Была бы надобность, «экстремизм» найдется...

Прокуратура Москвы в минувший понедельник предостерегла аж самого главу Совета муфтиев России Равиля Гайнутдина о недопустимости нарушения требований федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности».

В документе, подписанном зампрокурора Москвы Алексеем Григорьевым, отмечалось, что органами города проведена проверка по факту участия гражданина Турции Мустафы Сунгура в международной конференции «Россия - исламский мир: партнерство во имя стабильности» 24 сентября 2009 года в Москве. В предостережении указывается на то, что тот, приглашенный Советом муфтиев на мероприятие, является последователем религиозного объединения «Нурджулар», которое ранее Верховным судом РФ было признано экстремистским и деятельность которого запрещена на территории России.

А. Григорьев отметил также, что в настоящее время последователи «Нурджулара» нацелены на «распространение идей фундаменталистского Ислама с элементами нетерпимости по отношению к неверующим». Они, как он сказал, вовлекают в свою деятельность «с применением вредящих здоровью граждан методов внушения и жестокого психологического подавления лиц с несложившейся личной жизнью и несовершеннолетних».

«Это досадная ошибка, недоразумение. Мы обязательно примем все надлежащие меры, чтобы такие вещи больше не повторялись», - заявил в ответ первый зампред Духовного управления мусульман европейской части России Дамир Гизатуллин. Как он отметил, «сами религиозные организации борются против экстремизма, за то, чтобы в российском обществе были мир, стабильность, веротерпимость, любовь к Родине и законопослушание».

По словам Гизатуллина, «ошибка, видимо, была допущена оргкомитетом конференции, в который входили представители не только Совета муфтиев, но и ряда других организаций». «Мы будем выяснять, кто именно пригласил Мустафу Сунгура для участия в мероприятии, проведем служебное расследование», - добавил представитель Совета муфтиев.

Очень странная история получается, однако.

Во-первых, кто дал визу Мустафе Сунгуру? МИД РФ, не СМР же! И, вообще, разве человеку с таким именем запрещен въезд в страну, разве он занесен в какие-то «черные списки»? Членом же упомянутой организации, обвиненной в экстремизме, он не является по той простой причине, что ее нет в природе. Откуда вообще СМР знать, что Сунгур оказывается нон-грата в России?

Во-вторых, прошло уже 4 месяца с момента, как прошла конференция. И почему какие-то претензии появились только сейчас? Может быть, они к чему-то приурочены, вызваны какими-то другими причинами, а не соображениями борьбы с экстремизмом?

Может быть, кому-то просто не нравится, что мусульманская община страны выходит из «зимней спячки»? Или кто-то, недовольный стремительным развитием российско-турецких отношений, решил отметить скандалом недавний визит премьера Таипа Эрдогана в Москву, внеся в эту «бочку меда» «ложку дегтя» в виде истории с М. Сунгуром?


В-третьих, учитывая сказанное выше, зачем Д. Гизатуллин оправдывается - мол, «досадная ошибка, больше не повторится», - и, что называется, «переводит стрелки» на «другие организации», среди которых будут посредством «служебного расследования» искать, «кто именно пригласил Мустафу Сунгура»? Зачем вся эта буря в стакане воды и поиски черной кошки в темной комнате, тем более еще, что ее там нет?

Далее. Что за такие документы - предостережения? Было ли нарушение закона, или имеет место вмешательство во внутренние дела мусульман? Есть ли у прокуратуры факты реальных противоправных действий?

Если есть, то сперва тогда следует дать четкое юридическое определение понятию «экстремизм» и что за организация «Нурджулар»? А то как-то странно: дают предостережения от того, чего никто не знает? Иными словами, предостерегаем вас, что есть такая организация, которую мы сами не знаем, что она и где.

Специалисты такие методы называют ни чем иным, как ущемлением прав мусульман посредством использования какого-то непонятного термина, чтобы потом иметь возможность прилепить его к какому-нибудь человеку, группе, структуре и оказывать на них давление.

Еще. Неужели, господин Григорьев не знает, что термин «фундаменталистский Ислам» давно не имеет в Росии негативного смысла? Или это опять попытка дискредитации понятия «фундаментализм», о котором долго спорили?

После того, как выдающийся ученый Евгений Примаков объяснил, что в слове «фундаментализм» - т. е. в следовании фундаментальным положениям какой-либо религии - ничего плохого нет, оно было изъято из чиновничьего оборота. А сегодня - опять новый круг запутывания, или запугивания? Вообще все то, что наговорил представитель московской прокуратуры про сколь «ужасную», столь и мифическую «Нурджулар», больше соответствует стилю мозговедов НКВД.

Теперь о «Нурджулар» («нурсисты» - как у нас еще говорят). Такой организации, в принципе, не существует. Книги же ее «основателя» - признанного во всем мире турецкого богослова Саида Нурси, - некоторые из которых запрещены в России, свободно распространяются во всем мире.

Они признаны способствующими межрелигиозному диалогу и правильному (самому что ни на есть традиционному, если хотите) пониманию Ислама Организацией Исламская конференция, в которой РФ, кстати, является наблюдателем, Аль-Азхаром и всеми официальными мусульманскими центрами нашей страны.

Более того, вклад Нурси и его современных идейных последователей, в частности Фетхуллы Гюлена, в распространение идей толерантности отмечены Ватиканом и целым рядом серьезных западных и отечественных ученых. В этой связи уполномоченный по правам человека в России Владимир Лукин в свое время предупреждал об абсурдности отнесения трудов Нурси к экстремизму в России.

Всем сегодня понятно, что с запретом С. Нурси и репрессиями читателей его книг, явно вышла промашка. В этом ключе высказывались чиновники Администрации Президента и Правительства. Однако ситуация такова, что ничего не меняется.

Поэтому представляется, что последний «накат» по «нурсистской» теме совсем не последний, в том числе на Совет муфтиев. Была бы надобность, а «экстремизм» найдется.



0 комментариев