Проасадовское лобби в России

Россия сегодня стала одной из немногих стран мира, где сложилось достаточно активное и влиятельное проасадовское лобби. У нас любят говорить и писать про якобы невероятное влияние всевозможных помощников сирийской оппозиции, от салафитов, «Братьев-мусульман» и стран Залива до Вашингтона и Парижа. Но реально в нашем публичном, экспертном, медийном, и вообще политическом пространстве, заметны почти исключительно сторонники правящего в Дамаске режима.

Проасадовское лобби представлено разными людьми, с разными взглядами и интересами. Но объединяет их всех защита сирийского президента и его приближенных.

Надо сказать, что Дамаск не скупится на работу в России. Ему удалось собрать достаточно разношерстную публику. Среди нее есть влиятельные фигуры, но встречаются и откровенные маргиналы и фрики. Складывается впечатление, что привлекаются все, кто хочет и может лить хоть какую-то воду на мельницу рушащегося режима.

Проасадовское лобби в России можно разбить на следующие группы:

1. Патриотически настроенные ветераны, бывшие сотрудники ГРУ, КГБ (СВР), МИДа, по долгу службы бывавшие в Сирии, работавшие там, контактировавшие с тамошней властью, вложившие в укрепление ее политической и военной инфраструктуры кусочек своей жизни. Защита Асада сегодня для них важна не столько сама по себе. Для них это часть их личной большой войны с Западом, с Америкой, с Горбачевым-Ельциным, с теми, кто разрушил СССР, их Родину, государство, которому они отдали жизнь.

В основном эти люди искренне считают, что асадовская Сирия – оплот борьбы с Западом и Израилем, а оппозиция – иностранные наймиты, бандиты и террористы. Они имеют дело не с реальной Сирией, а с ее образом, который они выстроили в своем сознании, который любят и ценят.

Об «антиамериканизме» Асада говорит хотя бы то, что он много лет помогал ЦРУ воровать людей по всему миру. И сегодня Запад не рвется в Сирию, ограничиваясь дипломатией. Это очень контрастирует с теми же Мали, куда интервенция была организована за считанные недели.

О закрытых деликатных связях Дамаска с Тель-Авивом, о проданных Хафезом Асадом Голанских высотах за 100 миллионов долларов непосредственно перед началом Шестидневной войны, о неукрепленной границе с Израилем, о стабильных, вполне соседских по региональным меркам, многолетних отношениях, о дружбе спецслужб, о помощи в борьбе с повстанцами и т.д. говорит вся арабская улица.

Даже недавний налет израильских ВВС на объекты в Сирии, как ни странно, оказался Асаду на руку. Он получил возможность оправдаться перед населением в сотрудничестве с Тель-Авивом и повысить свой авторитет. Однако особого эффекта на рост недовольства режимом это не возымело.

В общем, ситуация, как минимум, сложнее, чем полагают российские патриоты. Но переубедить их очень сложно. Это уже нечто личное, эмоциональное, не политическое. Все-таки столько лучших лет было отдано асадовской Сирии, и видеть, что сегодня все это уходит в небытие, - очень тяжело.

2. Ученые. Значительная часть профессиональных востоковедов, арабистов, исламоведов и разного рода экспертов-политологов по своим каналам лоббируют в пользу Асада. Не будем называть фамилии. Те, кто интересуется, может легко найти их в комментариях по Сирии, выходящих в СМИ. Кто-то делает это вполне искренне, считая нынешний режим правым, а оппозицию нет; кто-то выполняет заказ; кто-то пытается своими выступлениями показать Дамаску свою заинтересованность в работе с ним. По характеру их высказываний тоже легко понять, из каких соображений исходит тот или иной эксперт.

3. Представители Церкви. Сама РПЦ в ситуацию в Сирии не вмешивается, высказывая лишь озабоченность судьбой христианских святынь и своих единоверцев. Однако такие ее светские сотрудники как Роман Силантьев, известный своей активностью на ниве исламофобии, заметны в числе проасадовских лоббистов.

Силантьев, который всю жизнь выступал за запрет учебы российских мусульман за рубежом и приглашение иностранных богословов и проповедников к нам, говоря, что в этом-то и кроется причина всех бед с Исламом в России, в отношении асадовской Сирии недавно сделал исключение. Не раз он высказывался в пользу правящего режима и обрушивался с резкой критикой на оппозицию, обвиняя ее в терроризме, экстремизме и проч.

4. Исламофобское лобби. Те деятели, которые активно выступают и продавливают в России антиисламскую стратегию (в частности, сотрудники РИСИ Раис Сулейманов, Яна Амелина и др.) ведут системную работу по поддержке Асада.


5. Одиозные деятели мусульманских организаций. Одиозные глава пермского муфтията Мухаммедгали Хузин и его близкий друг Фарид Салман, называющий себя руководителем Совета улемов РАИС (из которого они оба исключены) бывали в Сирии по приглашению властей, постоянно встречаются и сопровождают сирийские официальные делегации, в том числе как представители мусульман на встречах с патриархом Кириллом.

Эти два деятеля, дискредитировавшие себя в глазах мусульман России своими связями с антиисламскими структурами и постоянными беспочвенными обвинениями всех и вся, регулярно выступают в СМИ в поддержку Асада. Будучи в Сирии, Хузин заверил ее власти, что «все слои российского народа и все конфессии» поддерживают их «в противостоянии исламскому экстремизму, американским нападкам и бандитским вылазкам».

Фарид Салман же дошел до того, что связал недавний митинг в Махачкале против неправовых методов работы силовиков с сирийской оппозицией. По его мнению, переживания дагестанцев за судьбу единоверцев на Ближнем Востоке «имеют искусственное происхождение». В целом же мероприятие «не имеет отношения к российским мусульманам, либо там оказались люди обманутые», считает Салман.

6. Патриотическая, национал-державная и левая общественность. Чаще это люди, искренне полагающие, что защита Асада – это борьба с империализмом, Западом, США и т. д. Ими специально был создан Комитет солидарности с народами Ливии и Сирии. Его глава - председатель Российского общенародного союза, бывший ректор РГТЭУ Сергей Бабурин. В состав комитета вошли публицист Николай Сологубовский, левый политик Дарья Митина, депутаты Государственной Думы Олег Шеин и Алексей Корниенко, сопредседатель Союза писателей России Сергей Котькало и другие общественные деятели.

Власти Сирии ценят их позицию. Приглашают в страну, оказывают знаки внимания. Некоторые из этих людей открыто работают с Дамаском. Например, Марат Мусин, ученый и общественный деятель, близкий к Бабурину, друг Силантьева. Видео, сделанное им в стране, на зачистках, на которые он выезжает в сопровождении асадовских военных, постоянно пополняет Интернет. Мусин прямо говорит, что видит в происходящем в Сирии «вызовы нашей православной цивилизации».

Кстати, получивший в ходе боев в пригороде Дамаска ранение российский гражданин Сергей Бережной приехал в страну с Мусиным, по его словам, чтобы провести там отпуск в качестве волонтера и журналиста. Он – лауреат премий за военную прозу, а сейчас работает зампредседателя Белгородского арбитражного суда.

Ведут работу также несколько полупрофессиональных видео и информагентств (некоторые такие ресурсы имеют регистрацию аж в Абхазии), которые передают и показывают проасадовскую версию происходящего. Как правило, за ними стоят те или иные представители т.н. патриотической общественности.

7. Шиитские проиранское лобби. К поддержке Асада в России подключились все, кто ориентируется на Тегеран, который сейчас является главным союзником Дамаска. Гейдар Джемаль, глава Исламского комитета России, в свое время даже заявил, что свержение ныне правящего в Сирии клана и консолидация суннитского мира грозит России войной.

8. Различные бизнес и иные структуры, зарабатывавшие на деликатных связях с Сирией.

Часто все эти группы пересекаются, связаны между собой. В них могут встречаться одни и те же люди. Почти каждый день они выступают в СМИ, участвуют в круглых столах, пишут аналитические записки, лоббируют по личным каналам.

«Цели у разных представителей проасадовского лобби могут быть различны, но объективно, как ни странно, они действуют в интересах Израиля», - считает политолог и публицист Абдулла Ринат Мухаметов. По его словам, поддержка Асада дорогого стоит России, которая предстает в глазах исламского мира как сила, противопоставляющая себя ему.

«Это не так. Но улица начала воспринимать Россию именно в подобном негативном свете», - отмечает Мухаметов. «Если же наши внешнеполитические ведомства будут следовать реакционной стратегии «Россия – жандарм Востока», т.е. сосредоточатся на подавлении и осуждении Арабской революционной весны, что предлагают асадовские лоббисты, - добавляет политолог, - то в итоге единственным партнером у РФ на Большом Ближнем Востоке останется только Израиль, что тому и нужно».



2 комментариев


  1. (13.02.2013 21:57) #
    0

    ккакой же категорий относится муаммар?

  2. (14.02.2013 22:54) #
    -2

    Конечно, кто не хочет, чтоб Сирию не начали утюжить так же как Ливию, тот кремлевский наймит, агент медвепутов, патриот всея руси и т.д. и т.п. И только все те журналисты, которые уже пару лет с пеной у рта в каждой свой статейке доказывают, что "режиму в Сирии осталось пару недель" к этой категории не относятся, и ведут свою пейсательскую деятельность исключительно по доброте душевной (правда сдается мне, что это добродетельность веет с Аравийского Полуострова, где-то в нынешних границах Катара), а все те, кто с этим не согласен и имеет альтернативную точку зрения на эти события, тот конечно же тайный любитель православной церкви и ярый исламофоб, как например Рамадан аль-Бути (да продлит Аллах его жизнь).