Рамадан

Каково быть «визуальным» мусульманином в Европе

Великобритания – страна настоящего многообразия, толерантности и живого мультикультурализма. Но для тех, кто пострадал от ненавистнических преступлений, эта страна может показаться чужой и жуткой. Данные полиции показывают, что в недели, последовавшие за британским референдумом, ненавистническая преступность значительно усилилась.

Однако наши эксперименты «под прикрытием» показали, что даже до голосования о Brexitвраждебность к мусульманам была очень явственной.

В 2015 году Имран отрастил бороду и надел джуббу (длинное мужское одеяние мусульман) с тюбетейкой, чтобы ходить в таком виде по Бирмингему, а я в 2014 году стала носить закрытую одежду, включая джильбаб, хиджаб и никаб, в Лестере.

Имран Аван

Я мусульманин, но по виду этого обо мне не скажешь. В 2015 году во время работы над другим исследовательским проектом меня спросили, почему я не показываю своего вероисповедания внешним видом. – «Ты не одеваешься как мусульманин, ты просто понятия не имеешь, каково это», - сказали ему.

В свете этого в августе-сентябре 2015 года я решил обрести мусульманский облик, чтобы исследовать проблему исламофобии. Я отрастил бороду и стал носить джуббу и тюбетейку.

В полученный мной опыт издевательств и запугивания в результате перемены внешности вошли обзывательства, нецензурная брань, угрозы физического насилия.

В силу моего азиатского происхождения меня обзывали «паки-террористом», т.е. оскорблением как по религиозному, так и по национальному признаку. Я почувствовал себя настолько униженным, что стал задаваться вопросом, готов ли я принимать душой эту страну, будучи мусульманином.

Ирен Земпи

Я не мусульманка, я православная христианка. Для своей докторской диссертации я изучила опыт мусульманок, становящихся жертвами исламофобии в общественных местах.

Я столкнулась с ругательствами в свой адрес, угрозами физического насилия и унизительными формами юмора. Во всех этих проявлениях вербального насилия явственно ощущалась ненависть к мусульманам и враждебность.

Комментарии и жесты в свой адрес зачастую были пугающими. Однажды на улице Лестера ко мне подошел белокожий мужчина, изобразил звук взрыва бомбы и спросил: «Сколько человек ты убила во имя Ислама?»

Борьба с этими явлениями

Мы убеждены, что служащие системы уголовного правосудия должны быть обучены для того, чтобы оказывать помощь жертвам ненавистнических преступлений. Сотрудники этих органов должны быть лучше осведомлены о том, что такое преступление из ненавистнических побуждений и как помочь его жертве.

Перевод с английского языка (в сокращении) специально для Ансар.Ru



0 комментариев