Библиотека

С. Фаизов. Ислам в Поволжье. VIII-XX вв. Часть 3

часть 1   часть 2   часть 4   часть 5   часть 6   часть 7

Как столицы, так и провинциальные города улуса демонстрировали высокий уровень ремесла в самых разных его областях. Изразцы и поливная керамика не уступали хорезмским образцам, стеклянная посуда и стеклянные украшения не стеснялись соседства с багдадскими аналогами, в отделке кож булгарские ремесленники не знали себе равных во всей Евразии, искусство ювелиров улуса воплощено в таких всемирно известных шедеврах как шапка Мономаха и Казанская шапка, резьба по камню булгарских мастеров сравнима с достижениями арабских и армянских резчиков, архитектурное искусство золотоордынских мастеров, помимо восхищения современников и потомков, вызвало к жизни силуэт и стилистику маковиц православных храмов, шатров колоколен, традицию изразцовой отделки храмов и светских зданий на Руси, предопределило ступенчатый силуэт Боровицкой башни Московского Кремля и некоторые другие черты русского средневекового зодчества.

Литература народов улуса - явление чрезвычайно многогранное. Она произросла из многообразия национальных традиций, сблизившихся под эгидой ордынских столиц, и выразила себя в самых различных жанрах: эпитафиях, стихах и поэмах, дастанах, сказках, повествованиях, поучениях. Ордынской литературе принадлежат такие шедевры мировой литературы как "Хосров и Ширин" Котби ас-Сараи, "Махаббат-наме" Харазми, "Джумджума-султан" Хисама Катиба, "Гульстан" Саифа ас-Сараи, "Нахдж аль-фарадис" Махмуда ибн Гали аль-Булгари. К поздней ордынской литературе следует отнести творчество великого булгарского поэта Мухаммадьяра, автора поэм "Нур-и содур" и "Тухваи-Мардан" (первая пол. XVI века). В творчестве народных сказителей ордынского времени выделяется эпос "Идегей" - подлинная жемчужина в духовном наследии нынешних татар и ногайцев. Исламское мировоззрение является ключевым идейным компонентом ордынской литературы. В большей мере оно проявляет себя в профессиональной литературе, особенно поэмах, чрезвычайно насыщенных арабской лексикой и исламской ассоциативностью. Народные жанры развивались в разговорной языковой стихии, их образный ряд в значительной мере подпитывался фольклорными традициями, но исламский морально-этический опыт, связанные с ним эмоционально-психологические стереотипы проникают и в творчество сказителей.

Походы Тамерлана (Аксак-Тимура) 1391, 1395-1396 гг., сопровождавшиеся тотальным разрушением городов улуса в Поволжье и на Северном Кавказе, жесточайшим истреблением населения (и угоном в плен оставшихся в живых), нанесли катастрофический урон экономике Золотой Орды. Победа Тамерлана над Тохтамышем в этой войне непоправимо подорвала авторитет центральной власти в улусе Джучидов. Здесь во все большей мере нарастали центробежные тенденции; попытка преодоления их Едигеем, которому принадлежала реальная власть в улусе в конце XIV - нач. XV вв., в целом удачная, не была закреплена чингизидами. Процесс распада улуса, когда тот или иной потомок Джучи провозглашал себя ханом какой-либо провинции, занял несколько десятилетий и имел своим результатом образование следующих государств: Сибирское ханство (1420/1421 гг., первый хан - Хаджи-Мухаммед), Казанское ханство (1438 г., первый хан - Улуг-Мухаммед), Крымское ханство (1443 г., первый хан - Хаджи-Гирей), Касимовское ханство (1445 г., образовано под протекторатом Казанского ханства, первый хан - Касим, сын Улуг-Мухаммеда), Большая Орда (1465 г., первый хан - Ахмат), Астраханское ханство (1465 г., первый хан - Махмуд), Казахское ханство (сформировалось в сер. XV века, первые независимые ханы - Абулхаир и Барак), Узбекский союз (существовал в 1430 - 1468 гг. под властью Абулхаира), Ногайская орда (сформировалась в сер. XV в., первый бек - Оккас, внук Едигея, не чингизид).

В 1480 г. в противостоянии с Большой Ордой обрела политическую независимость Русь (в дальнейшем - Россия). Выплата дани в Большую Орду была прекращена, выплата в Казань и Астрахань продолжалась еще два десятилетия, в Крым - до 1685 г. Первым из новых ханств в зависимость от России попало Касимовское; после 1480 г. оно обрело статус удельного княжества в составе России. Следующим государством, ставшим объектом навязываемого патронирования России, было Казанское ханство, утратившее политическую стабильность после смерти хана Халиля, внука Улуг-Мухаммеда (1467 г.). Последняя четверть XV cтолетия и первая половина XVI-го - это время переменных успехов России в политике установления протектората над Казанью через своих выдвиженцев на казанском престоле. Параллельно с этим процессом шло формирование радикальной внешнеполитической идеологии в отношении Казанского ханства.

Сугубо прагматическая составляющая этой идеологии была изложена в памфлетах-челобитьях Ивана Пересветова, главным адресатом которых выступал царь Иван Грозный. Казань, по мысли Пересветова, должна быть завоевана несмотря ни на что, даже если она с Россией "в дружбе была". Второй мотивационный фактор - социально-психологический - ярче всего проявил себя в поучениях православных митрополитов Даниила и Макария. Известный русский историк М. Г. Худяков, наиболее чутко уловивший действие и слагаемые этого фактора, писал: "Для духовенства казанцы были теми же ненавистными "безбожными", "погаными" татарами, которые наложили на русских татарское иго, и как только русский народ почувствовал свою силу, в среде духовенства возникла мысль о мести и о борьбе с иноверцами - мусульманами. ...Первая завоевательная, империалистическая война,веденная русским правительством на территории, не заселенной русским народом, была освящена благословением церкви и фанатической целью обратить мусульман в христианство."

2 октября 1552 г. после героической обороны пала Казань. Захват столицы ханства сопровождался чрезвычайными жестокостями: все мужчины (за исключением хана Едигера и князя Зайнаша) были убиты, гибель женщин носила массовый характер. "Сечаху нещадно нечестивых мужей и жен",- отмечал русский наблюдатель. В бою, с саблей в руке погиб глава мусульман города, имам, выдающийся поэт Кол Шариф. Погибли три тысячи ногайских воинов - союзников казанцев. Город и ханский двор были отданы на разграбление без какого-либо ограничения. "Вся же сокровищя казанская, и жены их, и дети велел всему своему воинству имати". В результате взятия Казани татарский народ понес огромные человеческие и материальные потери, навсегда утратил наиболее ценную часть своих культурных ценностей; позже, в ходе подавления народных восстаний, были разгромлены другие города древней Булгарии, и потери усугубились. Проживание в столице татарам было запрещено, все мечети были разрушены, от древней Казани почти ничего не осталось. В 1556 г. русские войска захватили Астрахань.

В жизни мусульман Поволжья началась новая полоса: они вновь, спустя 500 с лишним лет после хазарского господства и спустя 300 с лишним лет после татаро-монгольского завоевания, оказались в границах иноконфессионального государства. Первые годы после завоевания Казани оказались самыми тяжелыми: программа митрополита Макария и Ивана Грозного по сплошной христианизации "окаянного" татарского народа была начата беспрецедентным указом "все мечети пометать и в конец их извести", но в стране уже шла национально-освободительная война. Пример пленного хана Едигера, крещенного в проруби у стены Московского Кремля, не получил понимания среди его бывших подданных. Героическое сопротивление татарского, значительной части чувашского, марийского и удмуртского народов заставило московских властителей понять неуместность отождествления мусульман с "безбожными агарянами", татар и их соседей - с Гогой и Магогой. Потребовалось более деликатное понимание проблемы и более деликатные действия.

В 1555 г. учреждается Казанская православная епархия во главе с архиепископом Гурием. Главной ее задачей было решительное проведение христианизации края. Опорными пунктами миссионерской деятельности избираются учреждаемые здесь монастыри. Административный нажим светских властей и увещевания миссионеров в пользу христианства были дополнены мерами социального поощрения новокрещенных: правом отсрочки в выплате ясака, предоставлением желаемых земельных участков и пр. К концу столетия часть коренного населения региона перешла в православие, но недостаточность естественной мотивации создала чрезвычайно острую проблему адаптации новообращенных к нормам христианства. "В Казани, Казанском и Свияжском уездах,- указывал митрополит Гермоген, - новокрещенные живут вместе с татарами, чувашами, марийцами, удмуртами, вместе едят и пьют; не ходят в церковь, не носят крестов, ...покойников в церквах не отпевают, относят их на старые татарские кладбища и там хоронят." Светская власть приняла меры. "А которые новокрещены христианские веры крепко держати... не учнут, вы б тех велели смиряти, в тюрьму сажати и бити, и в железы, и чепи сажати," - предписал царь Федор Иванович в июле 1593 г.

XVII век был относительно спокойным для поволжских мусульман В Смутное время противоборствующие партии и движения испытывали заинтересованность в привлечении татар, марийцев, мордвы, удмуртов, чувашей на свою сторону и воздерживались от всего, что могло оттолкнуть потенциальных союзников от той или иной партии. Мусульмане не стояли в стороне от расколовшего Россию противоборства. Значительная их часть в первые годы смуты поддерживала сменявшие друг друга московские правительства; служилые татары под командованием князя Урусова участвовали в подавлении восстания Ивана Болотникова, осаждали Тулу. Позже, с выходом на политическую авансцену Лжедмитрия I и Лжедмитрия II, обещавших, помимо всего прочего, утверждение веротерпимости в России, большинство мишер под предводительством касимовского хана Ураз-Мухаммеда переходят на сторону царей-самозванцев. Зимой 1608-1609 гг. Лжедмитрия II поддержали казанские и вятские "инородцы". В 1611 г. ситуация изменилась. Прямая польская интервенция заставила многих мусульман и христиан пересмотреть свою политическую ориентацию. Татары, чуваши и их финно-угорские соседи составили заметную долю в ополчении Минина и Пожарского. Участие служилых татар из мишерских областей в избрании царя Михаила Романова стало закономерным следствием их участия в национально-освободительной войне 1611-1612 гг.

Вскоре, однако, именно мишерские служилые люди (мурзы и татары) стали главным объектом внимания правительства и патриархии в их планах по дальнейшей христианизации мусульман. Поскольку увещевания в пользу перемены веры, обращенные к ним, давали столь же скромный результат, как увещевания казанских татар в предыдущем столетии, акцент был сделан на применение репрессивно-побудительных мер: создание худших, сравнительно с крещенными, условий службы, предоставление худших земель, ограничение отпусков и пр. Одна из таких мер получила законодательное оформление во второй пол. 20-х годов, когда "иноземцам", не исключая служилых татар и мурз, запретили иметь в своих дворах крепостных православного вероисповедания. (Запрет был подтвержден в Соборном Уложении 1649 г.) Однако эта и другие аналогичные меры не вызвали сколь-нибудь заметного прибавления новокрещенных в служилой среде. Лишь угроза принудительного переселения в Углич заставила креститься в 1647 г. романовских и ярославских служилых татар.

Активизация внешней политики России в третьей четверти XVII века, выразившаяся прежде всего в борьбе за закрепление Украины в составе России, и насущная нужда государства в использовании татарских отрядов в походах и станичной (сторожевой) службе предопределили отказ государства от наметившейся линии, но лишь временно - до стабилизации международного положения. В 1681 г. , подписав мирный договор с Крымским ханством и Турцией, закрепив таким образом за собой Правобережную Украину, Россия получила возможность обстоятельно заняться внутренними делами, не в последнюю очередь - проблемой избыточного, как казалось правительству, присутствия мусульман в служилой среде. В том же 1681 г. мурзам и служилым татарам мишерских областей было предложено креститься под угрозой изъятия у них поместий. Инициатива правительства вызвала сопротивление мусульман, но им пришлось убедиться в серьезности намерений клерикалов из окружения царя Федора Алекссеевича. Последовало изъятие именей у отказников, они теряли землю, крестьян и выбывали из служилого сословия. Многие крестились. Известный исследователь истории мишер Алимжан Орлов отмечал, в частности, что "к концу XVII в. подавляющее большинство нижегородских татарских князей и мурз приняло христианство и вошло в состав российского дворянства". Неслужилые мишеры приневоливались к православию в меньшей мере, но патриархия о них не забывала. На местах же, случалось, официальный сдержанный курс подменялся радикальным, как это произошло в Шацком уезде в 40-х годах, где отличился архиепископ Мисаил, задавшийся целью крестить всех без исключения. В конечном итоге в ответ на насилия татары и мордва подняли восстание, архиепископ был убит.

часть 1   часть 2   часть 4   часть 5   часть 6   часть 7

Аксессуары, косметика, одежда для собак Королев, - pesbarbos.com