Новая ситуация на Южном Кавказе

До практической нормализации армяно-турецких отношений следует заняться проблемой Нагорного Карабаха, считают в Баку

Теперь уже почти никто не сомневается, что с подписанием «Протокола об установлении дипотношений» и «Протокола о развитии двусторонних отношений» между Турцией и Арменией, которые принято называть протоколами по нормализации двусторонних отношений, а точнее, с их ратификацией, ситуация в регионе может измениться почти кардинальным образом.

В то же время перспективы нормализации оцениваются по-разному. По крайней мере в каждой из региональных столиц турецко-армянское сближение характеризуется исходя из того, как этот процесс коснется именно ее.

Ни для кого не было секретом то, что рано или поздно Армения и Турция попытаются выйти из той патовой ситуации. В последние годы в Анкаре и Ереване начали приходить к пониманию, что прежний характер двусторонних отношений, точнее говоря, полное отсутствие таковых, не отвечает требованиям сегодняшнего положения вещей в регионе, не соответствует общемировым и региональным политическим трендам и, таким образом, национальным интересам самих этих государств.

С другой стороны, наличие диаметрально противоположных подходов и взглядов к некоторым вопросам делало практическое сближение обоих государств делом безнадежным. Пока, наконец, не грянул август 2008 года – война на Кавказе, политические последствия которой создали ситуацию, когда продолжать прежнюю линию поведения двум соседям оказалось абсолютно нецелесообразным.

Сразу же после начала «пятидневной войны» премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган выступил с инициативой создания Пакта мира и стабильности на Кавказе. Это было расценено как претензии Анкары играть более активную роль в кавказских делах. Без Армении «кавказская партия» Турции была бы малопродуктивной. Кроме того, все последние годы Турция шла к тому, чтобы играть более заметную роль и в региональных делах вообще и даже сформулировала для этого принцип «Ноль проблем с соседями». Турция и впрямь начала строить новые отношения со странами региона, в первую очередь с Россией, Сирией, Ираком и Ираном. Отношения с Арменией, с которой у Турции больше всего проблем, можно рассматривать в качестве важного пункта всей ее восточной политики.

С другой стороны, для Армении, которая с потерей прямой связи с Россией через территорию Грузии осталась окончательно запертой в регионе и теперь имела лишь одну возможность поддерживать стабильную сухопутную связь с внешним миром – через Иран, открытие границы с Турцией очень важно: это и выход из многолетней изоляции, и продуктивные действия по выходу из тяжелой экономической ситуации, которая усугубляется мировым финансовым кризисом, и эффективная интеграция в региональное хозяйство, и усиление геополитической позиции в целом.

В то же время следует учесть тот факт, что ближайший союзник Турции в регионе – Азербайджан – к темпам и характеру армяно-турецкого диалога отнесся весьма настороженно. Позиция официального Баку всегда была и по сей день остается неизменной: Турция и Армения вольны самостоятельно решать проблемы. В то же время, если Турция решится открыть границу с Арменией без учета особых отношений между Турцией и Азербайджаном, этот шаг будет противоречить национальным интересам Азербайджана.

Дело в том, что начиная с 1992 года позиция Анкары заключалась в том, что всякие официальные отношения с Ереваном будут заморожены до тех пор, пока Армения не согласится выполнить ряд условий: откажется от требования к Анкаре признать события 1915 года в Османской империи геноцидом, освободит оккупированные азербайджанские территории (Нагорный Карабах) и откажется от территориальных претензий к Турции.

Отход Анкары от своей же многолетней позиции, таким образом, нарушил бы основополагающий принцип двусторонних азербайджано-турецких отношений, который еще покойный президент Гейдар Алиев сформулировал следующим образом: Турция и Азербайджан – две страны – одна нация. Этот принцип безоговорочно признавался всеми правительствами Турции, начиная c правительства Сулеймана Демиреля и заканчивая правительством Эрдогана.

Поэтому в Баку настаивают, что открытие турецко-армянской границы возможно лишь в том случае, если Ереван решится на поэтапное урегулирование конфликта: освободит сначала хотя бы пять оккупированных районов, непосредственно прилегающих к территории Нагорного Карабаха. В этом случае можно будет говорить не только об открытии турецко-армянской границы, но и, что не менее важно, о возобновлении транспортного сообщения между Арменией и Азербайджаном с последующим превращением Армении в транзитную страну. Таким образом, Армения может активно включиться в систему региональной политики и принимать участие в важных региональных проектах.

Сегодня о таком развитии ситуации все больше говорят и в Анкаре, связывая дальнейшую ратификацию турецко-армянских протоколов с прогрессом в урегулировании карабахского конфликта. Ведь в Анкаре прекрасно понимают, сколь неравноценным может оказаться обмен Еревана на Баку, с которым ее связывают не только общие язык и культура, но и стратегические интересы в Каспийском регионе, транспортно-энергетические проекты, проекты в рамках тюркского сотрудничества и пр. То есть, по сути, единственно возможный путь к возникновению действительно новой ситуации на Южном Кавказе лежит через урегулирование карабахского конфликта. Только в том случае, если прогресс будет достигнут по всем этим направлениям одновременно, можно будет говорить о кардинальном изменении на Южном Кавказе, о начале новой вехи в его развитии.

Примечательно, что основные акторы мировой политики, имеющие политическое влияние в регионе, а речь прежде всего идет о США, России и ЕС, также высказывают заинтересованность в решении как турецко-армянских противоречий, так и в разрешении карабахского конфликта. Каждый из них при этом преследует свои цели. Но какими бы они ни были, все сходятся на том, что мир и стабильность в регионе полностью соответствуют их стратегическим интересам.

Запад пытается перетянуть Армению на свою сторону при помощи Турции и таким образом сформировать пояс из южнокавказских государств для беспрепятственного выхода к Каспийскому морю и его энергетическим ресурсам, а заодно отрезать Россию от Ирана.

Россия соответственно пытается усилить сферу своего влияния прежде всего посредством развития экономических связей со странами региона, активно развивая транспортно-коммуникационные проекты, связывающие ее кавказский регион с Азербайджаном, Арменией, а далее с Турцией и Ираном, параллельно развивая со всеми этими странами имеющиеся программы двустороннего сотрудничества. При этом Россия не боится утратить своего влияния на Армению, прекрасно понимая, что в новых условиях Армения будет нуждаться в России еще больше, так как ей будет необходим противовес усиливающемуся влиянию



0 комментариев