Сказание о Булгарии

«Рисале» («Записка» Ахмада Ибн Фадлана) — это один из оригинальных арабских первоисточников по истории Кавказа и Восточной Европы.

Собственно говоря, произведение Ибн Фадлана является докладом о посольстве к булгарам в 922г., составленным для халифа Муктадира секретарем этого посольства. В труде подробно описан маршрут пребывания в стране булгар, прием, оказанный посольству, и в заключении приводятся некоторые сведения о хазарах.

До 1923г. «Записка» Ибн Фадлана была известна только по извлечению из нее в словаре Якута. В этом же году вместе с сочинением Ибн ал-Факиха найден почти полный текст этой записки — прекрасного и ценного источника для истории не только булгар и хазар, но и других народов нашей страны.

В 921г. в Багдад прибыло посольство от правителя Волжской Булгарии, который хотел освободиться от власти хазар и с этой целью обратился за помощью к халифу, обещая принять ислам. В Булгарии, несомненно, знали, что халиф сам помощи оказать не мог: Халифат в это время фактически распался и даже не имел реальной власти в смежных с Хазарией странах. Посольство с Волги, очевидно, сначала явилось ко двору бухарских Саманидов. Но эти правители на деле полностью самостоятельные, номинально признавали верховную власть Багдада, а в деле исламизации «повелитель правоверных» — халиф, конечно, должен был выступать как главное лицо. Поэтому булгарское посольство и появилось в Багдаде, откуда в июне 921г. в Булгарию была направлена целая группа образованных мусульман во главе с послом халифа, бывшим рабом Сусаном ар-Расси. Секретарем посольства был клиент («маула») халифа Ахмед ибн Фадлан. Он же подробно описал маршрут посольства. Характерно, что послы халифа двинулись окружным, а не прямым путем через Кавказ и Хазарию, правителям которой не могли понравиться прямые отношения булгарского правителя с главой исламской державы.

Интересно, что в составе посольства были переводчики и необходимое для обращения булгар в ислам число мулл. Реальных политических результатов посольство не дало, но «Записка» Ибн Фадлана не затерялась в багдадских архивах, как почти все документы той эпохи. Она переписывалась, очевидно, из-за своего содержания: в ней было много диковинок («аджаиб»), благодаря которым некоторые такого рода сочинения были весьма популярны в исламских странах. Сокращенный вариант «Рисале» («Записки») включил в свой труд географ начала ХШ века якут ар-Руми. На этом варианте «Записки» Ибн Фадлана был основан классический труд Х. Френа. В 20-х г. ХХ века в городе Мешхед (Иран) была найдена рукопись, содержащая более полный текст «Записки», положенный в основу монографий А. П. Ковалевского и В. Тогана.

В своей «Записке» Ибн Фадлан описывает путь посольства в страну волжских булгар. На Волге он встретил русских купцов. О Хазарии у Ибн Фадлана данных немного, но они все же ценны: о государственном строе, о хазаро-булгарских отношениях.

В частности Ибн Фадлан сообщает, что хазарский каган всю зиму находился в своем дворце в Западном Итиле, недоступном взорам подданных и иноземцев. Лишь раз в четыре месяца его показывали народу, когда священный правитель отправлялся в круговой обход своего царства или на большую войну. При этом все встречные, какого бы племени они не были, должны падать ниц и подниматься не раньше, чем каган скрывался из вида, не смея на него взглянуть. Во дворце кагана — самом высоком здании столицы, находился золотой трон с балдахином. Лишь три высших сановника имели право видеть кагана во дворце. Там же жили его жены и наложницы. В описываемое время каган имел 25 жен — они были дочерьми вассальных правителей. Погребение кагана совершалось не только по иудаистскому обряду, но и по древним обычаям священных царей. Ибн Фадлан пишет, что участников погребальной церемонии убивали. Могилы каганов служили объектами поклонения, с персоной кагана народ связывал благополучие страны, а в случае бедствия кагана ждала смерть. Судя по всему, убивали и престарелых правителей; по сообщению Ибн Фадлана, ни один каган не мог царствовать более сорока лет.

Весьма интересны сведения Ибн Фадлана о нахождении посольства в Волжской Булгарии. Когда посольство приблизилось к столице булгар, правитель выслал им на встречу четверых своих вельмож — подчиненных ему князей. В Булгари в первую ночь послы наблюдали северное сияние, которое произвело на них потрясающее впечатление, так как они его приняли за борьбу джинов (распространенный среди арабов сказочный сюжет).

На четвертый день по прибытии посольства правитель Булгара устроил ему торжественный прием в своей обширной юрте и позднее много беседовал с послами халифа. На приеме послы вручили правителю доставленные от халифа два знамени, надели на него савад — черное почетное одеяние — и тюрбан, передали коня под седлом, зачитали письма от халифа и везиря Хамида ибн ал-Аббаса, после чего правителю и его жене вручили подарки: благовония, одежды, жемчуг. На супругу правителя булгар также набросили почетный халат, а окружающие ее женщины осыпали свою госпожу серебряными дирхамами.

Затем начался пир. Во время приема послов и пира булгарский правитель сидел посередине юрты на троне, покрытом византийской парчой, пол покрывали армянские ковры. Вокруг трона сидели сыновья правителя и четверо вельмож. Ибн Фадлана поразило присутствие на приеме и на пирах жены правителя. Из почтения к правителю все присутствующие в его юрте (включая его сыновей) снимали шапки, а надевали их, только выйдя из юрты.

Ибн Фадлану правитель объявил, что будет разговаривать только с ним, единственным арабом в посольстве.

Между ним и Ибн Фадланом произошел характерный инцидент. Перед началом молитвы булгарский муэдзин, согласно ханафитскому мазхабу дважды провозгласил икаму. Багдадский шафиит Ибн Фадлан закричал на него; об этом доложили правителю, который вызвал араба на аудиенцию, выразил ему свое недовольство и напомнил о том, что они не привезли денег, обещанных ему халифом. Поэтому, пока не будет выполнено обещание, в Булгарии останется ханафитский обряд.

Как известно, перед молитвой мусульмане совершают омовение. В принципе в этом отношении у мусульман в Булгарии все должно было быть в порядке, но булгары приводили в ужас благочестивого араба. Ранее он узнал у гузов, что древнетюркские понятия о женской стыдливости радикально отличались от арабских, но все равно был поражен, видя как булгарские мужчины и женщины все вместе купались в реке, совершенно обнаженные. Напрасно Ибн Фадлан призывал их закрываться, этим ничего он не добился.

Через переводчика Ибн Фадлан проповедовал ислам и в числе прочих обратил в веру, племенного вождя, которому дал имя Абдаллах.

Приняв ислам, правитель Волжской Булгарии, как и правитель Семендера, освобождался от зависимости иудеев — правителей Хазарии, в гарем которых обязан был посылать своих дочерей и отдавать сына в заложники, также он освобождался от выплаты дани. Недаром правитель Волжской Булгарии утверждал, что крепость, на постройку которой он просил у халифа денег, была нужна ему для защиты от иудеев-хазар.

С точки зрения политической истории характерно стремление булгарского правителя установить прямую связь с исламским миром и получить оттуда инженеров-фортификаторов. Примечательно, что в 834 г. хазарский правитель для строительства крепости Саркел на Дону обратился с аналогичной просьбой к византийскому императору, но когда прибыл византийский император с мастерами и даже привез колонны и капители для будущей церкви, то ее ему построить запретили.

Для пояснения исторической ситуации напомним, что до 945г. багдадский халиф был живым символом исламского мира. Владетельным государем он мог считаться разве только в центральной части Халифата, занимавшего тогда Ирак и Западный Иран, но и здесь он царствовал, но не правил: реальная власть находилась в руках командиров тюркской гвардии.

Согласно Ибн Фадлану, в его время не все булгары приняли ислам, а только племя собственно булгар, баланджары, часть племени сувар, другая часть племени сувар со своим князем отказалась принять ислам и постепенно мигрировала на правый берег Волги. Смешавшись с марийцами, они образовали народ Чувашии.

Большинство булгарских могил того времени имеют богатый инвентарь и вообще вполне языческий облик, но с течением времени и становятся преобладающими погребения по исламскому обряду.

Еще до принятия ислама булгары начали строить деревянные города. В период расцвета существовали десятки таких городов. Первоначально они представляли собой центры небольших племенных княжеств, древние названия которых они повторяли, но с течением времени превратились в крупные торгово-ремесленные центры, из которых наиболее значительным был тот, что являлся в описываемое время столицей Булгарского государства.

В Х веке столицей был город Булгар, центр одноименного княжества, объединившего всю Волжскую Булгарию. По словам арабских географов, Булгар был меньше Киева. К настоящему времени известно 160 булгарских городищ из них 33 — развалины городов, 39 — крепостей. Булгарские города были застроены бревенчатыми домами. В период расцвета Волжской Булгарии правители и богатые люди жили в кирпичных домах; таков был дворец в Суваре с башней и центральным отоплением, с вымощенным двором и кирпичной оградой.

Ибн Фадлан описал некоторые подробности быта булгарского эмира, несомненно характерные и для прочих булгар. Булгары сидели по восточному, на пятках. На приеме у эмира они обедали сидя таким же образом на полу, перед каждым ставился низенький столик с едой. Главным кушаньем было жареное мясо, которое ели, отрезая куски ножом.

Ахмада ибн Фадлана удивляло то, что обычная еда булгар это рыба и ячменная похлебка, а их девушки ели зеленые кислые яблоки. По его свидетельству пищу булгар составляли также вареная конина с просом, ячменная похлебка с бараниной или козлятиной, вместо растительного и животного употребляли в пищу рыбий жир. Жареное мясо было праздничным блюдом знати и угощением для гостей, но и вареное мясо также доставалось господам, а слугам и служанкам — ячменная похлебка и в лучшем случае — козья голова. Вообще ячменя и местной пшеницы, по свидетельству ибн Фадлана, у хазар и булгар было много. А их любимыми напитками были медовуха и весенний древесный сок, вероятно березовый.

Мед добывался бортничеством у диких пчел; в лесах, где имелись обширные орешники, добывали орех-лещину. До и после принятия ислама булгарские купцы вели дальнюю торговлю с Хазарией, которая была посредницей в связях между народами Поволжья, с одной стороны и с государствами Ближнего и Среднего Востока — с другой.

хазары и булгары торговали и с Восточными славянами, русами и с норманнами. Ибн Фадлан сообщает интересные сведения об этой торговле. Булгарский царь лично выезжал верхом на берег Волги и встречал речные суда хазар, русов и славян, взимая с них десятину товарами; у работорговцев-русов с каждого десятого раба (специально упомянуты прекрасные девушки-рабыни, которых русы привозили на продажу), у хазар — десятую часть их товара (ремесленных). Ибн Фадлан пишет, что у булгарского царя в казне очень много денег.



0 комментариев