Рамадан

Библиотека

С. Фаизов. Ислам в Поволжье. VIII-XX вв. Часть 7

часть 1   часть 2   часть 3   часть 4   часть 5   часть 6 

Решения съезда должны были стать составной частью программы буржуазно-демократических преобразований, начатых февральской революцией. Опасность большевизма тогда еще не казалась непреодолимой. Поэтому осуществление решений съезда рассматривалось делегатами в контексте демократических свобод, их высшим институциональным адресатом являлось Учредительное собрание. Логика истории сложилась иначе. Вместо Учредительного собрания, чей статус и формы деятельности были понятны мусульманским лидерам, им пришлось спустя пять месяцев после окончания московского съезда столкнуться с диктатурой псевдопролетариев-большевиков, свободных от обязательств перед нормами цивилизации. Готовность ленинской партии к диалогу с джадидистами обманула немногих из них: насильственная природа власти большевиков априори исключала вероятность сотрудничества с ними тех, кто выше всего ценил принцип ненасильственного преобразования действительности и допускал насилие лишь как средство защиты. Но советская власть могла победить в мусульманских регионах только при помощи привлекательных для мусульман лозунгов. Один из них - "право наций на самоопределение"- издавна хранился в идейном багаже большевиков. Еще один -"свобода вероисповедания"- был им известен из опыта европейских демократий. Московский съезд продемонстрировал, насколько эти принципы были дороги мусульманам. Кроме того, он показал наличие у мусульман конкретных и оригинальных программ государственного строительства. Обойти популярнейшие в среде европейских мусульман лозунги, проигнорировать выношенные практикой политической борьбы программы национального строительства большевики не могли. Но перенять их, выхолостить изначальный смысл, урезать и сфальсифицировать ( так как они поступили с аграрной программой эсеров) - были обязаны, если исходить из логики их поведения.

Использование внешних форм джадидистского опыта для имитации национального строительства в Поволжье и на окраинах - стало основной линией поведения большевиков в "национальном вопросе" на целых два десятилетия. Автономные и союзные республики, духовные управления мусульман, национальные школы, издательства, периодика, театры - все это в урезанном виде произросло из реалий, уже сложившихся к 1917 г., и мощного подъема национального духа мусульман в 1917 г.

Величие этого года для мусульман Поволжья заключается еще и в том, что они успели тогда заложить политические и правовые основы первой действительно автономной республики Поволжья.

Начало этой уникальной попытке прорыва к суверенитету положил Всеобщий мусульманский съезд, состоявшийся в конце июля в Казани. 22 июля он провозгласил "Национально-культурную автономию тюрко-татар Внутренней России и Сибири". 31 июля было принято решение, не ожидая созыва Учредительного собрания, приступить к осуществлению Автономии (Мухтариата). Исполнительным органом Автономии стала избранная съездом Коллегия из 12 человек во главе с Садри Максуди. Были образованы ведомства: просвещения, духовное и финансов. Местом своего пребывания Коллегия определила Уфу. Источником денежных средств стали пожертвования и ссуды предпринимателей, добровольно уплачиваемый налог с ремесленников. 17 ноября Коллегия провела "День Мухтариата", в ходе которого с населения было собрано более миллиона рублей.

В это же время завершились выборы в Национальное Собрание (Миллят Меджлиси) Автономии. Оно начало свою работу 20 ноября. Журнал "Мухтариат" описывал это событие в следующих словах: "Сегодня великий исторический день для мусульман Внутренней России... День, о котором так мечтал, которого так ждал тюрко-татарский народ... Открылся Миллят Меджлиси мусульман Внутренней России и Сибири, то есть, по-европейски - парламент. Значит, получается, что с сегодняшнего дня тюрко-татарский народ, живущий во Внутренней России и Сибири, избавляется от плена и становится хозяином своей судьбы. Отныне и впредь дела, имеющие отношение к тюрко-татарам, будут решаться в соответствии с их желанием. Какой счастливый день... " Из выступления Садри Максуди при открытии Меджлиса: "Три-четыре века назад были свергнуты власть и правительство северных тюрок, а сами они, спасая свою жизнь, убегали в степи, прятались в лесах. Кто мог предположить тогда, что в этой разбитой униженной нации снова появится национальное сознание? Сегодня мы видим собственными глазами, что наше национальное сознание никогда не угасало и доказываем миру свое национальное существование... Если кто-то думал, что тюрко-татарская нация пропала, теперь мы видим: она не пропала и не пропадет."

Национальное Собрание избрало Садри Максуди своим председателем. Он же возглавил исполнительный орган Автономии - Национальное Управление.10 тысяч татарских воинов, находившихся в то время в Уфе, принесли присягу верности Национальному собранию и получили от него национальное знамя.

Через несколько дней после открытия Национального Собрания оно получило предложение о сотрудничестве от Сталина, возглавлявшего тогда Комиссариат по делам национальностей незаконного большевистского правительства. Предложение было обсуждено и отклонено на закрытом заседании Собрания. Меджлис продолжал считать законным свергнутое большевиками Временное правительство и ждал открытия Учредительного собрания, в состав которого входило немало татар и других мусульман. Основные усилия Национального управления были направлены на разработку правовых основ территориальной автономии - штата Идел-Урал. В обязывающей резолюции Меджлиса говорилось: "В числе Российских штатов должен быть образован тюрко-татарский штат, включающий в себя Южный Урал и Среднее Поволжье... Не ожидая разрешения вопроса о штате, национальный Парламент должен продолжать осуществление культурно-национальной автономии, объявленной Казанским съездом." Провозглашение штата Идел-Урал было назначено на 1 марта 1918 г. В декабре 1917 г. состоялось обсуждение проекта конституции штата, параллельно шла работа по согласованию его территориальных границ.

6 января 1918 г. большевики, ранее обещавшие передать власть в стране в руки Учредительного собрания, разогнали его силой оружия, поправ таким образом волю всех российских народов. 20 января решением Казанского Совета была распущена Казанская городская дума. В новой ситуации Меджлис и Всероссийский центральный мусульманский совет были вынуждены приостановить свою работу. Но до апреля 1918 г. многие уезды Казанской и Уфимской губерний, как отмечает в своих записках С. Максуди, не были большевизированы. "Большевики,- пишет он,- пока еще деликатно обращались с нашими гражданскими и военными. Банки и склады оружия охранялись мусульманскими солдатами. Большевики опасались мусульманской армии." Однако Сталин сумел организовать политическую атаку против демократических институтов и лидеров Автономии. Ключевым ее звеном стала беззастенчивая имитация целей джадидистов. В марте 1918 г. мусульмане Поволжья и Приуралья получили из рук большевиков одобренный Лениным проект Татаро-Башкирской Советской республики, территория которой совпадала с территорией штата Идел-Урал и, соответственно, включала в себя всю Уфимскую губернию, часть Оренбургской губернии, Казанскую губернию ( за исключением чувашских и марийских районов), прилегающие к Казанской татарские районы Пермской, Вятской, Симбирской и Самарской губерний. Организация Учредительного съезда коренных народов территорий штата была поручена татарским социалистам Муллануру Вахитову, Галимжану Ибрагимову и башкирскому социалисту Шарифу Манатову. (В мае 1918 г. представители чувашского и марийского народов, еще более доверчивые, чем М. Вахитов и Г. Ибрагимов, заявили в Москве о желании своих народов войти в состав Татаро-Башкирской республики.) Проект штата завоевал большую популярность в массе мусульман и в значительной степени дезориентировал их в сложнейшей политической ситуации весны и лета 1918 г.

К марту сторонники Советов захватили власть во всех губерниях вокруг Казани-Уфы. Независимые мусульманские учреждения оказались в плотном кольце большевиков. В середине марта Советы прислали ультиматум с требованием самороспуска войск Автономии. Управление решило избежать кровопролития и, несмотря на сопротивление солдат, согласилось на роспуск армиии. В Казани события приняли драматический характер. Значительная часть жителей Казани и солдат-мусульман объявили о создании Татарской автономной республики, вошедшей в историю под названием "Забулачная республика". Сил для сопротивления большевикам у них оказалось недостаточно, и в конце марта республика была разгромлена. 13 апреля закрылось Управление Мухтариата, казна Управления была арестована новыми властями. В конце мая прекратил свою деятельность Всероссийский центральный мусульманский совет. Часть депутатов Национального собрания образовала "Малый меджлис", который продолжал работать на свободных от большевиков территориях. Первый президент татар С. Максуди нелегально выехал за границу в конце 1918 г.

С мая по август 1918 г. в Среднем Поволжье власть перешла в руки антибольшевистских сил. Но уже в июне большевики сумели переломить политическую ситуацию в свою пользу и создать боеспособный Восточный фронт из пяти армий, в состав которых входили и мусульманские полки. В сентябре Красной Армии удалось занять Казань и Симбирск, в начале октября - Самару. Стратегическая инициатива перешла к красным. В сложившихся условиях проект Татаро-Башкирской республики исчерпал свое агитационное предназначение, и Политбюро ЦК РКП (б) приняло решение о нецелесообразности дальнейшей работы над ним.

Главной целью поездки Садри Максуди за рубеж являлось участие в Парижской мирной конференции, созываемой для определения условий сосуществования государств и народов по итогам первой мировой войны. В апреле 1920 г. делегация Мухтариата в составе Садри Максуди, Гаяза Исхаки и Фуада Туктара была официально принята премьер-министром и министром иностранных дел Франции А. Мильераном, заверившим татарских лидеров в том, что французское правительство дает гарантии удовлетворения требования представителей Национального собрания об автономии и что эти требования будут одним из условий при подписании договора с Россией. Можно предполагать, что закрепление идеи автономизации народов России в европейском дипломатическом словаре, предпринятое С. Максуди с товарищами, не могло быть проигнорировано большевиками, равно и дипломатические меры, обещанные Мильераном. В мае 1920 г. Советы провозгласили образование Татарской АССР.

Так джадидисты обменяли возможность военного сопротивления Советам на международное дипломатическое давление. Но сами они не могли принять участия в дальнейшей судьбе своего детища. Сталинская рецептура национального строительства не терпела никакого участия в нем тех, кто своевременно не выучил основы марксизма или хотя бы не был готов сдать экзамен по этому предмету задним числом. Садри Максуди и его товарищи не сделали ни того, ни другого. Их судьбой стала эмиграция, политическая, литературная и научная деятельность за пределами родины, бесконечная ностальгия по стране на берегах Идели.

 

Смута настала в Идиль-стране,
Гибли в междоусобной войне
Множества отцов и детей,
Как предсказал муж Идегей.

***

Поволжская умма мусульман, северо-восточная окраина мусульманского мира, длительное время (с сер.XVI до сер. XIX века) изолированная от "материка" исламской цивилизации, безусловно, представляет собой уникальное явление во всеобщей истории ислама. Ни одна другая умма не испытывала столь длительного соседства с другими конфессиями и столь интенсивного миссионерского натиска со стороны огосударствленной конфессии.

Два периода в ее истории освещены светом независимости: с сер. X в. (освобождение Волжской Булгарии, Асии, Мещеры и государства Савиров от сюзеренитета Хазарского каганата) по 1237 год (поход Батыя), с 1312 г. (начало правления хана Узбека) по 1556 г. (падение Астрахани).

Первая точно датируемая веха в истории ислама на р. Идел - 737 г. К1917 г. история поволжской уммы насчитывала 1180 лет. Из них на время независимого существования приходится 531 год. Около 650 лет умма сосуществовала с конфессиями, имевшими официально закрепленный приоритет: с 737 г. до сер. X в. - с иудаизмом, с 1237 по 1312 г. - с шаманизмом, с 1556 по 1917 г. - с православным христианством. И пережила все три полосы иноконфессионального господства.

В X-XII вв. поволжская умма создала самую развитую цивилизацию Восточной Европы - полиэтническую конфедерацию Волжской Булгарии.

В XIV в. она мобилизовала людские, идейные и технологические ресурсы на огромном пространстве империи Золотая Орда от озера Балхаш до Балтики, от Вятки до Кавказа, от Северной Двины до южного побережья Крыма для достижения оптимальных форм участия народов империи в международном разделении труда. Итогом этой деятельности стало создание высокоразвитого урбанистического оазиса на р. Идел, динамичный рост ремесла, торговли и сельского хозяйства во всех регионах Золотой Орды.

Уникальные духовные богатства, которые накопила умма Идели к сер. XVI в., ее урбанистические и технологические достижения, дыхание величия, характерное для ее веры и культуры, стали той почвой, ощущение которой под пяткой каждого потомка булгар, буртасов, мажар, половцев, савиров и хорезмийцев давало каждому из них в тяжкие века осознание того, что он носитель бессмертного величия своих предков, а не сырье для переплавки и не манкурт, не помнящий родства.

часть 1   часть 2   часть 3   часть 4   часть 5   часть 6