ДУМ РФ вместе, но по-новому

Громкий конфликт с выходом ДУМ Ивановской области из-под юрисдикции ДУМ РФ вывел в открытую плоскость обсуждение давно происходящих изменений в структуре Совета муфтиев России (СМР) и ДУМ РФ. Обсуждение вышло из кулуаров и с аргументацией сторон можно познакомиться. Оценки довольно резкие, но достаточно искренние, и, главное, раскрывающие мотивацию и позицию сторон. Свою версию событий озвучили как аппарат ДУМ РФ, так и муфтий Ивановской области. Аналитическую статью опубликовал и Рустам Батров (https://www.business-gazeta.ru/article/475185), однако она получилась в значительной мере ангажированной, и в свете его предыдущих публикаций для многих мусульманских читателей она вообще имеет обратный эффект. Однако комментарии к ней выявили не только высокую степень информированности и заинтересованности читателей, но и основные, на мой взгляд, заблуждения на счет происходящих событий.

Так вот для тех, кто не любит читать, декларирую мой главный вывод, сделанный на основе имеющихся у меня фактов. Реорганизация и централизация субъектов ДУМ РФ - это естественный и обдуманный стратегический шаг, инспирированный и координируемый лично муфтием Равилем Гайнутдином в целях развития мусульманской уммы России и защите ее интересов в современных условиях.

«Конец муфтиятской вольницы»

Развитие мусульманской уммы неотделимо от процессов, происходящих в России. Вспомним недавнюю историю нашей страны. 90-е годы прошлого века - это, прежде всего, парад суверенитетов во всех сферах жизни. Все разъединялись и объединялись со всеми и против всех и, чем большее количество участников было в той или иной группе, тем авторитетнее считался ее руководитель. По факту Совет муфтиев России был ассоциацией независимых организаций, каждая из которых вела полностью самостоятельную деятельность, а лидер СМР осуществлял представительские функции на федеральном уровне. Вход в организацию для ее членов был также максимально комфортным. Региональный ДУМ после регистрации просто изъявлял желание быть в орбите СМР, а руководитель сразу получал статус сопредседателя Совета муфтиев России! Что для регионального муфтия было хорошей прибавкой к авторитету как в конкурентном соревновании с другими муфтиятами, так и при общении с региональными чиновниками. Тем более, что уже с конца 90-х годов муфтий Равиль Гайнутдин был заметной медиафигурой в масштабах всей страны. Достаточно долгое время такое положение дел всех устраивало, так как государство в дела религиозных организаций особо не вмешивалось и нужно было быть отъявленным радикалом, чтобы попасть под внимание силовиков или полным разгильдяем, чтобы получить предупреждение Минюста. Однако, с приходом В.В. Путина и последовательным укреплением вертикали власти, ситуация кардинально меняется. Региональные муфтияты все чаще оказываются вовлечены в различного рода неприятности с законом, а противники СМР старательно связывают все это с личностью самого председателя СМР. Поднимают голову сторонники радикального имперско-клерикального развития страны, в которой мусульмане должны занять заведомо второстепенное и подчиненное положение. Очевидно, что именно СМР и лично Равиль Гайнутдин, последовательно отстаивающий интересы мусульман России, стал основным объектом для нападок с их стороны. Из-под пера исламофобов регулярно выходили как бы аналитические статьи, лейтмотивом которых был антигосударственный характер СМР и организаций, входящих в его состав. Например, в нападках Р. Силантьева на Равиля Гайнутдина, которые маскировались под экспертные аналитические статьи, последовательно утверждались два вывода - государству незачем считаться с Равилем Гайнутдином, потому что общин у него мало, а скандалов и проблем с законом у них много. Таким образом, реагируя на ситуацию, глава СМР оказывался в любом случае в проигрыше – ужесточая условия нахождения организаций в своей орбите, он практически неизбежно уменьшал их число, с другой стороны, беря ответственность и прикрывая своим авторитетом все конфликты в регионах, он неизбежно терял свой аппаратный вес и статус перед государством. Положение, при котором Равиль-хазрат не мог даже в принципе влиять на местных руководителей муфтиятов, стало недопустимым. Его можно сравнить с работой тренера спортивной команды, который не имеет права определять ее состав, даже убрать из нее игрока, однако вся ответственность за игру команды лежит на нем. Исходя из сложившейся ситуации, Равиль–хазрат сделал свой выбор и этому во многом поспособствовал еще один фактор.

Больше, чем столица

За годы правления Путина и укрепления вертикали власти роль Москвы в жизни страны не просто увеличилась, а достигла поистине гигантских размеров. Разумеется, и в советское время столица СССР была на особом счету. Все государственные решения принимались в Москве, в магазинах можно было купить то, чего не было в других городах, однако московские зарплаты не отличались от региональных, а приток новых жителей был строго ограничен лимитами. Рыночная экономика вместе с новой вертикалью власти сделала Москву гиперцентром страны по нескольким причинам: не только все государственные решения принимаются в столице, так как руководители регионов фактически назначенные Москвой чиновники, но и все доходы стекаются в Москву, так как собственники монополий, аккумулирующих прибыли со всей страны, находятся в Москве, кроме того, нет ограничений на въезд всех желающих. Поэтому Москва в прямом смысле стала «резиновой» - город постоянно растет, причем приезжает туда активное трудоспособное население. Доходы москвичей в несколько раз превышают средние доходы в стране, а бюджет столицы сопоставим с доходами самых крупных городов в развитых странах мира. Более того, понимая уроки истории нашей страны и опыт «оранжевых революций», современная власть России прекрасно понимает, что смена режима в стране возможна, только если массовое недовольство начнется в Москве. Поэтому старается сделать жизнь москвичей максимально комфортной, жестко подавляет малейшие протестные акции и внимательно следит за лояльностью лидеров общественного мнения.

В этих условиях Равиль Гайнутдин в полной мере проявил свои дипломатические, организаторские и лидерские качества. Сумел в сложной ситуации найти ресурсы для реализации мощных проектов в разных сферах, главным из которых стало строительство нового здания Соборной мечети в Москве. Учитывая постоянный рост мусульманского населения в столице и тот факт, что Равиль-хазрат контролирует абсолютное большинство мечетей в Москве и Московской области, его статус и политический вес перед государством в меньшей степени зависит от количества региональных общин. Например, вы знаете, сколько спутников у Юпитера?

Кроме того, за последнее десятилетие увеличился не только количественный, но и качественный разрыв между Москвой и регионами. Все крупные конференции, форумы, образовательные или научные проекты, заслуживающие внимания, созданы в Москве, которая не только способна аккумулировать значительные финансовые и людские ресурсы, но и демонстрирует понимание современных тенденций развития общества и цивилизации в целом.

«Демократия на местах»

Итак, преобразования ДУМ РФ имеют свою основу в необходимости контроля за региональными муфтиятами, которые прежде пользовались полной самостоятельностью, во многом лишь формально входя в состав СМР и ДУМЕР. В интервью заместителя руководителя аппарата ДУМ РФ Равиля Сайфетдинова http://www.dumrf.ru/common/interview/17369 подробно расписаны изменения, которые, в общем, абсолютно нормальны и не выходят за пределы здравого смысла и основ управления: 1. Муфтий утверждает кандидатуру руководителя региональной структуры. 2. Муфтий имеет право снять его с должности в связи с утратой доверия. В данном случае формулировка «утрата доверия» является весьма расплывчатой. На мой взгляд, ее необходимо конкретизировать, объясняя, чем конкретно руководитель мусульман региона может настолько дискредитировать себя, что необходимо его срочно снимать с должности.

Эти изменения приняты на съезде, причем единогласно всеми региональными муфтиями. А вот, когда пришла пора реализовывать уже принятые на съезде решения и в регионах прочитали типовой устав ДУМ РФ, то взялись за голову и стали думать горькую думу, что же делать дальше? В итоге у многих возобладало мнение, что они стали жертвами обмана, новый устав-это московская блажь, от ДУМ РФ причем никто отказываться не собирался. Новые уставы кто-то тактично, кто-то демонстративно не принял, решив, что мы будем с Москвой, но по своему, нам достаточно канонического управления, которое не подразумевает практически никакого реального управления. Но Москва дала понять, что с подобным положением больше мириться не будет. Случай с Ивановским муфтиятом наглядно показал, что правила поменялись для всех. Даже такой уважаемый и заслуженный аксакал, как Фарит Ляпин, должен принять общий для всех устав, если дальше видит свое будущее с Москвой.

У региональных муфтиятов своя правда. В новом уставе они видят не только урезание своих прав, но и одностороннее изменение условий договора, по которому они вступили в СМР и ДУМЕР (собственное голосование за новый типовой устав они не признают). По факту, также как и в Ивановской области, региональные муфтияты создавались абсолютно автономно, самостоятельно работали и только потом принимали решение о своем вхождении в структуры СМР, руководствуясь как раз наиболее лояльными и демократичными условиями. Степень участия Москвы в их развитии весьма разнится, хотя ее никто и не отрицает, но отказаться от достаточно комфортного безначальственного существования муфтии не готовы. Самое интересное, что у себя в регионах, исходя из сегодняшних реалий, муфтии давно избавились от иллюзий исламской демократии, местные общины мусульман далеко не всегда могут выбирать себе понравившихся имамов или даже председателей. На местах многие муфтияты выстраивают жесткую вертикаль лояльных руководителей, мотивируя это необходимостью сплоченной команды перед лицом внешних и внутренних угроз. Однако те же аргументы из уст аппарата ДУМ РФ региональными муфтиями абсолютно игнорируются. Видимо таково свойство человеческой психологии.

Что дальше?

Возможно несколько вариантов развития событий.

  1. Москва продолжает реализовывать свой проект по формированию структуры ДУМ РФ в рамках принятых документов. Региональные муфтияты либо принимают типовой устав, либо выходят из состава ДУМ РФ. Данный вариант видится вполне вероятным, Москва сейчас имеет возможности для реализации именно такого сценария, кроме того, учитывая конкурентную среду среди централизованных мусульманских организаций в регионах, вполне вероятно, что в регионах муфтияты, которые ушли в свободное плавание, несколькими общинами будут созданы мухтасибаты в составе ДУМ РФ. Таким образом, пусть и в усеченном виде, но данные регионы будут представлены в ДУМ РФ и Москва по факту вообще ничего не потеряет. Этот вариант возможен и в более дипломатичном варианте, когда мухтасибат будет создан не вопреки, а благодаря воле регионального ДУМ, который, сохраняя независимость, выделит или создаст часть общин для вхождения в ДУМ РФ на правах мухтасибата.
  2. Второй вариант. Москва сохранит существующий статус-кво. В ДУМ РФ, как и сейчас, будут организации, принявшие типовой устав и те, кто не стал его принимать. Первым будут оказываться всяческие преференции, а на вторых периодически будет оказываться давление с целью, все-таки, принять типовой устав. И та и другая сторона противостояния будет ждать удобных обстоятельств для реализации своей политики. Этот вариант переводит конфликт в скрытое состояние, однако на практике значительно снижает эффективность ДУМ РФ как целостной организации.
  3. Третий вариант (малоперспективный) Москва отказывается от продвижения типового Устава и переформатирует отношения с регионами на правах новой расширенной версии Совета муфтиев России. Для данного варианта в настоящий момент не наблюдается предпосылок способных сделать его более осуществимым.

В любом случае, на мой взгляд, всем сторонам ситуации нужно не превращаться в стороны конфликта, а исходить из того, что все участники процесса заинтересованы в сохранении и развитии мусульманской уммы страны, поэтому в любом случае необходимо совместно искать компромисс. Сегодняшнее видение проблемы каждой из сторон может со временем измениться, важно не потерять уважение к друг другу и быть достойными носителями религии Всевышнего. Эволюция российской уммы и ее организационных форм неотделима от эволюции административно-территориального и политического устройства страны, и, так или иначе, меняться придется всем.

Кандидат экономических наук, доцент М.Салимов



0 комментариев