Присяга Шамилю

В истории Кавказской войны есть много интересных, но малоизвестных фактов, которые заслуживают пристального внимания. Эти исторические события являются своего рода вехами на пути вооружённой борьбы мусульман против куфра (неверия) в Дагестане, Чечне и других северокавказских республиках. Одним из таких ярких и значимых событий по праву считается второй съезд учёных Дагестана в с. Харахи, Аварского округа (ныне Хунзахский район), на котором было принято решение присягнуть Шамилю как имаму и повелителю правоверных в Дагестане, а в последующем – и на всём Северном Кавказе.

Всё в мире покроется пылью забвенья,
Лишь двое не знают ни смерти, ни тленья: лишь дело героя, да речь мудреца проходят столетья, не зная конца.


После гибели первых двух имамов Шамиль – ближайший сподвижник Гази-Мухаммада и активный участник газавата – автоматически становится лидером и на некоторое время уединяется в своём доме в ауле Гимры. Днём он постится, а ночи проводит в молитвах, читает Коран, хадисы Пророка (с.а.с.) и предаётся размышлениям о дальнейших своих действиях: после убийства первого, а потом и второго имама дагестанцы начали отходить от ислама, но Шамиль не сомневался – газават необходимо продолжить. Однако последние события внесли свои коррективы в жизнь и заставили его выработать новую стратегию джихада. Анализ неудач укрепил его в вере о необходимости держаться Корана и Сунны и действовать согласно их установлениям. Это был единственно верный путь, как сказал об этом Всевышний: «Скажи: «Таков мой путь; я и мои последователи призываем к Аллаху согласно убеждению…» («Юсуф», 108).

Со всех концов Дагестана в Гимры начали стекаться сторонники Шамиля из числа учёных и простых мусульман. Аул превратился в своего рода исламский центр, куда прибывали верующие поодиночке и делегациями. Дома, улицы и площади Гимры были переполнены желающими жить по шариату. Помня о том, какие беды обрушили на жителей села царские войска во времена первого имама – Гази-Мухаммада, гимринцы не на шутку забеспокоились и потребовали от Шамиля покинуть аул.

В 1836 году (1252 г. х.) Шамиль был вынужден вместе со своей семьёй переселиться в Ашильта, откуда родом была его мать. (Но и оттуда он, преследуемый царскими войсками, вместе с семьёй и группой приближённых мюридов ушёл в ущелья и скрывался там некоторое время). Покидая село, Шамиль – превосходный оратор, в совершенстве владевший арабским языком, процитировал: «Сотри с лица земли свои дома, которые приводят тебя к слабости. И избегай унижения, ибо унижение и позор – это то, чего можно избежать. Переселяйся, если на родине распространился порок, ведь миндальное дерево на родине (то есть там, где оно растёт. – Прим. авт.) используют как хворост». Он также сказал: «Взгляни на истории тех, кто жил в прошлые века, и ты увидишь испытания, которые не утешат тебя. Ты найдёшь их предводителей глотающими то, что вызывает удушье (или испивающими горькую чашу судьбы. – Прим. авт.), и, довольствуясь этим, сколько же разорвалось сердец?» Сказав так, Шамиль ушёл из Гимры.

Два съезда

Некоторое время спустя в джума-мечети с. Чирката прошёл первый съезд учёных, старейшин и предводителей Дагестана, на котором Шамиль официально был избран третьим имамом Дагестана. Однако в связи с тем, что отсутствовали некоторые крупные учёные и мыслители, было принято решение не присягать ему на верность, а отложить этот вопрос до следующего съезда.

Через некоторое время, видя разрозненность мусульман и их недисциплинированность, Шамиль созвал в с. Харахи очередной съезд учёных для принятия в соответствии с шариатом решения о присяге имаму. Харахинская джума-мечеть была переполнена учёными, старейшинами и предводителями войск различных вольных обществ Дагестана. В те времена социально значимые вопросы решались в мечети. Мечеть была и домом, в котором совершали намаз, и университетом, в котором обучались студенты. Она была центром, где собирались верующие для решения задач, стоящих перед исламским обществом; отсюда уходили на фронт и сюда возвращались после боя, отсюда провожали в последний путь погибших и здесь женились. Съезд под председательством Шамиля проходил три дня. На нём учёные разошлись во мнении относительно дозволенности приносить присягу имаму. Разгорелась ожесточённая дискуссия. Одни учёные считали, что согласно Корану и Сунне нужно присягать на верность Шамилю как законно избранному имаму. Другие же, напротив, говорили, что этого делать нельзя, так как, по их мнению, верховный имам (амир) должен быть курайшитом. При этом каждая из сторон приводила свои доводы и аргументы. Когда диспут знатоков Корана и Сунны зашёл в тупик, Шамиль обратился к делегатам съезда: «О учёные мужи Дагестана, я вижу тщетность вашего диспута и его безрезультатность. С вашего позволения мне бы хотелось пригласить сюда муджтахида* нашего времени и выдающегося учёного эпохи Загалава аль-Хварши. Давайте предоставим ему право вынести решение по данному вопросу и подчинимся его решению, каким бы оно ни было, ибо он наиболее знающий среди нас и наиболее сведущий в вопросах исламской религии». Присутствующие согласились: приняли решение пригласить на съезд Загалава и сделать его третейским судьёй. Никто из них не ставил под сомнение его компетентность, искренность и праведность. Загалав славился глубокими и всесторонними знаниями Корана и Сунны, безупречной репутацией и был непревзойдённым знатоком исламского права (фикха). Шамиль сам написал письмо учёному, в котором просил его прибыть на данный маджлис (съезд) и послал за ним гонца. Загалав как праведный учёный не мог не откликнуться на зов имама. Он принадлежал к числу тех учёных, о которых Посланник Аллаха (с.а.с.) сказал: «Когда будете проходить мимо садов Рая, то паситесь в них». Его спросили: «А что это за сады Рая, о Посланник Аллаха?», он ответил: «Это люди, поминающие Аллаха» (ат-Тирмизи, 3509). Кто же они, «люди, поминающие Аллаха»? Это те, которые изучают Слово Аллаха, практикуют его в своей жизни, в жизни своей семьи и воюют за то, чтобы Слово Аллаха было превыше всего: превыше всех норм и обычаев, превыше всех мнений и взглядов, превыше всех идей, законов и Конституций!

Загалав Аль-Хварши

Прибыв в Харахи, Загалав внимательно выслушал каждую из сторон. После этого он обратился к участникам съезда, и в первую очередь к тем, кто считал присягу Шамилю недозволенной: «О учёные мужи Дагестана, вы ошиблись в самом основании поставленного вопроса. В данном случае речь идёт не о присяге халифу (повелителю правоверных во всём мире), а об имаме некоторой части мусульман, которые оказались изолированными от остальной части исламского мира. Поистине, Всевышний Аллах обязал троих мусульман, которые выходят в путь, выбрать одного из них амиром, и чтобы двое других подчинились ему, как об этом сказано в достоверном хадисе Пророка (с.а.с.). Что же делать верующим, которые находятся вдали от центра халифата и султан турецкий не помогает им? Тем временем неверные и вероотступники не позволяют им жить по законам Аллаха, создать исламское государство и подчиниться мусульманскому правителю. Они захватывают земли мусульман, глумятся над ними и их религией, покушаются на их честь и достоинство. Как быть мусульманам, если у них нет предводителя, который защитил бы их права и религию? И где вы, да смилуется над вами Аллах, найдёте курайшита (т. е. потомка Пророка (с.а.с.), выходца из племени курайш. – Прим. авт.)? Поэтому присяга Шамилю в данном случае необходима и даже обязательна для того, чтобы его статус имама в полной мере соответствовал шариату». Затем он встал, воздал хвалу Аллаху, подошёл к Шамилю, протянул ему правую руку и от имени всех участников съезда присягнул на верность. Он был первым, кто в Дагестане вынес такую фатву** и присягнул имаму. Его примеру последовали и остальные участники съезда, после чего Загалав, который был старше Шамиля, сказал: «Мой сын Шамиль, я не боюсь ошибиться в сегодняшнем иджтихаде***, однако я опасаюсь, что тебя может постигнуть то, что постигло многих предводителей до тебя, которым Аллах даровал власть над людьми… Когда твоё войско увеличится и ты одержишь победы, когда в твоих руках окажется власть и сила и когда тебе придётся решать судьбы людей, не забывай об Аллахе. Будь сильным и справедливым, кротким и милосердным. Не обольщайся этим миром и не возлагай большие надежды на него. Помни, что в конечном итоге мы все покинем этот мир и вернёмся к Создателю». Далее Загалав продолжил: «Я знаю историю сподвижников Пророка (с.а.с.), их последователей (таби`унов), добрых предшественников (салафу-ссалих) и тех, кто был после них так, будто я рос вместе с ними и жил среди них. Хотя и нет здесь возможности подробно рассказывать о них, всё же я вкратце напомню тебе некоторые моменты из жизни исламской уммы, чтобы предостеречь от возможных ошибок». После чего он принялся перечислять трагические события из политической истории исламской уммы. Начав с династии Омейядов, он в качестве примера привёл трагическую историю Хаджаджа ибн Юсуфа ас-Сакафи и Абдуллаха ибн аз-Зубайра и рассказал о том, что между ними произошло. Затем он перешёл к династии Аббасидов, вкратце рассказал о них и о допущенных ими политических и идеологических ошибках. Он также упомянул о заблудших сектах фатимидов, карматов и им подобных еретических группах, которые сеяли смуту и творили несправедливость в разных концах исламского мира. И он подвёл итог своему рассказу: «Прошли те времена со всеми, кто жил в них. И сегодня всё это подобно сновидению. Пройдёт немного времени – и мы уйдём из этого мира, со всеми своими помыслами и деяниями, ибо нет вечного царства, кроме царства Аллаха, и нет вечной власти, кроме власти Аллаха…» После этих слов Загалав обратился с мольбой к Аллаху: «О Аллах, внуши ему (Шамилю) справедливость и мягкость по отношению к Твоим рабам. Сотри с лица земли несправедливость и тиранию, сделав его джихад причиной для этого; пусть его разящий меч станет средством удаления порока, разврата и противодействия шариату. О Аллах, продли его имамство и сделай его повелителем правоверных на всём Кавказе, пока наши внуки не увидят своих детей. О Аллах, помоги тем, кто помогает Твоей религии, и оставь без помощи и поддержки тех, кто оставил Твою религию…» Услышав его мольбу (ду`а), Шамиль заплакал. Плакали и все присутствующие, пока от слёз не намокли их бороды. На этом съезд учёных в Харахи завершился. Съезд принял историческое решение.

Была поставлена точка ещё в одном принципиальном вопросе – в вопросе присяги имаму, и в течение последующих более чем двух десятилетий все, кто участвовал в джихаде под предводительством Шамиля, приносили присягу верности, что является непременным условием джихада во все времена.


(Текст написан на основе рукописи на арабском языке Имам-Мухаммада из Гигатли «Хроника событий».)

* Муджтахид – тот, кто выносит решение на основе иджтихада.

** Фатва – решение по религиозно-юридическому вопросу, которое выносит авторитетное лицо.

*** Иджтихад (арабск. «приложение максимальных усилий», «усердие») – вынесение учёным самостоятельного религиозно-правового решения на основе источников шариатского законодательства (Коран, Сунна, иджма`, кыяс).



0 комментариев