Обращение к башкирскому народу

«Пора преодолеть охлаждение отношений с татарами»

Наверное, у каждого человека болит душа, если он не находит понимания среди своей родни. Ведь мы, люди, устроены так, что всегда нуждаемся в поддержке своих близких и хотим, чтобы в отношениях с родными у нас всегда был мир и согласие.

То же самое можно сказать и о народах. Ведь любой народ похож на семью, а когда между близкородственными семьями происходит разлад, каждый член этих семей, должно быть, ощущает боль, хочет вернуть утраченное согласие и потому противится окончательному охлаждению отношений с родственниками.

Татарский и башкирский народы всегда считали себя кровными братьями-близнецами. У каждого из них был свой путь в истории, но они никогда не забывали о своем родстве. Татары и башкиры всегда общаются без переводчика, поют одни и те же песни, исповедуют одну и ту же религию. Несмотря на невзгоды, в XX веке татары много помогали башкирам, а башкиры – татарам. Выражалась эта помощь в совместном развитии своих республик, а также во многих делах, таких как помощь в трудоустройстве, в решении жилищной проблемы, в получении образования, медицинского обслуживания, в приобретении городской прописки, продвижения в карьере и во многих других насущных вопросах.

Башкиры в XX веке намного позднее татар начали осваивать города. Тяжело приходилось башкирам, переехавшим жить в город: опять приходилось учиться жить по-новому. Еще тяжелее пришлось бы им, если бы в городах они не встретили своих родственников – татар. Татары, жившие в городах Башкирии и в других городах России, относились к прибывающим башкирам сердечно, как к землякам. Башкирских детишек, чувствующих себя в городских детских садах одинокими среди русскоязычных детей, няни-татарки прикармливали как родных и не давали в обиду. Татарки-медсестры в городских поликлиниках помогали получить небогатым башкирским семьям направление к нужному врачу и достать дефицитные лекарства. Часто педагоги-татары учили башкирских артистов их ремеслу, как родных детей, на совесть. Молодым башкирским ученым помогали защитить кандидатскую или докторскую диссертацию маститые ученые-татары, имеющие вес в научных кругах Москвы и Ленинграда. Происходило это потому, что татары не отделяли башкир, ощущали себя одним народом с башкирами.

Среди многих татар, живущих в Башкирии, считалось святым делом помогать во всём башкирам укреплять Башкирскую Республику, поднимать её культуру и интеллектуальный уровень. В отсутствие квалифицированных башкирских кадров многие представители татароязычной интеллигенции Башкирии осваивали башкирский язык, и через башкирские республиканские учреждения развивали башкирскую литературу, театр, науку, образование, искусство и печать. Тем самым они снимали вопрос о кадровом обеспечении, когда Москва решала, сколько нужно разрешить в Башкирии открывать таких учреждений. Но при этом, ими всегда давалась возможность расти башкирским национальным кадрам, которые должны были придти на смену и развивать собственно башкирскую культуру, науку, образование.

Многие татары Башкирии в советские годы, во время переписей населения совершенно добровольно записывались башкирами, справедливо полагая, что таким образом они помогают башкирам укрепить их демографический вес в своей республике. При этом они оставались татарами, но считали, что им перед Москвой нужно просто продемонстрировать, что башкир много. Ведь большой процент башкир в Башкирии всегда означал больший политический вес Башкирской Республики в непростых отношениях с Москвой.

Татары, живущие в Татарской Республике, тоже старались быть заодно с башкирами перед лицом Москвы. В советское время лидеры Татарии и Башкирии, обивая пороги московских бюрократов и отстаивая интересы своих республик, всегда старались ходить вместе. Каждая из республик знала: если у Татарии повысится статус до союзной республики, то и Башкирия такой же статус сможет получить. И наоборот. И поэтому обе республики были заинтересованы в повышении статуса друг друга, лидеры Татарии и Башкирии вместе выступали за то, чтобы эти две республики стали шестнадцатой и семнадцатой союзными республиками СССР. При этом башкиры и татары думали не о том, чтобы впоследствии выйти из СССР, а о том, чтобы повысить благосостояние и престиж своих народов, иметь равные права на самоопределение с узбеками, казахами и русскими, проживающим в едином большом Советском Союзе.

Да, татарский народ, являясь народом более многочисленными и урбанизированными, чем башкиры, в XX веке вырвался вперед в национальном развитии, и во многом стал примером для башкирского народа. Поэтому татары могли ощущать свое превосходство и первенство в отношении башкир. Образно говоря, из братьев-близнецов, кем являлись башкиры и татары, последние могли чувствовать, что они главнее и старше, и именно потому оказывать башкирам, как братьям, поддержку в их непростом пути национального возрождения.

Но башкиры к концу XX столетия, достигнув достаточного уровня развития и национального самосознания, почувствовали, что теперь им нужно не снисходительное отношение от других братских народов, а отношения с ними на равных. Так юноша, достигнув совершеннолетнего возраста, хочет делать всё сам, освобождаясь от опеки родни. Несмотря на страхи родственников, это совершенно нормальное желание – самому распоряжаться своей судьбой, перестать нуждаться в постоянной помощи.

И здесь произошла семейная драма. Братья-близнецы, один из которых часто заступался, как более сильный, за другого брата, перестали понимать друг друга. Татары считали, что в благодарность за поддержку, башкиры не должны им противоречить, тем более что башкиры с татарами фактически один народ. А башкиры всегда ощущали себя самостоятельным, но родственным татарам народом, и не хотят согласовывать с татарами, как башкиры должны жить в Республике Башкортостан, сколько языков должно быть государственными и т.д.

В выяснении отношений дело доходило до смешного: спорили, кто от кого произошел, чей народ древнее, а потому имеет больше прав. Временами этот диспут напоминал спор о том, что появилось раньше: яйцо или курица.

Но стало не до смеха, когда нерешенный вопрос о государственных языках, стал тормозить развитие суверенитета, принятие Республикой Башкортостан её Конституции, выборов Президента Башкортостана, принятия Закона о языках Республики Башкортостан.

Стало еще грустнее, когда в разговорах многих башкир между собой и с татарами стала появляться неприязнь ко всему татарскому как к чужому и враждебному. Среди башкирской элиты с горечью начал обсуждаться татарский «шовинизм», а среди татар Башкортостана – башкирский «национализм».

Стало вообще печально, когда башкиры ощутили свое одиночество из-за недовольства Казани по поводу принятия в 1999 году, наряду с русским, лишь башкирского языка, как государственного языка Республики Башкортостан. Хотя этот долгожданный закон для башкир был нужен как воздух в своей республике, придать ещё и татарскому языку статус государственного означало распыление средств, предназначенных на развитие башкирского языка. Многие башкиры ещё опасались и ускоренной ассимиляции башкирского языка татарским, если у этого языка будет такой же юридический статус.

И стало совсем уж горько, когда перед Всероссийской переписью населения 2002 года из Казани и Уфы посыпались взаимные нападки татар и башкир на самом высоком официальном уровне.

Так, советник Президента Республики Татарстан Р. Хакимов в своем общении с прессой отнес башкир к выдуманным народам, искусственно созданных большевиками для того чтобы разделить татар и уменьшить их долю в населении России. Тем самым он совершил огромную глупость и оказал настоящую медвежью услугу своему шефу Шаймиеву, посеяв подозрительность в сердцах мыслящих башкир и, особенно у башкирского президента, по отношению к лидерам Республики Татарстан.

Дело в том, что для подавляющего большинства башкир не стоит вопрос, является ли башкирский народ самобытным народом, ставшей современной нацией не благодаря, а вопреки советской власти. И не только советской. Поэтому все чьи-либо попытки умалить самостоятельную волю башкир к созданию своей государственности, своего литературного языка и культуры могут вызвать у башкир только справедливое негодование и отторжение. А также подозрение в плохих намерениях лица, говорящего такую ахинею с высокой трибуны. К сожалению, это лицо было тогда официальным, главным идеологом Татарстана. Если же Р. Хакимов в 2002 году с такими словами обращался не башкирскому, а к татарскому народу, то тогда нужно признать, что такой способ сплотить татарский народ перед предстоящей переписью слишком дорого обошелся Татарстану, так же как и Башкортостану.

Но убийственные глупости раздавались и с башкирской стороны. Причем, некоторые из них носили характер откровенной кляузы, ябеды. Например, в 18 сентября 2002 года в г. Уфе состоялась научно-практическая конференция, на которой было принято обращение к В.В. Путину башкирских ученых, жалующихся на «гегемонистические амбиции Казани», которые могут привести к «негативным последствиям для единства и безопасности Российского государства». В этом документе, больше похожем на какой-то донос, авторы пугают Москву «Татарским поясом, протянувшегося через весь Урало-Поволжский ареал до Казахстанских степей» и верноподданически преподносят башкир к услугам Кремля в качестве «необходимого противовеса для развернувшейся татарской экспансии в Волго-Уральском регионе» и тому подобные перлы.

Кто дал право авторам этого обращения выставлять башкирский народ в качестве какого-то «противовеса» татарам, противопоставлять башкирский и татарский народы? Хотели вернуть те времена, когда например, мятежных башкир «усмиряли» калмыками, калмыков усмиряли башкирами и вместе их натравливали на казахов?

Видно по всему, что здесь приложили свою руку наши доморощеные политтехнологи, получившие указание сверху. Такой документ мог составить только раболепствующий манкурт на потеху шовинистам вроде Дугина, изрекшего в свое время, что «укрепление геополитических связей Татарии и Башкирии предельно опасно для России». Образно говоря, два пасынка поссорились и один из них ябедничает мачехе на другого: «Посмотри, мама, какой плохой мой брат! Он меня обижает! А ещё он хочет убежать из дома! Накажи его! Всем детям он подает плохой пример!». И вот мачеха берет ремень, разводит братьев в разные комнаты и каждого наказывает, приговаривая: «Твой брат мне всё рассказал, как плохо себя ты ведешь! Вот тебе! И только попробуй еще раз попросить кушать! Уморю голодом, никто и не заступится! Твой брат тебя предал!». Думается, что татарам после такого будет очень трудно простить башкир.

Другой неумный и аморальный жест по отношению к Татарстану продемонстрировали наши башкирские депутаты Госдумы в 2006 году. Когда Татарстан вел переговоры с федеральным центром об обновлении его Договора о разграничении полномочий органов власти, один депутат от Татарстана высказался в том духе, что Татарстан «достоин» заключения такого договора с Россией, а вот Башкирия «не заслуживает». Вот наши депутаты, по указке из Уфы и проголосовали в Госдуме против подписания Россией договора с органами власти Татарстана. Но ведь здесь не нужно быть семи пядей во лбу, что если Татарстан подпишет такой договор, и вернет тем самым себе немного прав, то и Башкирия в будущем сможет, ссылаясь на опыт Татарстана, потребовать для себя такого же договора. И тогда уже вопрос заключения с Башкирией договора будет решаться независимо от желания Татарстана. При этом не факт, что Татарстан хотел, чтобы Башкирия не получила такого же договора. Мнение одного депутата по фамилии Морозов (Кремлю нужны провокации таких морозовых) еще ничего не говорит о мнении татар. Даже если бы Шаймиев был против заключения договора с Башкирией, мыслящие татары в этом вопросе все равно бы его не поддержали. Так нет, наши башкирские депутаты проголосовали по принципу «ни себе, ни людям», на радость врагам. Договор с Татарстаном федералы все равно заключили, большинство Госдумы проголосовало «за». А у татар остался осадок и еще одна обида на башкир.

Недружественные явления во взаимоотношениях двух братских республик достойны сожаления. Они не в интересах народов наших республик, не в интересах здравомыслящей России. Вековая мудрость гласит, что больше вины в ссоре у того, кто более умный. Проявим же мудрость, башкиры, и перестанем быть пешками и куклами в имперских и великодержавных политических играх. Это не достойно нашего древнего народа. Оба наших народа несут ответственность за сохранение исторических, культурных, духовных уз, нас объединяющих. Единство наших народов станет моделью новой Российской Федерации. Будущее России не в возврате к имперской экспансии и не в покорении и подавлении народов. Реальный шанс России – стать притягательным прообразом и катализатором грядущего миропорядка, свободного от чьего-либо диктата и насилия, построенного на мирном содружестве равноправных народов и цивилизаций. Восстановление, укрепление и сохранение всевозможных и всесторонних связей Татарстана с Башкортостана, башкирского и татарского народов станет одним из этапов на этом пути.

Башкирское общественное движение «КYК БYРЕ»

14.12.2008г.



0 комментариев