Так далекая война приходит к тебе домой...

Пока американцы недоумевают, пытаясь понять мотивы стрельбы в Форт-Худе, в том числе, возможные религиозные или политические причины происшедшего, ведущие эксперты по психиатрии и военным вопросам указывают на военные психологические травмы, которые распространились в американской армии за годы проведения «глобальной антитеррористической кампании», которые поражают даже повидавших многое психиатров.

«Есть доказательства тому, что майор подвергся, по крайней мере частично, негативному влиянию своей работы по лечению психологически травмированных людей, а также тому, что он любил свою страну и чувствовал эмоциональную боль своих пациентов, которые, как и он, служили родине», - говорит профессор Чарльз Фигли из Тулейнского университета Нового Орлеана, специалист по психическому здоровью и травмам.

13 человек было убито и еще 30 ранено в минувший четверг на военной базе Форт-Худ в Техасе, когда майор Нидал Хасан, мусульманин и военный психиатр, открыл огонь по сослуживцам. Позже Хасан, который уже 6 лет работает психотерапевтом в армейском медицинском центре Уолтера Рида в Вашингтоне, был нейтрализован и заключен под стражу.

В то время как мотивы его поступка все еще выясняются, эксперты убеждены в том, что ключевое слово в данном инциденте – «травма», или, как они это называют, «вторичный травматический стресс», а вовсе не религия или политика. Они считают, что Хасан, проводя лечение жертв сильнейших травм, работал в крайне рискованной и эмоционально тяжелой области.

«Это сказалось напряжение в среде терапевтов, со всей болью и страданиями, которые они видят, - говорит профессор Фигли, который ввел понятие «вторичного травматического шока» 10 лет назад. - Они становятся отстраненными, им нельзя рассказывать о чем-либо другим людям, поэтому им приходится оставлять все в себе. Это равносильно лечению собственной раны в одиночку».

«Мы обнаружили доказательства таких негативных последствий среди социальных работников, психиатров, психологов, капелланов, медсестер и других, непосредственно работающих с теми, кто страдает от травм, в том числе, военных, - добавляет он. – Они, в свою очередь, вторично подвержены (травме)».

Д-р Лори Перлман, клинический психолог и член американской ассоциации психологов, согласна с этим мнением. «Чтобы понять людей, чтобы помочь им излечиться, человек должен быть готов оказаться в их мире. Мир травмированных людей может содержать шок, горе, ярость, ужас и боль», - сказала Перлман. «Роль психотерапевта заключается в том, чтобы открыть себя этой боли», - отмечает она.

Расплата за войну

Хелен Бенедикт, профессор журналистики в Колумбийском университете, соглашается, что хотя судить о душевном состоянии Хасана тяжело, нет сомнений в том, что он терпел тяжкие испытания войны даже за пределами зоны боевых действий. «Хасан и другие люди вроде него вынуждены слушать ужасающие истории об убийствах, отвратительных трупах, раскаянии, злости и ненависти к самому себе, о страхе и паранойе, - говорит Бенедикт, которая специализируется на освещении войны в Ираке. - Эти истории начинают проникать в сознание, просачиваются в сны и мысли терапевта, наполняя их видами смерти и увечий».

Эксперты говорят, что трагедия в Форт-Худе должна пролить свет на тяжелые психологические проблемы в американской армии. «Любая армия любой культуры и государства платит цену за войну, - говорит профессор Фигли, основатель и президент Международного общества исследований травматического стресса. - Мы обнаружили, что психические последствия могут быть гораздо серьезнее, чем любые другие побочные эффекты войны».

Бенедикт, автор книги «Одинокий солдат: частная война женщин, служащих в Ираке», говорит, что для написания своего труда она взяла интервью у 40 ветеранов войны в Ираке и услышала правдивые истории о том, что перенесли солдаты в зоне военных действий.

«Дети, задавленные конвоями, женщины, подорвавшиеся на бомбах; невинные прохожие, расстрелянные из автоматов, взорванные кассетными бомбами и проч., - говорит она. - Такие картины преследуют человека годами, если не всю жизнь».

Она добавляет, что многие солдаты чувствуют раскаяние, гнев и клянут себя за то, что принимали участие в войне, которой нет четкого оправдания, и которую они так и не смогли понять. «Они возвращаются домой полные стыда и ужаса от самих себя, отстраняются от всех любящих их людей».

Бенедикт также говорит, что некоторые военнослужащие нападают на своих сослуживцев или устраивают погром у себя на родине. «Это, - по ее словам, - ведет к саморазрушению и росту насилия в обществе». Так война, ведущаяся далеко за тысячи километров, приходит к вам домой, отмечают эксперты.

Недавнее исследование корпорации RAND обнаружило, что более 300 000 солдат, вернувшихся из Ирака или Афганистана, страдают от симптомов депрессии или посттравматического стресса. Еще одно исследование, проведенное «The New York Times», показало, что десятки американских ветеранов, чей военный опыт на улицах Багдада или Кабула оставил на их душах психологические раны, рано или поздно были осуждены за преднамеренное убийство уже дома, в США.

Климат непризнания

Эксперты предупреждают, что психические последствия войн для американской армии могут привести к повторению трагедий вроде Форт-Худовской. «Этот инцидент заставляет всех пересмотреть то, что нам известно, и то, как использовать эту информацию, чтобы предотвратить повторение событий Форт-Худа в будущем», - подчеркивает профессор Фигли.

Он говорит, что хотя армия и в курсе вопиющих психологических травм солдат, включая и психиатров вроде майора Хасана, для решения это проблемы до сих пор почти ничего не делается. «Должна быть комплексная программа предотвращения и тренингов, чтобы при появлении тревожных сигналов сразу предпринимались меры», - говорит он.

Профессор Бенедикт же убеждена, что армия и страна погрузились в «климат непризнания» в отношении цены бесконечных войн. «Как гражданское общество и даже будучи в армии мы прячем головы. Мы придумываем красивые термины для маскировки смертей – «дружественный огонь», «сопутствующий ущерб»», - объясняет она.

«До недавних пор мы запрещали показ солдатских гробов в СМИ. Мы не обсуждаем, что могут на самом деле сделать с людьми кассетные бомбы, управляемые снаряды и автоматическое оружие», - отмечает она.

Бенедикт убеждена, что администрация Обамы должна изменить это отношение к происходящему в армии. «Но пока мы, граждане, прячемся от истинного ужаса войны, мы оставляем наших солдат и врачей неуслышанными, без всякой поддержки, в полном одиночестве», - добавляет эксперт.



0 комментариев