Кровь Чингисхана

Касимов: языческий, христианский, мусульманский


Касимов был основан в 1152 г. Юрием Долгоруким. То есть Юрий построил крепость и обложил данью мещеру, туземное угрофинское племя. Ну, может, еще убил местного князя, как чуть раньше убил московского владетеля Кучку, что и стало актом «основания» Москвы. Это называется строительной жертвой – обычный ритуал при начале нового проекта. «Дело прочно, когда под ним струится кровь».

Боги

Изначально Касимов назывался Мещерским Городцом и располагался у впадения в Оку речки Бабинки, текущей по Бабенскому оврагу. Если идти вдоль оврага к Оке, то по правую руку открывается городище, здесь и была крепость. А на противоположной стороне оврага, на Старом посаде, видна церковь. Она много раз меняла название: была Ильинской, потом Никольской, потом Преображенской. Та церковь, что стоит на посаде сейчас, была освящена как Ильинская и имела Никольский и Преображенский престолы. В дохристианские времена на месте церкви было языческое святилище. И, следя за сменой названий церкви, не так уж трудно понять, что за культ здесь был. Советский ученый Борис Успенский реконструировал основной индоевропейский миф как историю о небесном Громовнике (Перуне), побивающем змееобразного бога (на Руси его звали Влесом, Волосом). В христианские времена Волосу стали поклоняться под именем Николая-угодника, а Перун разделился на две ипостаси: крестьянского Илью, дающего дождь, и Георгия, которого на иконах изображают побивающим змееподобного Волоса.

Георгий в Касимове тоже представлен. Неподалеку от крепости стоит Богоявленская церковь, которую называют также Георгиевской. Говорят, эту церковь построил сам Юрий Долгорукий и дал ей имя своего небесного покровителя. Тут все та же мифологема змееборчества, но в социально-политическом ее аспекте. Георгий, побивающий Змея, покровитель князей. А князья, известное дело, иногда убивают туземных правителей и всегда подавляют народную стихию. Так что Георгиевская церковь логично стоит на крепостной стороне Бабенского оврага, на княжеской его стороне, противостоящей посаду, где живет народ со своими богами Ильей и Николой. Но за что же сражаются боги? Известное дело: за Мать сыру землю, за Великую бабу. Без Бабы-Мокоши их поединок теряет смысл. Ну, так и Баба здесь налицо, ее имя сохранилось в топонимике долины Бабинки.

В 1373 г. союзные Дмитрию Донскому татары Мамаевой орды сожгли Мещерский Городец. И вскоре он перешел под руку Москвы. Крепость на старом месте восстанавливать не стали, а построили новую, километрах в двух по Оке. Это стало называться Новым Низовым Городом, а около него образовался Новый посад. И характерно: несмотря на более чем двести лет христианства, культ Бабы расцвел и на новом месте. Правда, в обновленной форме. На берегу Оки возле пристани появилась Пятницкая церковь (Пятница это христианизированное имя Бабы-Мокоши). По церкви называлась и улица (ныне Дзержинского). Если пройти по ней вверх от Речного вокзала, то можно увидеть Никольскую церковь, оставшуюся от Никольского монастыря. Это естественный комплекс Николы-Волоса и Пятницы-Мокоши. А через Оку от Речного вокзала была еще одна Пятницкая церковь, в селе Бабино-Булыгино. Там рядом с селом есть курган, который называется Бабенским. В Касимове многое отсылает нас к Бабе.

Татары

А теперь о татарах. В середине XV в. Василий Темный отдал Мещерский Городец с прилежащими землями казанскому царевичу Касиму, сыну Улу-Магомеда. Так в пределах Московского государства возникло нечто вроде татарской автономии. Город стал называться Касимовом, а территория вокруг него – Касимовским царством. В его состав входили кусок левобережья Оки возле Касимова (который по-татарски назывался еще Хан-Керман, то есть Ханов город), а также земли по правым окским притокам, уходящие к югу примерно до широты Моршанска. Четких границ, конечно же, не было, особенно на юге. Но в целом речная сеть Оки, Пары, Мокши и Цны задает естественную конфигурацию территории.

Какая все же богатая идея: иметь в границах Московского государства ручных татар. Лучших головорезов для войны не найти. Но главное, что Московия буквально перенесла частицу империи Чингисхана внутрь своей территории, создала в себе заповедник имперских традиций, заложила основу будущего наследования государства великого монгола.

Конечно, не все так уж просто. За татарской стихией нужен глаз да глаз. Поэтому в Новом Низовом Городе (там, где сейчас самый центр, Советская площадь) сидел русский воевода с пареньками отчаянней всяких татар. Осуществлял власть Москвы, которая и назначала ханов. В сущности, выдавала им ярлыки. За 230 лет существования Касимовского царства на его престоле побывали четырнадцать правителей из четырех ветвей рода Чингисхана: из золотоордынской династии, из крымских Гиреев, из киргизских Чагатаидов, из сибирского ханского дома (потомки Кучума). Настоящий резерват царских генов, пробирка с Чингисовой кровью, уникальный материал для экспериментов – и магических, и политических.

Империи

Напомню, что завоеватель Руси хан Батый был внуком Чингисхана, который завоевал чуть не полмира, используя не столько даже свою великолепную армию, сколько особенности географии континента. Опираясь на операционную линию степей, которая тянется от Тихого океана до Дуная, он создал как бы империю-шашлык, нанизав на ось степных коммуникаций естественные пространства обитания человека по рекам, текущим в меридиональных направлениях, на юг и на север. Идеальная политическая инженерия, использующая ландшафт, коня, шпоры и воинский дух. Впоследствии нечто подобное сделали англичане, используя море, парусник, порох и дух капитала. Обе империи существуют до сих пор – в виде России и США.

Князь Николай Трубецкой назвал свой манифест евразийства без обиняков: «Наследие Чингисхана». Там сказано, что именно Россия унаследовала грандиозное сооружение, созданное монголом. Самое интересное в этой политической мифологии вовсе не то, что Россия заняла территорию, которую когда-то завоевал Чингисхан. Это очевидно. Самое интересное то, что Россия наследовала дух, который позволил приобрести эту территорию. Вот как описывает его князь Трубецкой: «Чингисхан считал ценными для своего государства только людей искренне, внутренне религиозных. Но, подходя к религии, в сущности, именно с такой, психологической точки зрения, Чингисхан не навязывал своим подчиненным какой-либо определенной, догматически и обрядово оформленной религии. Официальной религии в его царстве не было; среди его воинов, полководцев и администраторов были как шаманисты, так и буддисты, мусульмане и христиане (несториане). Государственно важно для Чингисхана было только то, чтобы каждый из его верноподданных, так или иначе, живо ощущал свою полную подчиненность неземному высшему существу, т.е. был религиозен, исповедовал какую-нибудь религию, все равно какую».

Правда, Трубецкой тут же начинает рассказывать о том, что определяющую роль в усвоении наследия Чингисхана сыграло православие… Да очнитесь вы, князь, православие – только одна из религий империи веротерпимого монгола. Хорошо уже то, что оно не слишком мешало усвоению его наследия. Из вашего же манифеста, как божий день, следует, что империя Чингисхана могла возникнуть и существовать именно потому, что его богу не нужны ни мечети, ни церкви, ни кумирни, ни пагоды. Ибо молятся ему и ощущают его в собственной душе. Бог Чингисхана непосредственно дан – вне зависимости от языков и конфессий. А конфессии – только культурные формы, отвлекающие человека от бога.

Ханы

Однако потомки Чингисхана мыслили вовсе не так. В 1312 г. хан Узбек ввел в Золотой Орде ислам и стал уничтожать тех, кто противился обрезанию. К XV в. золотоордынские татары были уже сплошь мусульманами. Те, что обосновались в Касимове, разумеется, тоже. И поэтому ханы поселились не там, где был русский город с его церквами и народным язычеством, а рядом, через Успенский овраг, на территории нынешней площади Победы (бывшей Татарской). Построили там все, что нужно для жизни: крепость, ханский дворец, мечеть... Прекрасное здание. Его минарет, построенный в 1467 г., сохранился в Касимове до сих пор.

Русских людей никогда всерьез не волновала проблема единобожия. Но Москва предпочитала, чтобы касимовские ханы оставались мусульманами. Если хан крестился, он терял право на престол. Почему? Во-первых, во избежание беспорядков. А во-вторых, только мусульманина можно было использовать для некоторых дипломатических комбинаций. Взять хоть хана Шах-Али, чей мавзолей (текие) стоит в Касимове возле мечети. Человек прожил яркую жизнь: был другом Василия III и сослан на север, возвращен Иваном Грозным и в 1552 г. брал Казань. Начиная с самого нежного возраста ханствовал. Четырежды всходил на касимовский престол, а в промежутках трижды (интригами Москвы) садился на казанский. Слуга царю, он был вынужден даже жениться на вдове казанского хана, увядающей красотке Сююмбеке. Перед свадьбой она прислала ему яд. Хорошо еще, что хан не питал иллюзий, дал присланное лакомство псу (сдох в мучениях). Остаток жизни Сююмбека провела в Касимове под надзором, а ее муж продолжал выполнять поручения центра, которые никому, кроме мусульманина царской крови, доверить нельзя.

Цари

Следующим за Шах-Али ханом в Касимове стал Саин-Булат, правнук Ахмата (того, что стоял на Угре). В 1573 г. Саин-Булат крестился, стал называться Симеоном Бекбулатовичем. Потерял касимовский престол, но зато стал великим князем всея Руси. В 1575 г. был помазан в Успенском соборе Кремля, как положено. А Иван Грозный сложил с себя царские регалии, стал просто князем Иваном Московским. Умалялся до того, что в челобитных на имя «государя великого князя Симеона Бекбулатовича всея Руси» называл себя Иванцом Васильевым. Бывало: «Приедет к великому князю Симеону, и сядет, далеко, как и бояре, а Симеон князь великий сядет в царском месте».

Такое поведение Ивана обычно относят на счет его карнавализма. Нет, уж скорее то была магико-юридическая акция, обусловленная пониманием разницы между властью царя-жреца и светского правителя. Иван был первым русским царем и, пожалуй, единственным, кто всерьез размышлял о мистической природе царской власти. Экспериментировал с размахом. Ужасы опричнины и ее ритуалы идут как раз от того, что царь ощущал себя жрецом. Старался править как маг, а земщину оставил светским правителям (которых сам и назначал). Когда же убедился в том, что маг из него не вышел, разогнал опричнину. И сделал царем (в магическом смысле) потомка Чингисхана. Симеон Бекбулатович был чем-то вроде нынешней английской королевы: царствовал, но не правил.

Этот эксперимент длился чуть меньше года, а потом Иван его прекратил. Посадил Симеона великим князем в Тверь и всегда относился к нему с большим пиететом. Да и все к нему так относились. Когда в 1598 г. пресеклась династия московских Рюриковичей, одним из претендентов на престол был назван Симеон. Все-таки лучшая часть русской элиты понимала: по-настоящему легитимным царем в нарождающейся евразийской державе может быть лишь чингисид. Победивший на выборах Борис Годунов взял со своих подданных клятву: «Царя Симеона Бекбулатовича и его детей и иного никого на Московское царство не хотети видети». Впоследствии Годунов приказал ослепить Симеона, Лжедмитрий I велел постричь его в монахи, а Василий Шуйский отправил на Соловки. Убить-то боялись, понимали силу настоящей царской крови. А вот местечковый Лжедмитрий II ничего не боялся: велел убить честно служившего ему касимовского хана Ураз-Мухаммеда (из киргизских чингисидов). За это ногаец Петр Урусов снес самозванцу башку со словами: «Я тебя научу, собака, как убивать татарских царей».

Симеон Бекбулатович умер в Москве в 1616 г. Если бы его в свое время избрали царем, не было бы никакой Смуты. И никаких Романовых. И уж тем более никаких Голштейн-Готторпов, которые с XVIII в. под видом Романовых пили русскую кровь. Сейчас опять идут разговоры о восстановлении монархии в России. И в качестве кандидатов на престол рассматривают только Голштейн-Готторпов. Но ведь это же псевдо-Романовы: последний Романов, Петр II Алексеевич, умер молодым в 1730 г. И все, династия пресеклась. Дальше остались лишь женщины рода Романовых и их дети от немцев, за каковых Петр I повыдавал своих родственниц. А между тем и сейчас где-то живут и здравствуют потомки Чингисхана.

Гены

Старая мечеть на площади Победы (бывшей Татарской). Минарет был построен при хане Касиме в 1467 году

Усилиями пиарщиков, работавших на Романовых, а потом и на Голштейн-Готторпов, против татар было создано предубеждение: они, мол, звери, они нам тут устроили иго на 300 лет, они насиловали наших женщин, испортили нам генотип. Кому это «нам»? Мещере? Муроме? Вятичам? Кривичам? Эрзе? Мокше? Булгарам? Кто там еще? Господа, генотип – это то, что складывается при взаимодействии разных народов в сладостные моменты мужских оргазмов. Человек не болонка, испортить его генотип невозможно. Но есть тонкости.

Вот в 2003 г. были опубликованы результаты исследования ДНК жителей Евразии. И оказалось, что практически одинаковая структура Y-хромосомы должна наблюдаться (если экстраполировать результат выборочного исследования) у 16 миллионов человек, живущих в разных концах Евразии. Коротко говоря, эти люди, разбросанные от Тихого океана до Черного моря и принадлежащие разным этносам, должны иметь одного общего предка. По расчетам генетиков, этот человек должен был жить в XII веке. Подозрение сразу же пало на Чингисхана, поскольку лишь он и его потомки обладали неограниченной возможностью еть, еть и еть на бескрайних просторах Евразии.

И что – плохо вам оттого, что в вас течет кровь Чингисхана? Нет, не плохо. А тогда какие проблемы? Да вот белый дядя сказал, что у нас азиатская рожа, и мы теперь этого очень стесняемся. М-да! Стесняться своего лица – самое последнее дело. Тот, кто стесняется, приобретает комплекс неполноценности и превращается в неудачника, которым любой белый дядя может вертеть так и сяк. А может, нам лучше этого дядю за белые руки к коню привязать? И – в галоп!

Что же касается грез о монархии, то давайте использовать положительный опыт Василия Темного и Ивана Грозного. Псевдо-Романовых – в… Европу. Русский царь – только ручной чингисид. Его столицей можно сделать Касимов.



1 комментариев


  1. сергей
    (15.12.2009 01:19) #
    0

    потри любого русского - найдешь моногола!!!