Курбан

Трижды депортированные. Почему в России не понимают крымских татар...

Крымские татары - народ, депортированный трижды. Более-менее широко известно о сталинской высылке 1944 года, но практически ничего не слышно о других важнейших событиях истории,которые повлияли на формирование этого великого народа со сложной судьбой.

Во-первых, драматическими событиями наполнена сама история ликвидации государства крымских татар - Крымского ханства в апреле 1783 г. Сразу после аннексии Петербургом крымские татары попытались путем вооруженного сопротивления вернуть ситуацию на исходные позиции. Однако у населения, обескровленного и разоренного в ходе русско-турецкой войны 1768-1774 гг., и потерявшего лидера и национальную элиту в лице последнего хана Шагина Гирея, чья политика фактически и привела к потере государственности, и его дворцового окружения, которому Екатерина II обещала присвоение дворянских титулов, не было достаточно сил для успешного противостояния набиравшей мощь империи. У Петербурга же к тому времени уже имелся большой опыт подавления масс и смирения соседей.

Поэтому последовавшие друг за другом несколько восстаний крымских татар (наиболее крупные из которых Гезлевское и Бахчисарайское) были жестоко подавлены. В книге "Крымские татары: история и современность" (Материалы международной научной конференции к 50-летию депортации крымско-татарского народа), изданной в 1995 году в Киеве, рассказывается, что десятки тысяч людей, в том числе мирных жителей, без различия пола и возраста, были уничтожены имперской армией просто для устрашения. Уничтожались видные, пользующиеся наибольшим авторитетом деятели, которые потенциально могли организовать и возглавить антиколлониальное движение. Так, в конце апреля 1783 г., через несколько дней после обнародования манифеста Екатерины II о присоединении Крыма к России, в г. Карасубазаре (ныне Белогорск) были вырезаны сотни ученых, военачальников и религиозных деятелей.

В силу своего географического расположения и природных условий Крымский полуостров имел для Российской империи неизмеримо большее значение, чем все аннексированные ею ранее земли. В дальнейшие экспансионистские планы тогдашнего Петербурга входило завоевание Стамбула и обеспечение для себя выхода в Средиземное море, что не скрывалось. В этой связи имперская администрация в Крыму не была стеснена в методах подавления любого недовольства. Использовались те же инструменты, что двумя веками ранее применялись при покорении Казанского и Астраханского ханств.

В стратегию Петербурга, где господствовала оторванная от народа элита, в основном состоящая из обрусевших немцев, входила идея скорешего вытеснения коренного населения Крыма и заселения его лояльными переселенцами из своих внутренних губерний, ибо государственным мужам империи не приходилось рассчитывать на то, что вольные крымцы станут послушными подданными и быстро примирятся с крепостническими устоями. Для осуществления этой цели применялся широкий арсенал отработанных методов: террор и систематические грабежи мирного населения, захват царскими вельможами наиболее плодородных земель и вытеснение крымских татар на непригодные для хозяйствования территории, то есть лишение их средств к
существованию, в также, что было наиболее чувствительным для глубоко верующих крымских татар, грубое надругательство над их религиозными чувствами.

Использовались даже специально подготовленные агенты, которые под видом мусульманских священнослужителей распространяли якобы от имени турецкого султана призывы к крымским татарам переселиться на земли единоверной Османской империи.

Началась массовая эмиграция, которая продолжалась долгие годы, то усиливаясь, то ослабевая в зависимости от ужесточения или либерализации политики России в
отношении крымских татар. Это можно считать первой депортацией, непрямого характера, т.е. мягким выдавливанием.

Своего апогея эмиграция достигла в годы Крымской воины 1861-1856 гг., когда российская администрация, пытаясь оправдать свое крупнейшее поражение "изменой" крымских татар, резко усилила репрессии против них. В результате, численность крымскотатарского населения, составлявшая в период Крымского ханства, по некоторым оценкам, около двух миллионов человек, к 1897 г. упала до 186 тысяч человек, что составляло 34 процента населения Крыма.

Период после Крымской войны - это уже вторая депортация. На смену непрямым методам порой приходила прямая высылка неугодных. По сути, происходило тоже, что случилось с адыгами Причерноморья, 90% которых по итогам Кавказской войны покинули навсегда родные места.

Именно поэтому сегодя в Турции крымских татар и их потомков насчитывается в 10-20 раз больше, по разным оценкам, чем в самом Крыму. Аналогично с адыгами.

С самого прихода в Крым имперская администрация способствовала исчезновению материальной и духовной культуры коренного народа. В течение нескольких лет были ликвидированы сотни школ и медресе. Более 800 мечетей было разрушено либо перестроено в казармы или церкви. В 1833 г. по всему Крыму были собраны и сожжены книги, в их числе и уникальные. Это также приводило к оттоку крымских татар с земли предков.

Еще одна трагическая страница в истории Крыма - гражданская война. В 1918 году воинские формирования крымских татар оказались единственной силой, противостоящей надвигающимся с севера большевикам. Силы были слишком неравными, и в ходе решительного полуторадневного сражения под г. Бахчисараем 12-13 января татарские эскадроны были разгромлены многократно превышающими войсками большевиков Черноморского флота и красноармейцев. Глава Крымской демократической республики Нуман Челебиджихан был арестован и 23 февраля 1918 г. расстрелян в севастопольской тюрьме.

Крымские татары ответили восстаниями против большевиков, захватом и расстрелом в апреле 1918 г. в г. Алуште всего состава созданного большевиками советского правительства Республики Тавриды во главе с председателем Совнаркома А. Слуцким. Это привело к новым многочисленным жертвам и разрушениям.

А в 1921-1923 гг. жизни около 100 тысяч жителей Крыма, более 60 процентов которых составляли тогда крымские татары, унес страшный голод.

После этого наступило относительное успокоение, которое уже к концу 20-х годов сменяется массовыми репрессиями. После расстрела в мае 1928 г. Вели Ибраимова, главы правительства советской крымской автономии, началось тотальное истребление политических деятелей и интеллигенции крымскотатарского народа. По некоторым оценкам, за годы довоенных чисток было расстреляно или сослано в ГУЛАГ около 10 тысяч крымских татар. Еще около 50 тысяч крымских татар было депортировано из Крыма под видом борьбы с "кулачеством".

Таким образом, советская власть в 30-е годы продолжила, но еще в более жесткой форме, политику "очищение" полуострова от его коренного народа. Поводом же для "окончательного решения крымско-татарского вопроса" стала Великая Отечественная война.

По поводу позиции и действий основной части крымскотатарского народа в годы немецкой оккупации Крыма существовали различные толки. Советская пропаганда для оправдания депортации крымских татар утверждала, что они в подавляющем своем большинстве сотрудничали с нацистами и изменили Родине, и поэтому заслужили наказание, которое впоследствии было признано чрезмерным, но оправданным.

Крымские татары же - участники войны и партизанского движения, некоторые активисты национального движения начального его периода в своих обращениях к руководству СССР пытались доказать обратное и впадали зачастую в другую крайность, утверждая, что за исключением незначительного числа "отщепенцев народа" будто бы чуть ли не все крымские татары остались в годи оккупации верными "советской отчизне" и коммунистической партии, храбро сражались против нацистов на фронтах и в партизанских отрядах.

На самом же деле, как свидетельствуют источники, очевидцы событий тех дней в своих воспоминаниях, ситуация была крайне неоднозначной.Несомненно, что определенная часть крымских татар, не достаточно осведомленная о сущности германского нацизма, некоторое время питала надежды на избавление от ненавистного большевистского режима, принесшего народу за короткий промежуток времени так много горя. Аналогично было во многих регионах СССР, в том числе даже в западных областях РСФСР. Что говорить, порядка миллиона советских граждан, среди которых преобладали русские по национальности, согласились на сотрудничество в той или иной форме с немцами.
Других советская власть успела воспитать в духе абсолютной верности "делу Ленина-Сталина" и неизбежной победы "мирового социализма".

Между тем германские власти, не терявшие надежды привлечь в свою коалицию также Турцию, декларировали свое несколько избирательное и более терпимое отношение к тюркским и мусульманским народам оккупированных территорий. Этим объяснялось их внешне благосклонное отношение к учреждению крымскими татарами мусульманских комитетов, к попыткам этих комитетов восстановить и вновь открыть разрушенные и закрытые при большевиках мечети, возродить национальную систему образования, консолидировать народ и предотвратить взаимную вражду между отдельными слоями крымских татар, порожденную предыдущими чистками, коллективизацией и иными мерами "классовой политики" большевистской власти, содействовать освобождению или облегчению участи захваченных в плен военнослужащих мусульман и т.п.

Однако очень скоро, особенно после массовых расстрелов нацистами в Крыму евреев, крымчаков и цыган, введения системы коллективной ответственности и заложничества,
подавляющему большинству крымских татар стало ясна суть нацизма.

Естественно, татары не знали и о том, что нацисты имели намерение выселить их в Тюрингскую область Германии, а Крым заселить немцами, переименовав его в Готланд, и, тем более, не ведали о том, что сотворят с ними чуть позже их же соотечественники.

Тотальная депортация и начало геноцида крымских татар через месяц после возвращения в Крым советских войск превзошли все самые худшие ожидания. Это было, кроме прочего, еще и величайшим предательством со стороны советской власти, поскольку основная часть мужского населения крымских татар, призванная в армию еще в начале войны, продолжала в то время проливать свою кровь на фронтах. Эта самая страшная и наиболее известная страница истории крымских татар.

Движение за возвращение на родину и восстановление национально-территориальной автономии началось сразу же после 18 мая 1944 г. - рокового дня выселения. Были зафиксированы отдельные факты сопротивления и расстрелы сопротивлявшихся на месте, а затем побеги с мест ссылки; некоторые люди еще в те годы писали письма руководству страны с осуждением депортации всего народа и за это были репрессированы.

Более того, крымским татарам, вместе с турками-месхетинцами и немцами Поволжья, не разрешили вернуться на полуостров, даже когда после хрущевской реабилитации домой возвращались народы Северного Кавказа. Коренные жители получили возможность приехать в Крым только в конце Перестройки, а массово возвращение начинается уже в первые годы украинской независимости.

Приведенные факты трагической истории нельзя просто забыть и выбросить. По сути, крымские татары никогда в своей истории в составе Российской империи и СССР не чувствовали себя в безопастности. Это, безусловно, нужно учитывать и помнить при формировании национальной политики в Крыму, в выстраивании отношений с крымскими татарами и вообще при любых решениях, касающихся сферы межнациональных и межконфессиональных отношений. Да и вообще, просто хотя бы для того, чтобы понять крымских татар, которые в 2014 году вновь неожиданно для себя оказались в составе России.

Анвер Агаев



11 комментариев


  1. (06.11.2015 15:30) #
    1

    Почему убрали комментарии брата Фидариса?

    • (06.11.2015 23:39) #
      2

      Правду не утаить. Даже частичное открытие архивов в начале 90-ых хватило, чтобы народы-колоны империи узнали жестокую правду об их "дружественном присоединении" и вхождении в состав Российской империи.
      Вот хочется спросить: что мы - потомки, выживших после "крепкого объятия старшего брата" - вот что мы должны думать, когда нам снова пытаются навязать братское имперское сосуществование на основе православных ценностей. Это на тех основах, что позволили извести целые народы империи что ли...? Чему нам верить в этом случае: верить в то, что написано в Евангелие, или верить реальной истории отношений?
      Конечно, как-бы во дворе 21-ый век - не те времена. когда президент страны мог бы писать указы о прямом истреблении целых народов, как это было в годы жестокой колониальной экспансии. Геноцида, очевидно, нам не стоит бояться (хотя чеченская кампания ставит под сомнение и этот тезис). Но чтобы извести народы, вовсе не обязательно уничтожать их физически. Предлагаемые "старшим братом" "духовные объятия" приведут нас опять к смерти - смерти не физической, а к ускоренной ассимиляции и национальному, впоследствии и к конфессиональному вырождению. Это явление, если не ошибаюсь, называется этноцидом.

      Я бы предложил "старшему брату" все-таки перестать врать, а нам перестать держать "фигу в кармане". Жить-то все-равно вместе - куда нам от этих "объятий?" Но в наших отношениях должно быть одно непременное условие, жестко выполняемое, а именно: не вмешиваться в национальные, культурные и, уж тем более, конфессиональные аспекты жизни народов, населяющих нашу страну.

      Народы должны иметь право самостоятельно развивать свой язык, определять его статус в пределах национальных территориальных образований. Средства на развитие национальных культур должны выделяться на паритетных условиях с финансированием развития русской культуры. Строительство храмов вообще не должно иметь ограничительных рамок. Все это и еще многое другое в наших отношениях должно быть законодательно закреплено.

      Если мы хотим жить в мире и согласии, как добрые соседи, мы должны учитывать интересы друг друга. Создавать условия для этого.
      Тогда, скорбя по истории наших предков, мы не будем злиться и видеть в нынешних русских продолжателей позорной истории насилия.

      Надо всем нам научиться смотреть на историю с моральных основ нашего сосуществования. А не с позиций. основанных на животных инстинктах, типа: "давили вас гадов и дальше будем давить"
      К сожалению политика власти не дает нам надежд на то, что в ближайшей перспективе наши отношения войдут в приемлемые человеческие рамки.

      • (07.11.2015 01:05) #
        1

        Салам алейкум, Фидарис! Мне кажется, что не нужно таить даже смутные надежды на современную власть, на то, что межнациональные отношения в масштабах страны могут войти в приемлемые человеческие рамки. Они могут быть нормальными между отдельными лицами - представителями разных национальностей, но никогда таких отношений в целом между народами на мой взгляд не будет. Наша религия и мировая практика есть наилучшие доказательства данного тезиса. Пока ислам не укрепится настолько, что будет доминировать и в жизни, и в сознании совместно живущих народов и людей, до тех пор люди разных национальностей и веры будут сторониться друг от друга или вредить друг другу. Никакие иные, даже самые элементарные правила взаимного уважения в обществе не могут быть реализованы до тех пор, пока эти правила не будут исходить из Корана и сунны.
        Многие думают, что имеющиеся межнациональные, межконфессиональные противоречия легко затушёвываются материальным благополучием общества. Я считаю, что в отрыве от ислама это явное заблуждение и утопия. Возьми для примера любую страну с достатком, но без доминирования ислама, и ты убедишься в этом. Любые "духовные скрепы", интернациональные идеологии, мировоззрения, стратегии и прочая чепуха отражают только то, что люди (как правило власть, и даже отдельные личности, хотя иногда встречается, что и оппозиционные или нейтральные силы) придумывают, и лишь только поэтому заканчиваются провалом, либо так и остаются нереализованными "скрепами".
        А в России кто-то однажды ляпнул, что чрезмерная типа демократия это плохо без идеологии. Мол, от коммунистической отказались, выбрать одну из нескольких религий для "скрепления" душ живых нереально (ну, типа не демократично), других идеологий подходящих нет, значит надо формировать новую, "единую", "стабилизирующую". Меня отрыжка раздирает от глупости этих фраз, поскольку не бывает единой идеологии (сама демократическая конституция провозглашает их разнообразие), не бывает никакой "стабилизирующей" идеологии, а все придуманные "скрепы" - не более чем попытка, как ты говорил, установления императивов поведения. Ну, может быть ещё и попытка самоудовлетворения тем, что хоть что-то сделали для заполнения дыры безыдейности и бездуховности.

        • (08.11.2015 10:50) #
          2

          В определение идентичности любого сформировавшегося человека входит его отношение к таким понятиям как религия, национальность. общество, государство, родина, семья и другие (например материальные, такие как отношение к собственности, потреблению и т.д.). Состояние общества, как мне кажется, определяется отношением людей к этим факторам, характеризующим внутреннюю сущность индивида. Многое зависит от того как мы расставим приоритеты, где мы поставим знаки тождества или отрицания.

          Ясно, что для меня и для вас, как и для многих из нас, приоритеты расставятся не иначе, как: Ислам - национальность - т.д..Точно также свои приоритеты расставят представители иных конфессий и национальностей Тут не может быть компромиссов.

          Вывод из такого положения вещей только один: если мы хотим стабильности в обществе, никому (ни государству, никаким другим группам общества) категорически нельзя вмешиваться в эти приоритетные области сознания человека.
          Если мы хотим говорить о какой-то стабилизирующей идеологии, то должны начинать с признания этого факта, с законодательного обеспечения и строгого практического его исполнения.
          Потому что только на этих условиях каждая конфессия и каждый народ может обеспечить преемственность и развитие.

          • (08.11.2015 10:53) #
            0

            Ва алейкум ассалям.

          • (08.11.2015 20:55) #
            1

            Предлагаемый принцип невмешательства в указанных областях не имеет отношения к изоляционизму. Это, если угодно, необходимое условие для выстраивания нормальных отношений в других областях.

            Брат, отрицая возможность некой единой объединяющей идеи(идеологии), вы написали: "Меня отрыжка раздирает от глупости этих фраз, поскольку не бывает единой идеологии (сама демократическая конституция провозглашает их разнообразие)...". Вам не показалось, что отрицая, вы одновременно предложили эту самую идею. Идею уважения разнообразия, провозглашенной Конституцией.

            Я ведь ровно то же и говорю: давайте уважать то, что делает нас разными. Хотя бы своим невмешательством.

            Как я понимаю, исламская догматика уважительно относится к этим принципам, если они находятся в рамках уважения природы, данной нам Всевышним. В этом смысле, конечно же, я согласен с вами, когда вы говорите о "правилах, исходящих из Корана и сунны"

            Вот я прочитал все, что сам написал, сравнил с жестокой реальностью бытия, и увидел себя законченным "идеалистом"(в отношении к этому бытию). Но ведь, если смотреть с другой стороны, я ведь всего лишь говорю об утверждении одного из основополагающих прав человека, данное ему Всевышним - уважение права быть другим. О том, чтобы возвести его в ранг доминирующей идеи. Любая идея в рамках человеческой практики не может быть реализована в своей полноте. Но вектор движения при правильной постановке она задает.

            Могла бы власть помочь нам утвердить эти идеи в обществе. Конечно могла бы. Но, к сожалению, она выбрала другие доминанты.

          • (08.11.2015 23:06) #
            2

            Стабилизирующая идея? Да, согласен. Так сказать, отправная точка, основной принцип поведения в многоконфессиональном, многонациональном обществе. Но она будет (да в принципе её основы достаточно подробно заложены в российском законодательстве (Конституция, закон о свободе совести, разного рода путмнские стратегии национального развития и др.)). Но толку от этого (реальной стабилизации) лично я не ожидаю.

            • (09.11.2015 01:54) #
              1

              Конечно, толку не будет. Как там ваш коллега говорил: Законы святы , но исполнители - лихие супостаты.
              На самом деле утверждение такой идеи - это большая, непростая работа на встречных курсах - и с низу, и с верху. Ничего близкого к этому нет и не предвидится. К сожалению, эту идею невозможно внедрять "взрывными" (как в прямом, так и в переносном значении этого слова) способами. Вот противоположную по смыслу ей идею наши недоброжелатели сумели инициировать "взрывными" способами и не единожды, и в совсем недалеком историческом прошлом. Потом сумели быстро разогнать процессы внедрения идеи в сознание масс.

              К сожалению, идеи исламофобии, как я здесь не раз уже писал, стали не только смыслом политики власти, но прочно овладели сознанием масс..

              Возможны ли обратные процессы? Конечно, возможны. Уровень развития наук и богатый инструментарий не так быстро, но все же вполне могут позволить сменить доминантные векторы общественного развития.

              .

              • (09.11.2015 10:41) #
                0

                Мне кажется, что элементы исламофобии достаточно давно и прочно засели в сознании масс. И ещё мне кажется, что при прежних режимах эти элементы не просто сознательно внедрялись в массы, но их внедрение фактически являлось одним из эффективных инструментов подчинения масс, прежде всего инородцев, управления территориями огромного государства (одной из самых крупных империй в истории), возвышения центра и т.д., то есть одним из инструментов колониальной политики (период царской монархии). История Кавказа и Крыма, на мой взгляд, являются наилучшим подтверждением этого. Период социалистического развития, несмотря на официальное отчуждение от любой (не только исламской) религии, существенно по векторам политики в сфере межнациональных отношений (а в ней наиболее отчётливо выражена конфессиональная основа отношений в обществе) не отличался от царизма, а в некоторых аспектах даже переплюнула его, временами приобретая до уродства циничные формы.
                Именно в этом, на мой взгляд, нужно видеть причины изобилия в российской и советской власти в прошлом грузино-армянского элементов в ущерб элементам так называемых этнических мусульман (это не главная, но наиболее очевидная (по моему) форма выражения исламофобии власти)..
                Поэтому неудивительно столь прочное укоренение в массах исламофобии. Естественно, подобное не могло не вызывать развитие ответных процессов в среде инородцев (иноверцев).
                Несмотря на это, в массах советского периода всё же сохранялись невидимые границы исламофобии. На низовом уровне отношение к инородцам (а равно и к иноверцам) всё же имело определённые пределы своего выражения. Иными словами, имели место определённые пределы, переступать которые не позволяло сознание. Но эти пределы были столь шаткими в силу их навязанности той же властью, той же коммунистической идеологией, что при первых же открытых действиях и власти, и общества про них забывалось напрочь и оголялось действительное положение вещей. Соответственно оголялись и ответные процессы. Например, стоило провозгласить курс на перестройку, как начали обороты национальные движения. Стоило только начать разговоры про политическое переустройство, тут как тут вспомнилось право на самоопределение. Дальше больше. Политический кризис при Горбачёве (августовский путч) практически не вызвал обострения межэтнических проблем. Но как только чеченец Хасбулатов оказался в центре политического кризиса в более открытом обществе времён Ельцина, так сразу все собаки повесились не лично на Хасбулатове, а на всех инородцах (иноверцах). Если я ещё в 1989-1991 гг. мог спокойно гулять по всей Москве, приветствуя любого и получая уважительный ответ, то через год я уже не мог себе позволить просто посещение города без проверки, без шмона, без косых взглядов обычных москвичей, которые буквально год назад считались (и во многом не без основания) примером поведения в многонациональном (многоконфессиональном) обществе.
                Вот такими нежными и неустойчивыми оказались коммунистические ограничители. Их было достаточно пока была сильна коммунистическая власть, но как только ей стоило пасть, пали и ограничители, не говоря уже о глубинной исламофобии.
                Дальнейшие события истории послужили лишь только катализаторами этой фобии. Действия же новой власти, если их оценивать в комплексе во всех сферах (в экономике, праве, политике, культуре, собственно в сфере межнациональных и межконфессиональных отношений), я в этом убеждён, исходят из интересов сложившегося таким образом общества со всеми его стереотипами и противоречиями. Она стремится к своему укреплению, базируясь именно таком обществе, и не стремится к избавлению от противоречий, стереотипов, ну и исламофобии также.
                Почему это происходит? По моему мнению причиной этому является самое банальное стремление любой светской власти к укреплению своих позиций.
                Любые попытки смены векторов развития общества будут встречать яростное сопротивление и даже агрессию со стороны такой власти. Это сопротивление выражено в предельной централизации федеральной власти и всех остальных структур власти. В централизации экономики и финансов. В централизации культуры, которая неизбежно должна приводить к укреплению всего, что связано с титульной нацией, в ущерб другим. В далеко небезуспешных попытках централизации религии под контролем государства. В прямом преследовании или создании нетерпимых условий для развития совершенно естественного инакомыслия, иных взглядов и убеждений, не соответствующих провозглашённым центристским ориентирам.
                Как долго это может продлиться? Точный ответ только один - до изменения общества и искоренения из него всякого проявления исламофобии и прочей нетерпимости. А вот этот процесс уже достаточно тяжёлый, долгий.
                Полностью согласен. Наивно полагать, что веками устроенное сознание масс, да ещё систематически подпитываемое властью, изменится в один миг

  2. (06.11.2015 20:33) #
    0

    Ас САламу алейкум всем мусульманам!
    И что за слово: "Триджы..." ?! Может надо написать: "Трижды..."? :-)

    • (07.11.2015 01:08) #
      0

      Ва алейкум салам, Муса! Предлагаю короче: 3G :-)