных организаций ( также для этого можно было бы использовать Местные Культурные Автономии). Еще раз - для чего это надо делать? Во- первых, я уверен, часть этих организаций и Союзов реально заработают и начнут делать реальные полезные дела. Часть ( пусть не малая) останутся существовать только на бумаге. Но и это важно. Потому что, во- вторых, они нужны как выразители мусульманского Общественного мнения. Поначалу ,может быть, только для численного его обозначения, для придания весомости и значительности, но в дальнейшем, если удастся раскрутить проект, то и подлинно демократического независимого мнения мусульманской Уммы. В-третьих, лидеры ДУМов могли бы опираться на не зависимые от них мусульманские общественные организации при разговоре с органами власти. Набравшие силы общественные организации, также могли бы реально влиять на ДУМы, на ротацию их руководителей. Короче говоря, попытаться внедрить в деятельность нашей Уммы какие-то элементы демократии. Мне кажется, все это оживило бы ДУМы, вовлекло бы какую-то часть членов Уммы в активное поле деятельности, повысило значимость Уммы, способствовало ротации руководящего аппарата ДУМов. Но последнее предположение, к сожалению, может стать главной причиной того, что ничего и близкого к описанному мной в ближайшее время в нашей Умме и не произойдет. А сами по себе мы слабы, пассивны и не способны к самоорганизации.

  5. (13.01.2013 01:24) #
    0

    А как проверить эту информацию, а то в свете последних событий, творящихся в мире, даже не знаешь чему верить.
    Америка давно точит зуб на Китай, и это Америка устраивает смуту и разного рода провокации во всём мире, поэтому стоит покопаться поглубже в этой истории. У нас тоже идут разговоры о третьих силах, которые стравливают народ, всё может быть.