Идомени: что ждет огромный лагерь беженцев на границе Греции и Македонии

На маршруте беженцев из стран Ближнего Востока в Европу небольшая греческая деревушка Идомени превратилась в одну из самых напряженных точек и получила печальную известность на весь мир. Сейчас тут раскинулся огромный стихийный лагерь беженцев, и его дальнейшая судьба пока неясна.

Лагерь превращается в город

Это зрелище впечатляет — вдоль границы Греции и Македонии с греческой стороны стоит огромный стихийный палаточный лагерь. Это беженцы из стран Ближнего Востока, Азии и Африки. Они пытались попасть в Евросоюз через Турцию и Грецию, но не успели пересечь границу с Македонией до того, как в марте эта страна вслед за Хорватией и Сербией закрыла свои границы, чтобы не "накапливать" у себя беженцев и не превратиться в один большой неорганизованный приют.

В результате в такой лагерь превратилась сама Греция, куда мигранты по-прежнему продолжают прибывать. Из Турции они добираются до греческих островов, например, Кос и Лесбос. Оттуда — в порт Салоники, а уже потом — на границу с Македонией, в пограничное село Идомени.

Сейчас эта некогда никому не известная деревушка превратилась в огромный табор. Никто даже точно не знает, сколько здесь живет человек. Тем более что беженцы еще продолжают прибывать, а сам стихийный лагерь не имеет четких границ — некоторые группы селятся на отдалении от Идомени, по всему этому району Греции. Вдоль автомобильных трасс тянутся "деревни" из палаток с беженцами.

Картина больше всего напоминает табор персидского войска из фильма "300 спартанцев", пошедшего на штурм Греции. Повсюду стоят яркие туристические палатки. Беженцы постепенно обживаются на месте, понимая, что ждать решения судьбы можно месяцами — Европа уже не хочет пускать беженцев к себе, надеясь договориться с Турцией об экстрадиции обратно на территорию этой страны или в Сирию.

Обитатели лагеря разводят костры, готовят пищу — консервы, крупы и макароны поступают от благотворительных организаций. "У кого-то из нас еще остались деньги, ведь для переселения в Европу мы годами копили деньги. Тогда можно поехать в местный магазин и купить мяса или фруктов, здесь это дешево", — объясняет 25-летний Махмаз Абрахими из Афганистана. Женщины стирают белье и развешивают сушиться между палатками и деревьями. По лагерю бегают дети беженцев, во что-то играют — они воспринимают "путешествие" в Европу как одно большое приключение.

В лагере беженцы предпочитают селиться по языковому принципу — сирийцы поближе к сирийцам и иракцам, таджики из Афганистана, пакистанцы, иранцы — поближе к своим. За два месяца ожидания на границе у них появилось даже что-то вроде самоуправления — свои старейшины и лидеры, регулирующие жизнь "общин" и отношения с внешним миром. Есть даже свои СМИ — беженцы общаются в группах в соцсетях, подзаряжая смартфоны от генераторов.

Лагерь беженцев "Виноюг" в Македонии на македоно-греческой границе

Место, где охраняют от шенгенской зоны

Но не все так идиллически. Местные жители жалуются на беженцев, что те грабят их сады и участки. Самые отчаянные могут забраться в дом, пожить там несколько дней и исчезнуть, прихватив одеяла и одежду. "У нас были очень тихие места, ничего не происходило. Все соседи знают друг друга, никто яблока не украдет. И вдруг все поменялось — мы испытываем настоящее нашествие", — пожаловался РИА Новости местный житель.

Время от времени уставшие от безделья и неопределенности жители лагеря "Идомени" устраивают беспорядки — перекрывают автомобильную трассу из Греции в Македонию или даже штурмуют трехметровую стену "колючки". Железнодорожное сообщение между странами прервано еще в марте, когда Македония закрыла свою границу. Тогда беженцы в знак протеста повернули несколько вагонов поперек железнодорожных путей в районе знаменитого теперь "пункта К-59" — железнодорожного переезда из Греции в Македонию. В вагончиках теперь тоже обосновались семьи беженцев.

С македонской стороны границу охраняют полицейские и военные, причем на помощь македонцам прибыли подразделения австрийцев, чехов, словенцев.

"Парадокс. Везде люди хотят попасть внутрь шенгенской зоны, поэтому шенгенская зона охраняет свою границу от вторжения извне. Македония — единственное место, где охраняют не Шенген, а от Шенгена. Ведь мигранты хотят попасть из Греции, входящей в шенгенское соглашение, в Македонию, которая в Шенген не входит", — шутят местные полицейские.

На самом деле им не до шуток. Полицейские и военные на границе сердиты и напряжены — в любой момент беженцы могут поднять бунт и пойти на штурм. Несколько сотен или даже тысяч озлобленных беженцев, проделавших дальний тяжелый путь и оказавшихся перед захлопнутыми европейскими дверьми, — это страшная сила.

Греко-македонская граница в районе лагеря беженцев "Виноюг" в Македонии

Штурм Европы

"Это было похоже на настоящую войну — беженцы кидают в нас всякие камни и палки, расшатывают колючку. Летают вертолеты, полицейские поливают бунтарей из водометов, стреляют в них специальными гранатами со слезоточивым газом, всюду дым и газ", — делится впечатлениями местный журналист телеканала "Альфа-ТВ" Васко Трайков, несколько раз бывший свидетелем такого штурма.

В последний раз журналист прибыл на место одним из первых, а точнее, даже заранее.

"Мы подписаны на Twitter нескольких беженцев и работающих в Идомени греческих журналистов и волонтеров. Еще накануне по их страничкам расходились сообщения, что "завтра пойдем на штурм", называлось точное время, респостились карты границы. Мы прибыли на границу заранее, перед намеченным часом, а полицейские еще ничего не знали — для них это выглядело как стихийный, спонтанный бунт", — рассказывает Васко.

Сейчас македонские полицейские просят журналистов работать на границе очень быстро — несколько кадров издалека, и все. "Беженцы непредсказуемы. Они могут кидаться в журналистов камнями — просто от злости, что застряли в Идомени. Могут устроить показательный "бунт", рассчитывая, что он попадет в СМИ и Европа еще раз вспомнит о беженцах. Так что не надо их провоцировать. Вы уедете, а мы останемся", — объясняет свою строгость офицер.

"Зеркально" греческому лагерю беженцев Македония организовала свой лагерь военных и полицейских — вдоль границы стоят армейские броневики и полицейские водометы. А буквально в ста метрах от границы — постоянный бивуак на несколько сотен силовиков, готовых в любой момент прибыть на защиту Македонии "от Шенгена".

Греко-македонская граница в районе лагеря беженцев "Виноюг" в Македонии

Нелегалы и контрабандисты против полицейского интернационала

Многие беженцы, впрочем, поступают хитрее — тихо, без "показательного бунта", преодолевают границу по ночам, разрезая колючую проволоку, делая подкопы или строя навесы из деревьев и тряпок, чтобы перелезть стену. Если операция удается, нарушители углубляются в македонскую территорию в слабой надежде проникнуть в следующие страны.

"Одни местные жители нам помогают, сообщая полиции, что заметили группу беженцев. Другие, наоборот, за деньги помогают самим беженцам — кто-то их покормит и приютит, кто-то может отвезти на следующую границу, с Сербией", — рассказывают полицейские.

Это хороший бизнес для местных контрабандистов. Македонские полицейские и прибывшие на помощь коллеги из других стран устраивают проверки на дорогах, проверяют все подозрительные машины в поисках нарушителей, задерживают их и высылают обратно в Грецию — снова ждать у моря погоды. И хотя контрабандистам грозит тюремный срок, они все равно идут на этот рискованный, но доходный бизнес. Беженцы же рискуют зря потратить свои деньги или быть обманутыми или даже ограбленными местными бандитами — находясь вне закона, они и сами превратились в легкую добычу для балканских мафиози.

Будет ли судьба огромного лагеря в Идомени решена как-то централизованно и цивилизованно? И согласятся ли сами беженцы с этим решением — ведь им могут предложить возвращаться домой? Эти вопросы пока открыты.

Вид на стихийный лагерь беженцев в районе села Идомени в Греции с территории Македонии



15 комментариев


  1. (11.05.2016 15:45) #
    0

    Европейцам нужно пускать только беженцев-христиана, а мусульмане пусть бегут в мусулманские страны. Тех кто пытается попасть в Евросоюз-просто расстреливать!

    • (11.05.2016 17:09) #
      0

      Всё, сволочь, считай, что по твою душу уже выехали. Готовь сушку, ибо сушИ тебе не видать через, надеюсь, непродолжительное время. И моли бога, чтобы на зоне к мусульманам не попал.

      • (11.05.2016 17:18) #
        0

        ты меня по ай-пи вычислил свинья?))) кому ты лечишь придурок?) смотри сам на зоне не окажись петух

  2. (11.05.2016 17:55) #
    0

    У меня большая просьба к администрации сайта не банить ублюдка под ником hvg ближайшие хотя бы пару недель.

  3. (11.05.2016 18:01) #
    0

    И исламофомы и исламофилы, упрекая друг друга, одинаково потешны, потому, что и те, и другие часть человечества, и не существуют друг без друга. Это если правая часть сердца ополчится на левую, а мошонка на пенис.
    Выход один - ЕДИНОБОЖИЕ!
    P.S.
    Gaz, осторожней в формулировках! Они одних обижают, других коробят, третьих подводят под статью. Изъясняйся, красиво выражаясь, и выражайся, красиво изъясняясь! Бери пример с Пушкина.

    • (11.05.2016 19:01) #
      0

      "Выход один"
      Не представляю, какой может быть выход у банкрота.
      =========================
      "Gaz, осторожней"
      Вряд ли ему на этот раз твои предупреждения помогут.

      • (11.05.2016 23:14) #
        0

        Выход мир и сотрудничество.

        • (12.05.2016 09:38) #
          0

          Это ведь так банально: тролль банкротство алогичность безверие. Знаки препинания или равенства поставь сам, если, конечно, разум совсем уже не сгнил.
          ___________
          ПЫ. СЫ.
          Только полный банкрот и неверный может предполагать возможность мира с разного рода носителями фобий. ИМХО.

          • (12.05.2016 14:34) #
            0

            100, ты тоже носитель "фобий", как Халид и др. Считаешь, что Единобожникам от вас надо отмахнуться, как и от аналогичных идолопоклонников ? Но это противоречит самому понятию Единобожия, т.е. мира и благожелательности.
            Собственно, поэтому светская (Единобожная) власть и разрешает строить культовые сооружения религиозным общинам, не смотря на их языческие заблуждения. Что делать, и с кафирами-христианами и с кафирами-мусульманами Единобожникам надо выстраивать мирную жизнь. Осталось чуток примирить кафиров между собой.

            • (12.05.2016 16:53) #
              0

              Я же говорю, ты суть банкрот. И светскобожие очередная его ступень. В угаре безверия ты даже не заметил, как сам себя перетроллил. Печально, когда это происходит с человеком, который изначально был наделён разумом, а он, неблагодарный, шаг за шагом безбожно растрачивает его.

              • (12.05.2016 18:28) #
                0

                Если говорить о банкротстве, то это про язычество, рядящееся в однобожие. Одна сторона (христиане) расплачивается падением нравов, другая (ислам) утратой ассоциации с миром, как и христианство с любовью. И только Единобожие сияет чистотой, правдивостью и миром. И призывает идолпоклонников всех мастей сложить мечи и архивировать ошибочные убеждения, обратившись в ЕДИНОБОЖИЕ.

                • (12.05.2016 20:04) #
                  0

                  "Если говорить о банкротстве, то это про язычество"
                  --------------------------
                  Даже язычники находятся в более выигрышном (сравнительно) положении чем ты со своей даже тебе самому непонятной бредятиной. Истинно, что может быть бредливее, чем утверждение о цифробожии, полуторобожии, самобожии, светскобожии и т.д.
                  Так что, оставь бред, и может быть сможешь выбраться из бездны банкротства.

                  • (12.05.2016 20:32) #
                    0

                    Бред в Единобожии? Это утверждение идолопоклонников!

                    • (13.05.2016 08:49) #
                      0

                      ... и цифробожников, и самобожников, и светскобожников. Кафирство мусульман - суждение банкротов, невежд и недорослей, которые развитию предпочитают перманентную деградацию.

  4. (13.05.2016 06:46) #
    0

    Я видел белых
    и чёрных,
    сытых и голодных,
    старых и юных.
    Видел своих
    и совсем мне чужих.
    Горы трясло,
    а равнину накрывал
    удушливый смог,
    разгорающегося пожара.
    Я видел стадо чужое,
    бегущее, гонимое жаждой
    в самое пекло геенны
    к привычному колодцу.
    Видел стадо своё,
    следующее за чужим,
    влекомое
    стадным инстинктом.
    Я видел
    растерянного себя,
    между гор и равниной,
    между трясущей свежестью
    и горящим покоем,
    покрытым пламенем Ада.