Лермонтов на Кавказе

Все мы хорошо знаем, что Михаил Юрьевич Лермонтов (на фото) был одним из величайших поэтов России первой половины Х1Х века. Также знаем, что почти половину своей короткой жизни поэт провел на Кавказе.

Но, наверное, не все почитатели его таланта знают о том, что у Лермонтова были и свои любимые зарубежные авторы, произведения, которых он всегда старался читать в свободное время. Одним из таких авторов являлся немецкий сказочник Вильгельм Гауф. И так случилось, что воспетый в стихах Лермонтовым прекрасный Кавказ и имя немецкого писателя довольно невероятно, мистическим образом, переплелись в его непростой и трагической судьбе.

В этом материале я хочу привести только исключительно новые факты, которые касаются жизни и творчества гения русской поэзии.

Впервые Михаил Лермонтов побывал на Кавказе в 1819 году, будучи еще пятилетним мальчиком. Он провел лето в станице Шелкозаводской, где находилось имение его родственников Хастатовых.

Через шесть лет Лермонтов снова приехал со своей бабушкой Арсеньевой на Кавказ. Мальчику все было интересно в этом живописном горном крае. Отдыхали они на Горячих Водах в Кисловодске. Здесь маленький Лермонтов постоянно любовался цепью величественного Кавказского хребта. Любознательный мальчик очень непосредственно и живо общался с жителями гор. И эти простые люди с каждым днем все больше овладевали его впечатлительным воображением.

Спустя пять лет в 1830 году шестнадцатилетний юноша пишет свои первые поэмы «Черкесы» и «Кавказский пленник». Эти произведения были посвящены покорившему его сердце прекрасному краю.

В 1832 году в журнале «Московский телеграф» была опубликована повесть о Дагестане А. Бестужева-Марлинского «Аммалат-Бек». Несмотря на то, что это произведение считалось в художественном плане, не совсем удачным им все равно зачитывались.

Вот как, к примеру, охарактеризовал повесть Александр Пушкин.

«Несомненно, что Бестужев -Марлинский весьма талантлив. «Аммалат-Бек» показывает истинные, настоящие характеры горцев. Но есть и недостатки. Повесть чрезмерно страдает длинными фразами. Отсутствует краткость. Порой читаешь и откровенно не ведаешь, когда же достигнешь в этом чтении заветной точки…»

М. Лермонтов тоже зачитывался произведением Бестужева-Марлинского. И да-же пытался делать к повести свои иллюстрации.

Интерес юноши к горному краю был всегда очень велик. Этот интерес подогревали и его товарищи. В это время (1832 год) Лермонтов жил в Петербурге и учился в школе гвардейских прапорщиков и кавалерийских юнкеров. И весьма примечательно, что вместе с ним в этой школе учились и два кумыка из Дагестана. Это были сыновья шамхала Тарковского Шах-Вали и Мехти Гасан-хан.

Один из братьев, Шах-Вали бывал в ауле Буйнак — на родине Аммалат-Бека, и очень многое рассказывал Лермонтову об этом легендарном человеке. Много рассказывал поэту о Дагестане и Мехти Гасан-хан, который впоследствии служил вместе с ним в лейб-гвардии в гусарском полку.

В 1837 году, после того как поэт написал стихотворение «Смерть поэта», посвященное памяти Пушкина, его тут же, по указанию Николая, первого отправляют на Кавказ.

В это время в Дагестане имамом Шамилем было организовано крупное восстание нухинских лезгин и аварцев. Произошло это недалеко от Темир-хан-Шуры.

И вот Лермонтов был командирован именно туда в составе гвардейского экспедиционного корпуса.

Вот что поэт записывал в своем походном дневнике: «Сражение у «Грозной скалы» было коротким, но яростным. Наши солдаты немного растерялись и отступили за речку. Горцы отличные стрелки, и очень метко попадают в цель. Я чудом остался жив, а фуражку мою пробили свинцом… В этот день мы так и не смогли предпринять существенных действий…».

Известно, что сам Лермонтов был храбрым воином. Он мог один на лошади скакать неподалеку от позиций, где находились горцы, нисколько не думая о том, что может быть убитым. Также известно, что сами горцы очень уважали Лермонтова за его беспримерную смелость. Один из очевидцев вспоминал: «Он был отчаянно храбр, удивлял своей удалью даже старых кавказских джигитов.

Солдаты любили своего отважного поручика, который всегда был вместе с ними в жарких делах».

Вот что мы читаем в дневнике Лермонтова:

«Следующим утром снова был бой. Мы оттеснили горцев, но окружить их не смогли. Потери с обеих сторон были ужасающие. Горцы атаковали нас с криками и с длинными кинжалами. Я увидел, как неподалеку упал молодой солдат, истекая кровью. У него была отрублена рука…и я невольно вспомнил трагический рассказ немецкого сказочника Вильгельма Гауфа….»

Об этом эпизоде в жизни Лермонтова, который произошел с ним в Дагестане у местности, под названием «Грозная скала» почему-то почти нигде и никогда не указывалось.

Так вот, как уже говорилось, любимым иностранным автором у Лермонтова был немецкий сказочник В. Гауф. У этого писателя есть произведение, которое называется «Рассказ об отрубленной руке». Об этом упоминает и сам Лермонтов в своих путевых заметках.

«Читал Гауфа. Он в своих сказках делает Германию совершенно другой страной, чем я представлял. Пишет он очень понятно и талантливо…»

Тут надо отметить, что еще одно обстоятельство сильно удивило и ужаснуло Лермонтова после жаркой схватки с горцами около «Грозной скалы». Обратимся к записям:

«Когда бой завершился, я увидел, что у солдата не только отрублена рука, но и отсечена также и голова…»

Кто читал новеллу «Рассказ об отрубленной руке», тот знает, что главный персонаж произведения, хирург по имени Целевкос, сам того не ведая (его вводят в заблуждение) отрезает голову принцессе Бианки. Происходит это во Флоренции. Он думает, что она мертвая, а оказалось, что девушка спала крепким сном. После этого самому Целевкосу отрубают на плахе руку.

Лермонтов записывает:

«… рука и голова солдата снились мне изрядное время. Не давали покоя. На ум приходили строчки из произведения Гауфа, об отрубленной руке… Я, почему-то, постоянно думаю, что могу быть подвержен участи этого несчастного солдата. Но не желаю этого. Хотел бы умереть на поле боя мгновенно…»

Почему тревожился поэт? Прежде всего, как мы видим, он боялся остаться инвалидом, предпочитал смерть мгновенную.

Вместе с тем мы знаем о том, что поэт всегда бывал, удручен тем фактом, что ему, будучи человеком военным приходилось воевать с горцами. Ведь он очень любил Кавказ и всегда с большим почитанием относился к горскому народу. Его больше возмущали мелкие интриги, которые плели чиновники и богатые дворяне в светских салонах. Но больше всего докучал поэту шеф жандармов Бекендорф. Про него поэт иронически писал:

И с грустью тайной и

сердечной

Я думал: жалкий человек

Чего он хочет!... небо ясно,

Под небом места много

всем,

Но беспрестанно и

напрасно

Один враждует он —

зачем?

В 1840 году после дуэли Лермонтова с де Барантом, поэт был арестован и помещен на гауптвахту. Узнав об этом, поэта стали навещать некоторые его друзья-литераторы.

Побывал у него и критик В. Белинский. его слова!

«Был я у него в заточении, и в первый раз разговорился с ним от души. Лермонтов — это глубокий и могучий дух! Как он, верно, смотрит на искусство, какой глубокий и чисто непосредственный вкус изящного!».

А вот, что вспоминал Белинский после смерти поэта:

« Мы виделись незадолго до его гибели. Он был очень грустен. И я вспомнил, что тогда на гауптвахте он мне говорил что-то о немецком сказочнике Гауфе, и о каких-то мистических явлениях в его собственной жизни. Я успокоил Лермонтова, и не придал тогда его словам глубокого значения. А потом, изучив, биографию Гауфа был весьма удивлен многими совпадениями в их жизни…»

Вот еще один немаловажный штрих. В семидесятых годах литературовед И. Андроников, который являлся биографом Лермонтова, писал в письме писателю Л. Леонову:

«Уважаемый Леонид Максимович, Вы даже не представляете себе, как много сходного было в жизни этих двух талантливых людей. Немецкий сказочник Вильгельм Гауф точно также, как и русский поэт Лермонтов прожил только 26 лет. Стрелялся два раза на дуэли. Воспитывался исключительно бабушкой. Родителей лишился в раннем детстве. Был на военной службе, но недолго. Также, как и Лермонтов, был награжден «золотой» саблей за храбрость…».

Не правда ли, действительно очень много схожего находим мы в их кратких биографиях. Это просто удивительно. Но что самое интересное? После создания новеллы «Рассказ об отрубленной руке», В. Гауф сам чуть не лишился руки, когда дрался на дуэли. Произошло это за год до его смерти.

М. Лермонтов практически не писал мистических произведений (разве что «Фаталист»), но все-таки до конца своей жизни опасался, остаться инвалидом.

Литературовед И. Андроников отмечал:

«Лермонтов любил произведения Гауфа за их оригинальность. Но в тоже время боялся повторения в своей жизни участи, которая произошла с немецким сказочником. Это отчетливо прослеживается в его дневниковых записях…»

Скорее всего, как мы знаем из выше приведенных слов навязчивые галлюцинации, связанные с отрубленной рукой в новелле Гауфа крепко засели в голове Лермонтова, после того как он увидел окровавленную руку и голову солдата. Другого объяснения этому нет.

Чем еще тогда можно объяснить тревогу, в которой пребывал русский поэт в последние годы своей жизни.

Непохожим в судьбах немецкого писателя и русского поэта было только то, что Вильгельм Гауф не погиб на дуэли, как Лермонтов, а умер в 1827 году от нервной горячки.



1 комментариев


  1. Гость
    (21.01.2012 22:04) #
    0

    СТАТЬЯ НИ О ЧЕМ НЕ говорящая. Лермонтов, как писатель, неплох, но с позиции мусульман, ничем не выделяется среди других русских, тот же носитель "цивилизаторской миссии России среди диких азиатцев". Непонятно, для чего статья помещена на сайте?